поговорим о ЛОНИИС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » поговорим о ЛОНИИС » История нашего города » История рассекречивания и публикаций по убийству С.М. Кирова


История рассекречивания и публикаций по убийству С.М. Кирова

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

ББК 63.3(2)615-4 Э95
Федеральное архивное агентство ФКУ «Российский государственный архив новейшей истории» (РГАНИ) Архив Президента Российской Федерации (АП РФ) Центральный архив Федеральной службы безопасности Российской Федерации (ЦА ФСБ)
Комитет гражданских инициатив

Фонд признателен «Blavatnik Family Foundation» за участие в подготовке издания
Издание осуществлено при поддержке Zimin Foundation
Эхо выстрела в Смольном: История расследования убийства Э95 С.М. Кирова по документам ЦК КПСС / Под редакцией И.Г. Томилиной и М.Ю. Прозуменщикова. Составитель Т.Ю. Конова. М.: МФД, 2017. — 800 с. (Россия. XX век. Документы).
ISBN 978-5-89511-049-2
В ряду крупнейших политических убийств XX века, обстоятельства которых ос¬таются и сегодня не до конца проясненными и продолжают привлекать внимание как историков, так и широкой общественности, безусловно, находится убийство С.М. Кирова. Прошло более 70 лет с того дня, как 1 декабря 1934 г. в здании Ленинградского обкома ВКП(б) — Смольном, раздался выстрел, оборвавший жизнь одного из руководителей большевистской партии, и, вольно или невольно, положивший начало новому этапу политических репрессий, который вошел в историю под названием «большой террор». Несмотря на то, что за прошедшие годы было издано большое количество научных исследований, документальных публикаций и мемуарной литературы, посвященных этому событию и связанных с ним по-следствий, споры вокруг убийства С.М. Кирова не утихают до сих пор.
Настоящий сборник подготовлен на материалах комиссий, создававшихся в разные годы (1956, 1961, 1967 и 1989 гг.) решениями Политбюро (Президиума) ЦК КПСС для расследования обстоятельств убийства С.М. Кирова. Этот огромный массив документов отложился в Российском государственном архиве новейшей истории (РГАНИ) и был в основном рассекречен уже в постсоветский период. Публикуемый комплекс архивных материалов призван ознакомить читателей с наиболее значимыми документами, всесторонне отражающими фактическую сторону происходивших событий и основные направления расследований. Настоящее издание рассчитано на исследователей, преподавателей и студентов, читателей, интересующихся отечественной историей.

ББК 63.3(2)615-4
ISBN 978-5-89511-049-2 ©Конова Т.Ю., составление, предисловие,
научно-справочный аппарат, 2017
© Фонд Кудрина по поддержке гражданских инициатив,
2017 © Оформление. Международный фонд «Демократия: (Фонд Александра Н. Яковлева), 2017


От Российского государственного архива новейшей истории
Подготовка сборника документов «Эхо выстрела в Смольном: История расследования убийства С.М. Кирова по документам ЦК КПСС» оказалась достаточно сложной и противоречивой и в какой-то мере сама заслуживает исторического исследования. Попытки изучения и интерпретации событий 1 декабря 1934 г., всего того, что произошло до и после этой роковой даты, неоднократно предпринимались как российскими, так и зарубежными исследователями. За последние четверть века свет увидело большое количество монографий, книг, статей, сборников документов, воспоминаний, прямо или косвенно связанных с убийством С.М. Кирова. До запрета КПСС в 1991 г. историкам приходилось довольствоваться сравнительно небольшим комплексом архивных документов по данной теме, так как многочисленные материалы четырех комиссий, созданных в разные годы (1956, 1961, 1967 и 1989 гг.) решениями Политбюро (Президиума) ЦК КПСС для расследования обстоятельств убийства С.М. Кирова, все это время оставались на закрытом хранении. После того как КПСС прекратила существование, бывшие партийные архивы были переданы на государственное хранение: в частности, материалы комиссий ЦК, расследовавших убийство С.М. Кирова, поступили в Российс¬кий государственный архив новейшей истории (РГАНИ), который с 1991 по 1999 г. назывался Центром хранения современной документации. В 1994— 1995 гг. эти документы, находившиеся в неупорядоченном состоянии, про¬шли научно-техническую обработку, в результате которой на них была со¬ставлена опись, включившая в себя 138 единиц хранения, вошедших в состав фонда № 6 — «Комитет партийного контроля при ЦК КПСС».
Большой общественный и научный интерес к данному комплексу документов привел к тому, что уже в 1994 г. в РГАНИ поступило предложение от Издательства Йельского Университета (США) о подготовке к публикации совместного сборника документов из фондов архива под рабочим названием «Дело Кирова». В октябре 1994 г., с согласия Федеральною архивного ведомства, между РГАНИ и Издательством Йельского Университета договор о подготовке такой публикации был подписан. Правда, согласно договору, сначала сборник должен был выйти на английском языке, а потом на русском, что было в принципе типичным явлением для российской действительности середины 1990-х гг.
В то же время с самого начала работы над проектом архиву пришлось столкнуться с одной из наиболее сложных проблем, присущих всем бывшим партийным архивам, — тотальной засекреченностью хранившихся в них документов. Специфика партийного делопроизводства складывалась в основном в первые годы существования Советской власти и обуславливалась в том числе такими факторами, как подпольное прошлое большевиков, колоссальные потрясения революции и гражданской войны, чувство «осажденного лагеря», вы¬нужденного обороняться как от внутренних, так и от внешних врагов. Во многом этим объясняется тот факт, что практически с первых лет нахождения у власти руководители компартии прибегали к засекречиванию подавляющего большинства своих документов, вне зависимости от реальной степени их секретности. С годами эта тенденция, как ни странно, не только не ослабла, но и в некоторых случаях даже усилилась, превратившись в своеобразную «секретоманию». Видя, как на Старой площади, словно на конвейере, штампуются на документах грифы секретности, государственные и общественные организации, состоявшие в служебной переписке с ЦК КПСС, не могли не следовать 
этому примеру. Как результат, к моменту передачи на государственное хранение в РГАНИ документов бывших структурных подразделений ЦК КПСС около 95 % из них было снабжено различными, в том числе сугубо партийными (например, «особая папка»), грифами секретности.
Естественно, что в этих условиях почти все материалы, отложившиеся в результате работы комиссий по расследованию обстоятельств убийства С.М. Кирова, также оказались засекречены. Поскольку РГАНИ не были делегированы полномочия по рассекречиванию бывших партийных докумен¬тов, эти материалы, после соответствующей подготовки, проведенной специалистами архива, были представлены в действовавшую в те годы так называемую «Комиссию по рассекречиванию документов, созданных КПСС». Для оценки представленных документов потребовалась их кропотливая экспертиза представителями ряда министерств и ведомств, которая растянулась на несколько лет, но в конечном итоге основной массив архивных материалов о расследовании обстоятельств убийства С.М. Кирова был рассекречен.
В этот период работу с упомянутыми документами вели как представители РГАНИ, так и наши коллеги из других организаций. В архиве с благодарностью вспоминают стоявшего у истоков этого проекта В.П. Наумова; выражают признательность всем, кто оставил свой след в организации, подготовке и осуществлении начального этапа работ по сборнику — В.Ю. Афи ани, Э.А. Болотиной, З.К. Водопьяновой, Т.В. Домрачевой, М.Ф. Кишкиной-Иваненко, С.А. Мельчину, М.Ю. Прозуменщикову, Ю.В. Сигачеву, В.П. Терешкину, Н.Г. Томилиной, И.Н. Шевчуку.
К сожалению, по ряду не зависящих от РГАНИ причин проект в 1990-х гг. не получил своего дальнейшего развития и долгое время оставался в «тлеющем» состоянии. Только спустя почти 10 лет он был реанимирован: в 2010 г. была опубликована американская версия издания1, а еще через несколько лет — возобновлена работа над российским сборником. Конечно, за это время многое изменилось, и нынешняя публикация в ее окончательном виде далека от тех замыслов, которые были у архива 20 лет назад. Однако главная задача издания — ознакомить читателей с наиболее значимыми документами, всесторонне отражающими фактическую сторону происходивших событий и основные направления расследований по делу об убийстве С.М. Кирова, — осталась неизменной.
При подготовке сборника нам, как и раньше, оказывали большую помощь коллеги из Архива Президента РФ и Центрального архива Федеральной службы безопасности РФ, что было особенно ценно, так как некоторые документы отложились в материалах комиссий в копиях, подлинники которых остаются в этих архивах. Кроме того, специалисты ЦА ФСБ предоставили для публикации ряд фотографий по теме сборника. РГАНИ выражает также особую признательность за помощь в работе над проектом А.С. Степанову и B.C. Христофорову. Отдельная благодарность за содействие в подготовке настоящего издания сотрудникам РГАНИ — Т.Ф. Поддорогиной, Г.А. Пантелеееву, Т.В. Роговой.
Разумеется, в сборнике представлена лишь часть документов (правда, наиболее важная и интересная) из комиссий по расследованию обстоятельств убийства С.М. Кирова. Что-то пришлось опубликовать не в полном объеме, какие-то сюжетные линии оказались намечены только пунктиром. Возможно, в будущем РГАНИ вернется к идее многотомного пофондового издания документов комиссий. А пока с архивными материалами, не вошедшими в публикацию, заинтересованный исследователь может познакомиться в читальном зале РГАНИ, еще больше окунувшись в атмосферу тех лет и составив собственное представление о событиях 80-летней давности.

1 The Kirov Murder and Soviet History. New Haven & London: Yale University Press, 2010.



Комментарий

Вышел объемный сборник  документов по убийству Кирова.

У историков есть возможность раскрыть обстоятельства преступления.
Но появляется и другое направление исследований:
История  материалов по убийству Кирова.
В сборнике проблему видят в повальном засекречивании в СССР.
Но не объясняется медленное рассекречивание документов в РФ.
Это предмет для исследований.

И совсем не упоминается ещё один аспект по ознакомлению с материалами – коммерческий.

Какие факты.
1. Многочисленные исследователи, например Алла Кирилина, приводили обширные выдержки из закрытых документов.
2. История публикации настоящего сборника связана с Йельским Университетом.
3. Заграничные издания документов выходили ранее Российских.
4. Директор Музея Кирова – Сухарникова заявляла и устно и письменно, что сын Мильды Драуле  - Маркс Драуле передал ей права на публикацию документов по убийству Кирова.
Об этом в ветви: Мильда Драуле и её знакомые.
5. Материалы по Кирову из Музея Кирова недоступны.

Отредактировано ABC (2018-01-31 11:44:52)

0

2

Интервал времени до и после убийства Кирова, примерно + - четыре месяца,
оказался весьма насыщенным документами.
В 1934 -1934 допросы – суды.
Протоколы собраний
Слухи.
1956 – 1962: заявления, воспоминания.
Ещё в 1989 -1990 Алла Кирилина проводила расспросы очевидцев того времени.
К сожалению, Архив Кирилиной вместе с ней куда-то сгинул.
Ещё предмет исследования: Алла Кирилина и её архив.
Материалы по убийству Кирова  более интересны даже не для выяснения обстоятельств убийства Кирова,
а описанием разных сторон советской жизни.
Такого обилия неофициальных документов, вероятно, нет для других интервалов жизни СССР.
Так в сборнике «ЭХО ВЫСТРЕЛА В СМОЛЬНОМ» много о наркоме Ягода и вообще о чекистах.
В архивах материалы массированного сбора.
Российские историки явно недооценивают ценность этого материала.
Оценили за рубежом.
Алла Кирилина впервые издала свою книгу о Кирове на французском.
Первые публикации архивных документов вышли на английском в США.
Ситуация напоминает историю Древнего Египта.
Европейские ученые начали её изучение пораньше египетских.

0

3

ABC написал(а):

И совсем не упоминается ещё один аспект по ознакомлению с материалами – коммерческий.Какие факты.1. Многочисленные исследователи, например Алла Кирилина, приводили обширные выдержки из закрытых документов.2. История публикации настоящего сборника связана с Йельским Университетом.3. Заграничные издания документов выходили ранее Российских.4. Директор Музея Кирова – Сухарникова заявляла и устно и письменно, что сын Мильды Драуле  - Маркс Драуле передал ей права на публикацию документов по убийству Кирова. Об этом в ветви: Мильда Драуле и её знакомые.5. Материалы по Кирову из Музея Кирова недоступны.
            Отредактировано ABC (2018-01-31 08:44:52)


С коммерческим аспектом как раз все понятно. Историография и в более тучные годы была падчерицей развлекательной-коммерческой литературы. Да, можно считать, что сама тема убийства Кирова имеет коммерческий потенциал - иначе мы не увидели бы столько работ иностранных авторов. Но это относится только к авторским текстам, а не сборникам документов, которые интересны, в первую очередь, специалистам. Наверняка обратили внимание на тираж толстенного сборника - всего 500 экз.! Делали его в РГАНИ почти четверть века! За это время Мэттью Лено благополучно опубликовал на Западе интереснейшие документы (конечно, не все).
У меня не так давно был телефонный разговор с одним из составителей сборника М.Ю. Прозуменщиковым по поводу сожалений, выраженных РГАНИ в предисловии. Первое: мало документов опубликовали, второе: с документами ЦА ФСБ работали, в основном, в копиях, а не оригиналах. Попробуем объединить усилия в дальнейшем, чтобы не тратить время поодиночке. Следующий "кировский" год - 2019-й.
А прав у Сухарниковой не больше, чем у меня или Вас. Я серьезно. Как она этими "правами" распоряжается - до сих пор видно на сайте музея. В принципе, то, что они там опубликовали, тянет на иск о чести и достоинстве. Еще годик над ними посмеюсь, а потом представлю везде, где можно, в т.ч. и здесь, свой доклад "Мотивы убийства Кирова: нет почвы для ревности", прозвучавший на "Исторических чтениях на Лубянке" в ноябре 2017 год. Раньше не получится, т.к. есть определенные обязательства. Могу лишь сказать, что мною был выявлен документ, где в числе отобранных у Мильды при аресте вещей указан кушак от платья. Что автоматически указывает на совершенно нормально одетую, а не голую Драуле, над чем со смаком гыгыкали некоторые "исследователи".

Отредактировано Nick-69 (2018-02-03 14:30:38)

0

4

История с историей убийства Кирова повод осмыслить,
как  работают историки и журналисты в России.
1. Засекречивание массы документов без объяснения причин.
Так до сих пор не рассекречены полностью дореволюционные материалы,
даже по такой безобидной теме, как история революционного движения.
2. Странная практика публикации засекреченных документов впервые за рубежом.
3. Странная практика допуска отдельных историков к фрагментам засекреченных документов.
4. Журналистские сенсации, ни на чем не основанные.
5. Отсутствие систематической экспертизы, сохранившихся предметов  и рукописей.
Так, например, с Кировым.
Странный сын Мильды.
Появившийся и пропавший.
Без генетического исследования.
Револьвер Николаева.
Сперма на кальсонах Кирова.
Отсутствие следственного эксперимента убийства Кирова.

0

5

Ждёт своей очереди рассекречивания
большой пласт документов.
Сообщения агентов ОГПУ (НКВД) о слежке за Кировым.
В книге «ЭХО ВЫСТРЕЛА В СМОЛЬНОМ»
свидетельство  Е.М. Раппопорта (стр. 642):
В 1927-1928 годах Медведь пытался его завербовать для освещения Кирова.
Только в 1938 была официально запрещена разработка органами партийных деятелей.

0

6

Обычно такое не рассекречивается. Кроме того, есть сомнения, что вообще что-то сохранилось, потому что речь идет о т.н. делах оперативного учета. Уже в период "оттепели" такие документы уничтожались по распоряжению Хрущева, как материалы на "честных советских граждан". Но, в данном случае, нет уверенности что речь вообще идет об агентурном деле. Ведь Раппопорт утверждает, что всеми силами уклонялся (и уклонился-таки!) от того, чтобы давать агентурный материал Церпицкому. Да, правильно фамилия этого чекиста пишется именно так! Как и ЭКО ПП ОГПУ вместо ЭУППОГПУ. Теперь, когда в Сети есть справочник по чекистам, "пробивать" персоналии стало легче. По Ленинграду, конечно, ничего, зато видим, что Раппопорт надолго пережил Церпицкого:
http://nkvd.memo.ru/index.php/Церпицкий,_Станислав_Константинович

Поэтому в 60-е мог говорить о нем, что угодно. Вопрос лишь в том, отложилось ли что-то в архиве УФСБ по СПб и ЛО. Не факт, что Церпицкий писал отчеты или составлял рапорта. Разработка-то не осуществилась по этой линии, заметим, политической. Зато по другой, прямо связанной с деятельностью Экономического отдела полпредства - вполне. И завершилась она пятилетним сроком для Раппопорта по экономической статье (валютные махинации). Его даже в Ленинграде не было, когда случилось убийство.
Красиво Раппопорт пишет, художественно. Не пишет, а рисует, как говорит герой того фильма. А я вот другое вижу - попытку осужденного изначально по общеуголовной статье примазаться к жертвам политрепрессий с самого начала, а не с 1938 г., когда его действительно репрессировали на Колыме. О чем сказано в именном указателе на стр. 752 сборника.
Но АУД Раппопрота было бы любопытно посмотреть, причем оба.

0

7

Книга (Сборник) «ЭХО ВЫСТРЕЛА В СМОЛЬНОМ» повторяет старую порочную практику
публикации фрагментов материалов.
Поясню.
В книге есть снимок обложки дела. Перепечатка:

Министерство государственной безопасности СССР.

Центральный архив.

Особый фонд.

ДЕЛО О ЗЛОДЕЙСКОМ УБИЙСТВЕ
тов. С.М. Кирова

[Личные документы, фотокарточки, пригласительные билеты изъятые у Николаева Л и Драуле М.]

Н-11144

АРХ ОС № 100807

Количество томов 58, том 43

Упр. НКВД по Ленинградской области

Год производства
1934

ПО ИСПОЛЬЗОВАНИИ ДОЛЖНО БЫТЬ ВОЗВРАЩЕНО В ЦЕНТРАЛЬНЫЙ АРХИВ МГБ СССР

При научном подходе к публикации следовало бы привести заголовки всех 58 томов.
Дать сведения по структуре отдельных томов.
Например, есть ли описи материалов каждого тома?
При наличии таких описей они должны быть опубликованы.
Вероятно, такое опять будет опубликовано за рубежом.

0

8

В книге "ЭХО ВЫСТРЕЛА В СМОЛЬНОМ" неоднократно упоминаются работы Аллы Кирилиной.
Однако нет никаких данных по биографии Кирилиной и судьбе её архива.

0

9

ABC написал(а):

Книга (Сборник) «ЭХО ВЫСТРЕЛА В СМОЛЬНОМ» повторяет старую порочную практику публикации фрагментов материалов. Поясню.В книге есть снимок обложки дела. Перепечатка:
            Министерство государственной безопасности СССР.Центральный архив.
            Особый фонд.
            ДЕЛО О ЗЛОДЕЙСКОМ УБИЙСТВЕ тов. С.М. Кирова
            [Личные документы, фотокарточки, пригласительные билеты изъятые у Николаева Л и Драуле М.]
            Н-11144
            АРХ ОС № 100807
            Количество томов 58, том 43
            Упр. НКВД по Ленинградской области
            Год производства1934
            ПО ИСПОЛЬЗОВАНИИ ДОЛЖНО БЫТЬ ВОЗВРАЩЕНО В ЦЕНТРАЛЬНЫЙ АРХИВ МГБ СССР
            При научном подходе к публикации следовало бы привести заголовки всех 58 томов. Дать сведения по структуре отдельных томов.Например, есть ли описи материалов каждого тома? При наличии таких описей они должны быть опубликованы.Вероятно, такое опять будет опубликовано за рубежом.


То, о чем Вы сейчас говорите, невозможно по определению. Если сотрудникам РГАНИ разрешили (в иллюстративных целях для публикации) сфотографировать обложку одного из дел и ряд фото, это не значит, что те сотрудники работали со всеми томами непосредственно в ЦА ФСБ России, где хранится "Дело о злодейском убийстве..." Их публикация основана на копиях, которые отложились в архиве-предшественнике РГАНИ во время работы всех этих комиссий 50-х-60-х.

0

10

http://www.rusarchives.ru/publikacii/ot … tva-kirova

Эхо выстрела в Смольном: История расследования убийства С.М. Кирова по документам ЦК КПСС
Опубликовано в журнале «Отечественные архивы» № 2 (2018)

Эхо выстрела в Смольном: История расследования убийства С.М. Кирова по документам ЦК КПСС / Под ред. Н.Г. Томилиной, М.Ю. Прозуменщикова; сост. Т.Ю. Конова. М.: МФД, 2017. – 800 с.– 500 экз. (Россия. ХХ век. Документы).

1 декабря 1934 г. в здании Ленинградского обкома ВКП(б) – Смольном был убит руководитель Ленинградской партийной организации, секретарь ЦК ВКП(б) С.М. Киров. Это резонансное преступление И.В. Сталин использовал не только как повод для обвинения в организации убийства своих бывших партийных оппонентов (Г.Е. Зиновьева, Л.Б. Каменева и изгнанного Л.Д. Троцкого), но и потребовал массовой чистки в ВКП(б). В свою очередь Троцкий, меньшевики и представители других оппозиционных партий настаивали на том, что именно Сталин организовал убийство Кирова с целью найти повод к проведению политических репрессий. Для троцкистов физическое устранение Кирова было сталинским эквивалентом поджога рейхстага, организованного нацистами для оправдания ареста немецких коммунистов.

Начиная с перестроечных времен российские и зарубежные исследователи прилагали усилия по изучению и интерпретации событий, связанных с убийством Кирова[1]. Однако материалы этого резонансного дела, положившего начало новому этапу политических репрессий, были рассекречены лишь в конце 1991 г. В разрозненном виде они уже введены в научный оборот[2]. Вместе с тем массив неопубликованных документов о последующем расследовании и так называемом партийном перерасследовании оказался значительно обширнее, чем и привлек внимание авторов-составителей рецензируемого сборника – специалистов Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ). Заметим, что рассекречивание этого массива (практически все документы имели различные грифы секретности: «секретно», «совершенно секретно», «строго секретно») продолжалось несколько лет, а к издательскому проекту приступали еще в 1990-е гг.[3] Этапы работы над рецензируемым сборником представлены в предисловии к нему «От Российского государственного архива новейшей истории» (С. 5–6).

При подготовке издания было проведено масштабное выявление документов, отложившихся не только в РГАНИ (Ф. 6 «Комитет партийного контроля при ЦК КПСС»), но и в Архиве Президента Российской Федерации (АП РФ. Ф. 3 «Политбюро ЦК РКП(б) – ВКП(б) – КПСС»), Центральном архиве ФСБ России (ЦА ФСБ России. Архивное уголовное дело № Н-11144 по обвинению Николаева и других), а также в некоторых других государственных и ведомственных архивах. Необходимо отметить, что многие из публикуемых документов РГАНИ представляют собой фотокопии архивных материалов, хранящихся в ЦА ФСБ России, или заверенные выписки из них, которые в разные годы были подготовлены по запросам партийных органов. В рецензируемый сборник вошли длительное время находившиеся на закрытом хранении материалы четырех комиссий, созданных в 1956, 1961, 1967 и 1989 гг. решениями Политбюро (Президиума) ЦК КПСС для расследования обстоятельств убийства Кирова.

Совокупный объем издания составляет 353 (без учета 27 приложений) документа, в том числе 120 протоколов допросов и выписок из них, семь протоколов очных ставок, различные докладные, сопроводительные письма и служебные записки, собственноручные показания, рапорты, сообщения, донесения, заявления, объяснения, постановления, приговоры, приказы, решения, справки, стенограммы бесед, акты, медицинские заключения, характеристики, документы личного характера. Этот корпус источников разделен на две части, а каждая из них еще и на разделы. В первой части

«Выстрел в Смольном» (девять разделов) представлены многочисленные материалы «первоначального расследования, проведенного органами НКВД в 1934 г.» (С. 9). Документы подробно освещают первый день расследования (С. 31–62). Большое значение для понимания хода расследования имеет раздел 1.5 «О работниках УНКВД по Ленинградской области в связи с убийством С.М. Кирова».

Во второй части «Расследование о расследовании. Двадцать лет спустя – тридцать лет спустя…» (пять разделов) сосредоточены в основном заявления, воспоминания очевидцев, записи бесед с теми, кого вызывали в Контрольную партийную комиссию, документы партийного перерасследования, так как именно партийные органы шли в авангарде действий по пересмотру и дополнительному расследованию материалов первичного следствия.

Сопоставляя обе части труда, а некоторые разделы в них имеют одинаковые названия, например, «Дело Борисова» (1.4, 2.2), «О работниках УНКВД по Ленинградской области» (1.5, 2.5), внимательные читатели могут проследить, как спустя десятилетия первичные следственные материалы подвергались сомнению, ревизии, экспертизе, переосмыслению. Этому способствует выбранный авторами оригинальный подход к отбору и размещению документов в издании – через локализацию события. Как свидетельствует во введении к сборнику Т.Ю. Конова, они стремились «все, что было показано через документы 1930-х гг., проследить через документы 1950–1990-х гг., где есть такая возможность» (С. 9). Именно этим обусловлена синхронность в отражении отдельных разделов: например, первый день расследования, 1 декабря,– через документы 1930-х гг. и этот же день – через документы 1950–1960-х гг.

Следует отметить, что ранее в столь полном объеме документы, отражающие ход расследования «дела Кирова», представлены не были. Структура сборника дает возможность выявить ключевые направления, по которым шла следственная работа: это дела на лиц, обвиненных в организации убийства, на родственников осужденных (С. 48–254, 437–496), разбирательство и суд над работниками УНКВД СССР по Ленинградской области (С. 303–394, 622–672), отдельное расследование о внезапной смерти охранника Кирова комиссара оперативного отдела ГУГБ УНКВД СССР по Ленинградской области М.В. Борисова (С. 13, 41, 254–302, 533–584, 680–684), расследование о причастности к делу латвийского консула Г.И. Биссенекса – раздел 1.7 «Операция “Консул”» (С. 394–436), некоторые иные линии расследования.

Беспристрастный анализ опубликованных документов и материалов позволяет исследователям приблизиться к возможному разрешению огромного количества накопившихся неточностей, противоречий, следственных и судебных недоработок, которые так и не смогли ликвидировать компетентные органы ни в XX, ни в XXI в. Ведь из орбиты расследования по неясной причине выпал второй после монтера Смольного С.А. Платоча главный свидетель – очевидец убийства главы ленинградской парторганизации, таинственный «человек в форме ГПУ», о котором заявлял Л.В. Николаев 3 декабря 1934 г. (С. 132). Еще одна важная проблема и не устраненное до сих пор противоречие связаны с огнестрельным оружием, фигурирующим в деле. Криминалистические вопросы, кто же конкретно из свидетелей изъял орудие убийства с места происшествия, куда оно делось потом, да и изымался ли револьвер из рук Николаева или же находился рядом с ним на полу, так и остаются без однозначных ответов.

Представительный корпус источников, в свою очередь, дает читателю уникальную возможность погрузиться в «святая святых» – особенности внутреннего делопроизводства НКВД СССР и, как результат, лично оценить ход расследования в целом (С. 12–19). Составители сборника, подчеркивая чрезвычайную значимость такого вида документа, как протокол допроса, – «это самый близкий к рассматриваемому нами событию документ, именно он (в копиях или подлиннике) лежал на столе у следователя, возможно, был в руках допрашиваемого» (С. 19),– справедливо констатируют, что изученный «материал архивных уголовных дел не полон, состоит во многом из копий, и часть материалов вообще может быть утрачена» (С. 13).

С учетом этого совершенно необходимы объективные анализ доводов и выводов следствия, криминалистическая и судебно-медицинская оценка свидетельских показаний и заключений специалистов. Отрадно, что в России и за ее пределами такие исследования уже проводятся[4]. В постановлении пленума Верховного суда СССР от 30 ноября 1990 г. констатировалось: «…анализ материалов уголовного дела [ЦА ФСБ России. Д. Н-11144] и материалов проверок свидетельствуют, что предварительное расследование и судебное разбирательство по данному делу проведены с грубейшими нарушениями закона… Протоколы некоторых допросов готовились заранее, в них отсутствуют подписи допрашиваемых и лиц, проводивших допросы, а также даты и время их проведения. Первые допросы Николаева, проведенные в день совершения убийства и на следующий день, протоколами не оформлялись»[5]. Авторы сборника подробно освещают данную проблему во введении в разделе «Источники. О некоторых особенностях документальной базы» (С. 9–20). В свою очередь, опубликованные документы партийно-государственного аппарата, проводившего расследование и перерасследование, дают читателю возможность самому проанализировать исторические события на основе аутентичных источников, взвешенно, без политизированности.

Отдельной оценки заслуживает бережно сохраненная составителями наглядность и максимальная визуализация документов. В этом отношении особенно примечательны дневники и другие документы Л.В. Николаева (С. 63–116). Они действительно «очень специфичны» и оставляют после прочтения сомнения в адекватности их автора. Заметно своеобразное изложение мысли, частое без особой на то необходимости применение тире, сокращения слов, многоточия. Эти особенности были подтверждены заключением почерковедческой экспертизы, проведенной в КГБ при Совете министров СССР в конце 1965 г. по изъятым у Николаева рукописям[6]. Чтобы передать в неприкосновенности все малейшие детали подлинников документов личного происхождения, авторы-составители разработали специальную систему «компромиссов при археографической обработке текстов» (С. 23–24), которая, безусловно, достойна высокой оценки.

Помимо уже названных предисловия от РГАНИ и добротного, развернутого введения, где последовательно рассматриваются вопросы структуры сборника и отбора документов для публикации; состав и содержание групп источников, их формирование и особенности; передача текста документов и разработка методики их публикации для каждой группы, сообщается об опубликованности того или иного документа, особенностях их нумерации (С. 7–30); научно-справочный аппарат сборника составляют комментарии, список сокращений и аннотированный именной указатель, а также перечень опубликованных документов. Уникален иллюстративный ряд издания – многие из ранее не публиковавшихся, с высоким качеством фотографий Л.В. Николаева, его жены М.П. Драуле, участников описываемых событий, документов из архивных дел, а также места (Смольный, третий этаж, «малый коридор») и орудия («револьвер образца 1895 г.» системы «Наган», 7,62 мм пули и гильзы) убийства С.М. Кирова, предоставленных специалистами ЦА ФСБ России, значительно обогатили сборник, позволив читателю еще глубже окунуться в атмосферу тех дней и мысленно воссоздать события 80-летней давности.

Комментарии по содержанию документов (их 175) в целом выполнены профессионально, с использованием российской и зарубежной литературы, что не всегда встречается в документальных публикациях по новейшей истории. Есть также примечания по тексту, в которых указываются особенности его передачи. Недостаточно глубоким можно считать лишь «погружение» комментаторов в перипетии внутриведомственного документооборота советских органов госбезопасности. Например, в тексте примечания № 17 предисловия (С. 28) внимание акцентируется на заверенных копиях ряда документов, подлинники которых хранятся в архивном уголовном деле № 236172. При этом автор экспансивно задается вопросом: «Что это за дело, если это не основное дело “По обвинению Николаева и других”?» Однако краткое описание этого «таинственного» дела, включая заглавие, раскрывается на с. 11. Выяснение его конечной «судьбы» по имеющимся исходным данным, по всей вероятности, вызвало бы не меньший интерес, чем представленные в сборнике материалы. Впрочем, для выполнения такой работы на более высоком уровне потребовалось бы привлечение квалифицированных специалистов ведомственных архивов. В именном указателе, к сожалению, не нашли отражения краткие установочные данные на многих из представленных лиц.

Рецензируемый сборник – еще один аргумент в пользу того, что в исследовании сложных и противоречивых событий до и после 1 декабря 1934 г. рано ставить точку. Не вызывает сомнения, что он станет дополнительным мощным импульсом к возобновлению дискуссии и инициирует продолжение научных изысканий, чтобы установить, кем, когда и с какой целью отфильтрована информация в документах предварительного расследования и суда.

В.С. ХРИСТОФОРОВ

[1] См., напр.: Гальперина М.Д. В этот тяжкий день // Ленинградская правда. 1987. 1 дек.; Росляков М. Убийство Кирова.Политические и уголовные преступления в 1930-х годах: Свидетельства очевидца / Предисл. А.П. Крюковских. Л., 1991; Кирилина А.А. Неизвестный Киров: Мифы и реальность. СПб.; М., 2001; Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Т. II: Февраль 1956 – начало 80-х годов / Сост.: А.Н. Артизов, Ю.В. Сигачев, В.Г. Хлопов и др. М., 2003; Пыхалов И. Выстрел в Смольном // Спецназ России. 2004. 30 нояб.; Девятов С., Жиляев В., Зосимов С. и др. Гибель Кирова. Факты и версии // Родина. 2005. № 3. С. 57–65; Жуков Ю.Н.. Настольная книга сталиниста. М., 2010.

[2] См., напр.: Эгге О. Загадка Кирова: Убийство, развязавшее сталинский террор / Авторизированный пер. с англ. А.А. Пешкова, Г.И. Германенко. М., 2011; Богомолов А. Мертвые свидетели убийства Кирова // Совершенно секретно. 2016. № 3. С. 29–31.

[3] В 1994 г. в РГАНИ поступило предложение от издательства Йельского университета (США) о подготовке к публикации совместного сборника документов из фонда «Комитет партийного контроля при ЦК КПСС» под рабочим названием «Дело Кирова». Вскоре был подписан соответствующий договор, согласно которому сборник должен был выйти сначала на английском языке. Однако по ряду не зависящих от архива причин проект 1990-х гг. не получил дальнейшего развития и долгое время оставался в «тлеющем» состоянии. Только в 2010 г. была опубликована американская версия издания, содержащая 172 документа, большинство которых из советских архивов. См.: Lenoe M.E. The Kirov Murder and Soviet History. New Haven; London, 2010.

[4] Ферр Г. Убийство Кирова: Новое расследование / Пер. с англ. О.В. Дьяконова; под ред. И.А. Настенко; предисл. И.В. Пыхалова. М., 2013; Бастрыкин А.В. Убийство С.М. Кирова. Новая версия старого преступления. М., 2016.

[5] Цит. по: Убийство Сергея Мироновича Кирова: Науч.-публ. изд. / Академия Следственного комитета РФ; [авт.-сост. А.И. Бастрыкин]. М., 2015. С. 460.

[6] На этом, в  частности, акцентируется внимание на с. 23 сборника. Одновременно в примечании авторы ссылаются на справку по почерковедческой экспертизе, составленную экспертом КГБ при Совете министров СССР Г.П. Орловым по документам архивных уголовных дел от 23 декабря 1965 г., и приводят ее архивный шифр: РГАНИ. Ф. 6. Оп. 13. Д. 70. Л. 100–108.

Отредактировано Борис (2018-12-19 00:58:58)

0

11

Постепенно дело «Расследование убийства Кирова» порождает
«Расследование расследования убийства Кирова».
Это расследование в квадрате инструмент
изучения разных исторических эпох.
В «Расследование убийства Кирова» наиболее отличились две женщины.
Алла Кирилина написала книгу «НЕИЗВЕСТНЫЙ КИРОВ».
Ольга Громцева - соавтор с Бастрыкиным другой книги:
«ИДЕАЛЬНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ ВЕКА, или КРАХ УГОЛОВНОГО ДЕЛА».

Вот книга «Неизвестный Киров», издания 2001 г.
Биографии автора нет, фото нет.
Кстати такого я не шел и в Интернете.
Известно  только: Кирилина работала в Музее Кирова.
На сайте музея Кирова ничего ни о книге, ничего об Алле.
Об архиве Аллы, о котором много в её книге, ничего не известно.
И о самой Аллы тоже.
Задача историков написать биографию Аллы.

Вот книга «ИДЕАЛЬНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ….», издания 2017 г..
Есть фото Бастрыкина, перечень его трудов.
А Громцева О.Ф., ничего нет.
В Интернете тоже не нашёл.

Отредактировано ABC (2019-03-22 23:11:04)

0

12

«Расследование расследования убийства Кирова» позволяет
оценить компетентность исследователей «Расследование убийства Кирова».
При расследовании покушения - первое: фото и схема места происшествия.
Естественно придурки от НКВД при расследовании убийства
не сделали ни фото, ни схемы с места происшествия.
Это пролог к безумию следствий 37-38 – ого.
Когда всякие технические экспертизы игнорировались.
Только словеса.
Впервые «Ситуационная схема расположения основных свидетелей и
участников убийства С.М. на третьем этаже Смольного в 16 час. 30 мин. 1 декабря 1934 г».
Книга «Неизвестный Киров», 2001 г., стр.  213.
Схема любительская.
Не указаны метры, сантиметры.
Длина, ширина.
То есть только через 67 лет  началось объективное расследование.
Дальше деградация.
В книге «ИДЕАЛЬНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ ВЕКА, или
КРАХ УГОЛОВНОГО ДЕЛА» много рассуждений о
местонахождении свидетелей.
Но ситуационной схемы не приведено.
Есть фото коридора убийства.
Фото футуристическое.
Подпись «В этом коридоре был застрелен С.М. Киров».
Красиво, но не понятно.
В книге «ЭХО ВЫСТРЕЛА В СМОЛЬНОМ» есть фото коридоров.
Фото «Смольный, третий этаж, «малый коридор».
Место убийства С.М. Кирова».
Два фото под общим названием «Смольный, третий этаж,
проход в «малый коридор» из основного коридора, от центральной
лестницы вперед налево».
Источник фото и дата не указаны.
Планов коридоров с размерами в книге нет. 

Что похожее с ДТП – Борисова.
В книге «Эхо выстрела в Смольном» сообщается.
В милицейском протоколе упомянута схема места ДТП.
Но естественно схема исчезла.

0

13

ЭХО ВЫСТРЕЛА В СМОЛЬНОМ
стр. 730
Указаны годы жизни Каспарова Ивана Сергеевича:
1894-1938

Далее противоречие:
Осужден в 1939 году.
1940 год: отклонена кассационная жалоба.

Отредактировано ABC (2019-03-23 11:46:10)

0

14

Вышла мой документальный сборник - дело сестер Драуле и Кулишера практически целиком:
http://www.rosspen.su/ru/catalog/.view/ … 43-2367-2/

http://www.rosspen.su/pictures/ru/catalog/nikitin.jpg

Специальная благодарность этому сетевому ресурсу за преданность теме и качество представленного материала.

0


Вы здесь » поговорим о ЛОНИИС » История нашего города » История рассекречивания и публикаций по убийству С.М. Кирова