поговорим о ЛОНИИС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » поговорим о ЛОНИИС » История нашего города » А.А. Жданов


А.А. Жданов

Сообщений 61 страница 64 из 64

61

Бытует легенда.
А.А Жданов не вылезал из подвала Смольного.
Это не так.
Конечно,  точная передача речи сомнительна.
Но общий характер приезда Жданова в сентябре 1942 года  на «Красную Горку» не вызывает сомнения.

Петр Егорович Мельников
ЗАЛПЫ С БЕРЕГА
Литературная редакция М. Б. Новикова Редактор В. И. Милютин Художник В. В. Васильев Художественный редактор Л, М. Голтова Технический редактор Н. Я. Мшартш Корректор В. Ф. Мулетта
Г-63229 Сдано в набор 25.7.69 г.
Подписано к печати 15.01. 71 г.
Формат 84Х108 1/32. Печ. л. 8 — Уел. печ. л. 13,44  1 вкл. Печ. л. — 1/16. Усл. печ. л. 0,0143. Уч.-изд. л. 13,347. Бумага типографская № 2. Тираж 65 000 экз.
Изд. № 3/104 Цена 54 коп. Зак. 659.

  Отпечатано с матриц в 4-й военной типографии.
Г. Киев-15, ул. Январского восстания, д. 40.

Мельников П. Е.
Залпы с берега. М., Воениздат, 1971

256 стр. с портр. (Военные мемуары.) 54 к,
Гитлеровские войска, не считаясь с потерями, стремились овладеть так называемым ораниенбаумским пятачком — небольшим участком побережья Финского залива. Советские солдаты и воен¬ные моряки крепко удерживали этот важный плацдарм. Он на¬дежно прикрывался мощным артиллерийским огнем с фортов Красная Горка и Серая Лошадь.
Автор книги — командир батареи двенадцатидюймовых ору¬дий — пишет главным образом об артиллеристах, о том, как они обеспечивали


…………………………………………………..
Еще большим событием в нашей жизни было посещение форта секретарем ЦК партии и членом Военного с¬вета Ленинградского фронта Андреем Александровичем Ждановым. Авторитет Андрея Александровича в Ленинграде, в войсках и на флоте был необычайно высок. Видный партийный деятель, он играл первостепенную роль в руководстве обороной города.
Узнав в один из сентябрьских дней о том, что ожи¬дается посещение Ждановым Красной Горки, мы оглядели все вокруг критическим глазом: все ли у нас в порядке, произведет ли наш дивизион хорошее впечатление на уважаемого гостя? Ударить в грязь лицом не хотелось.
Впрочем, наведением «марафета» мы не занимались. К этому не побуждала ни боевая обстановка, ни чувство собственного достоинства людей, уверенных в том, что самое главное и нужное дело они делают правильно.

Андрей Александрович прибыл в сопровождении чле¬на Военного совета Краснознаменного Балтийского фло¬та Н. К. Смирнова и члена Военного совета Приморской оперативной группы В. П. Мжаванадзе. Они обошли все службы и батареи дивизиона. У нас, на флагманской, задержались, пожалуй, дольше всего. Да это и понятно: подробный осмотр нашей батареи требовал больше вре¬мени. А гости побывали везде: и в башнях, и на командном пункте, и в центральном посту, и в погребах.
В погребе Андрей Александрович вдруг остановился.
— А это что? — указал он на тускло поблескивавший черный шар якорной мины.
— Морская мина типа КБ-три, товарищ Жданов, — доложил я.
— Вижу, что мина. Но зачем она здесь? Разве береговым артиллеристам приходится пользоваться минным оружием?
— Нет, товарищ Жданов. Мины здесь и в других местах были поставлены на случай, если возникнет угроза захвата форта противником. Они здесь с прошлого года стоят.
- Вы что же, командир батареи, собираетесь сдавать форт и подрывать батарею?
— Что вы, товарищ Жданов, у нас и в мыслях этого нет, — возразил я ему. — Будь моя воля, давно бы их вы¬кинул.
Но Андрей Александрович не успокаивался:
— Нет, вы слышите, товарищ Смирнов! — воскликнул он. — Мы собираемся наступать, а они... Да на что же это похоже? А еще моряки, балтийцы!
Потом он снова обратился ко мне:
— Вот что, товарищ старший лейтенант. Приказываю мины выбросить и забыть, для чего они предназначались.
После осмотра боевых помещений гости направились в ленинскую комнату — с наступлением тепла, когда солн¬це прогрело бетон, она вновь стала у нас использоваться по назначению. Там уже собрались все батарейцы. Ан¬дрей Александрович не торопился сесть за стол, постав-ленный перед рядами стульев. Он как-то сразу оказался среди бойцов. Было видно, что в их кругу он чувствует себя свободно и привычно.
-  Как у вас с питанием, товарищи? — задал Жданов вопрос, традиционный для каждого начальника, начинающего разговор с бойцами. Наши артиллеристы никогда не теряли чувства юмора:
— Питание хорошее, товарищ Жданов, можно сказать, избыточное. Когда добавку дают, даже хлеб остается. А его, конечно, мы тоже съедаем.
— Картошка своя идет, капуста. Если щей мало — всегда кипятком разбавить можно. У нас подсобное хозяйство — красота!
— Слышал про ваше хозяйство, — улыбаясь, сказал Жданов. — Хорошо, что у вас заботливые командиры. Огороды в блокаде — большое подспорье. Мы среди ленинградцев очень поощряли огородничество. Это намного облегчило положение населения с питанием. Недалек день, товарищи, когда Ленинград и войска получат все в необходимом количестве с Большой земли. Но и тогда нам еще придется жить экономно. Вы знаете, сколько стоит каждый ваш выстрел?
Кто-то из краснофлотцев быстро ответил:
— Один боевой выстрел стоит два трактора!
— Вы молодцы, что ведете счет на трактора. Война — неестественное состояние общества. Полезно помнить, что, когда мы разобьем фашистов, большинство из вас вернется к мирному труду. Ну, а главный счет, который вы сейчас должны вести, — это счет уничтоженным гитлеровцам.
И такой счет ведем, товарищ Жданов!
— А я и не сомневаюсь в этом.
Андрей Александрович с остальными гостями прошел к столу.
— А сейчас, товарищи, — сказал он, — я вам немного расскажу о боевых делах воинов Ленинградского фронта и моряков-балтийцев, о мужестве и героизме жителей го¬рода Ленина.
Этот небольшой доклад вышел за очерченные рамки. Говорил Жданов легко и свободно, безо всяких бумажек. Увлекаясь сам, он увлекал и слушателей. Когда он закон¬чил, у нас осталось цельное представление об общем по¬ложении на фронтах. Андрей Александрович не старался ничего приукрасить, не преуменьшал трудностей. С озабоченностью говорил он о напряженном положении на Се¬верном Кавказе и особенно в Сталинграде, где уже вовсю разгорелись уличные бои. Но, не скрывая тревоги, он в то же время с такой убежденностью делал оптимистические прогнозы о конечном исходе этих сражений, что его уве¬ренность передалась и нам. Мы понимали, что знает он больше, чем может нам сказать, и чувствовали, что за его оптимизмом стоит не только служебная обязанность поддерживать в войсках высокий боевой дух. И хоть уличные бои, по нашим представлениям, неизбежно кончались потерей города, на этот раз подумалось: «А ведь, может, и правда выстоят. Не пускать же в самом деле немца за Волгу». Да, ни разу еще враг не вгрызался так глубоко на территорию нашей страны...
— А как со вторым фронтом? — спросил кто-то из краснофлотцев.
— На второй фронт надейся, а сам не плошай — единственно, что я пока могу вам ответить, — нахмурился Андрей Александрович. — Союзники не торопятся с выполнением своих обязательств, ссылаются на различные объективные причины, на свою неподготовленность к десант-ной операции такого масштаба. Но готовиться-то можно по-разному... Словом, товарищи, нужно рассчитывать на свои силы. А их у нас хватит, чтобы в конечном счете разбить фашистскую Германию и ее сателлитов. Но для этого от всех, в том числе и от вас, требуется полная и неснижаемая духовная мобилизация на разгром врага. А в ваших погребах, я видел, мины стоят. Чтобы форт в случае чего фашистам не достался. Я приказал эти мины убрать. И забудьте думать, что немцы могут взять Красную Горку. Думайте о том, как разгромить их на вашем участке, под Ленинградом.
Проводив гостей, мы с радостью принялись выполнять приказ Жданова: «Мины выбросить и забыть!..» Тележки с черными шарами выкатывались из блоков. Снималась подведенная к ним проводка.
Когда работа была окончена, все как-то вздохнули с облегчением. Такая работа лучше любых слов поднимала настроение, давала почувствовать, что стоим мы прочно и что близится тот день, когда вал советского наступления хлынет на позиции врага и захлестнет их.
…………………………..

0

62

Специфика  обороны  Ленинграда.
Партийно-советское  руководство  Ленинграда оставалось неизменным всю.
Во главе А.А. Жданов.
А вот военные руководители обороны менялись.
Менялась и военная структура обороны (армии, фронты).
Ниже выборка из книги Василевского.
Как виделась Василевскому, все решения по оргвоенным вопросам принимал лично Сталин.

А.М.  Василевский

ДЕЛО  ВСЕЙ  МОЕЙ  ЖИЗНИ

1
Воспоминания

1989 г.

6- издание

В предисловии указан 1975 год

Оборона Ленинграда

Вражеские замыслы.— Блокада.— Ошибочное решение.—
Меры по спасению 2-й ударной.—
Операция «Искра».— После снятия блокады.—
Уроки битвы за Ленинград.

…………………………………
В связи с обострением обстановки под Ленинградом К. Е. Во¬рошилов и А. А. Жданов, как я уже отмечал, были вызваны в Ставку. Разговор происходил на станции метро «Кировская». Верховный Главнокомандующий сурово обошелся с ними и по¬требовал разработать оперативный план защиты Ленинграда. К. Е. Ворошилов и А. А. Жданов не высказали ни слова обиды на резкость тона, они лишь попросили помощи резервами и по¬обещали выполнить все указания Ставки. Чувствовалось: они глубоко переживают за судьбу Ленинграда и сознают, какая большая и трудная задача легла на их плечи.
…………………………………………
Столь серьезное осложнение фронтовой обстановки под Ле¬нинградом вынудило Ставку Верховного Главнокомандования провести значительные изменения в организации управле¬ния войсками этого направления. Для создания наиболее благоприятных условий организации обороны Ленинграда и для удобства управления войсками Северный фронт 23 авгу¬ста был разделен на два фронта — Ленинградский и Карель¬ский.
Командующим войсками Ленинградского фронта был назначен генерал-лейтенант М. М. Попов, членом военного совета — А. А. Жданов, начальником штаба — полковник Н. В. Го¬родецкий, командующим войсками Карельского фронта — генерал-лейтенант В. А. Фролов, членом военного совета корпусной комиссар А. С. Желтов, начальником штаба — полковник Л. С. Сквирский.
29 августа решением ГКО упраздняется главнокомандова-ние Северо-Западного направления. Входившие в состав нап-равления фронты подчиняются непосредственно Ставке. В свя¬зи с этим с 5 сентября командующим войсками Ленинградского фронта был назначен Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов, а генерал-лейтенант М. М. Попов — начальником штаба этого фронта, которого вскоре вновь заменил полковник Го¬родецкий Н. В.
Не берусь судить, по каким причинам К. Е. Ворошилов обратился к И. В. Сталину с просьбой освободить его от этой должности и назначить командующим фронта кого-либо помоложе. Серьезный разговор на эту тему по телефону состоялся в моем присутствии, причем И. В. Сталин сначала не был согласен с этим. Но поскольку фронтовая обстановка вокруг Ленинграда продолжала осложняться, телефонный разговор с К. Е. Воро¬шиловым закончился решением Политбюро ЦК направить на Ленинградский фронт генерала армии Г. К. Жукова.
Георгий Константинович охотно принял это решение и, всту¬пив 10 сентября в командование войсками этого фронта, со свойственной ему энергией и настойчивостью взялся за усиле¬ние обороны города. Одновременно по его настоянию начальником штаба фронта был назначен прибывший вместе с ним генерал-лейтенант М. С. Хозин.
К. Е. Ворошилов после возвращения в Москву получает новые ответственные задания ЦК партии и ГКО. На него были возложены функции контроля за формированием и подготовкой стратегических резервов.
…………………………………………….

8 октября 1941 года до предела осложнившаяся обстановка на подступах к Москве вынудила Ставку назначить Г. К. Жу-кова командующим войсками Западного фронта. В командова-ние войсками Ленинградского фронта вступил генерал-майор И. И. Федюнинский, а затем генерал-лейтенант М. С. Хозин.
………………………………………….
В конце апреля в Ставку прибыл командующий Ленинградским фронтом М. С. Хозин и доложил, что неудача Любанской операции произошла вследствие отсутствия единого командования войсками, защищавшими Ленинград. Он предложил объединить войска Ленинградского и Волховского  фронтов, а командование объединенным фронтом возложить на него. Думаю, что он верил в правильность и целесообразность своего плана.
Б. М. Шапошников сразу же выступил против такого предложения. И. В. Сталин, напротив, встал на позицию Хозина, и было принято решение о ликвидации Волховского фронта, передаче его войск Ленинградскому фронту, а командующего. Волховским фронтом К. А. Мерецкова назначили сначала заме-стителем командующего Западным фронтом, а затем по его просьбе командующим 33-й армией того же фронта. Команд дующий Ленинградским фронтом генерал М. С. Хозин получил; возможность объединить действия по ликвидации блокады Ленинграда. Однако скоро выяснилось, что руководить девятью армиями, тремя отдельными корпусами и двумя группами, войск, разделенными занятой врагом зоной, не только трудно, но и невозможно. Решение Ставки о ликвидации Волховского фронта, таким образом, оказалось ошибочным.
Как только выяснилось, что 2-я ударная армия не может продолжать дальнейшего наступления на Любань, Ставка приказала М. С. Хозину срочно вывести 2-ю ударную армию из «мешка», но, как ни печально, этот приказ не был выполнен. Фронт, не добился поставленной цели, положение 2-й ударной армии усугубилось, так как немецко-фашистские войска пересекли ее тыловые коммуникации. Командующий 2-й ударной армией Власов, не выделяясь большими командирскими способностями, к тому же по натуре крайне неустойчивый и трусливый, совершенно бездействовал. Создавшаяся для армии сложная, обстановка еще более деморализовала его, он не предпринял никаких попыток к быстрому и скрытному отводу войск. В результате всего войска 2-й ударной армии оказались в окружении.
8 июня Волховский фронт был восстановлен. Его вновь возглавил
К. А. Мерецков.
Приказом Ставки за несвоевременный отвод войск 2-й ударной армии генерал-лейтенант Хозин был снят с должности командующего войсками Ленинградского фронта и назначен командующим 33-й армией Западного фронта.
………………………………………
После того как кольцо окружения войск 2-й ударной армии замкнулось и было принято решение о восстановлении Волхов-ского фронта, по приказу Ставки вместе с командующим К. А. Мерецковым в Малую Вишеру к волховчанам был направ¬лен и я, как представитель Ставки. Основной задачей нам было поставлено вызволить 2-ю ударную армию из окружения, хотя бы даже без тяжелого оружия и техники. И надо сказать, что нами были приняты, казалось бы, все возможные меры, чтобы спасти попавших в окружение, вызволить из кольца самого командарма Власова.
………………………………..
Командующим Ленинградским фронтом был назначен генерал
Л. А. Говоров, которого, как уже говорилось ранее,  я знал еще по учебе в Академии Генерального штаба.
…………………………..
…………………………….
Учитывая выгодную обстановку, сложившуюся для войск Ленинградского и Волховского фронтов, Ставка Верховного Главнокомандования 8 декабря 1942 года дала директиву о под¬готовке операции по прорыву блокады Ленинграда, а 28 декабря утвердила план проведения этой операции, условно называвшейся «Искра». Замысел этой операции сводился к тому, чтобы встречными ударами двух фронтов — Ленинградского и Волховского — разгромить вражескую группировку в шлиссельбургско-синявинском выступе, прорвать блокаду и восстановить сухопутную связь Ленинграда с центральными районами страны.
Координация действий обоих фронтов была возложена на представителей Ставки — К. Е. Ворошилова и Г. К. Жукова.
По решению Ставки для прорыва блокады были образованы две ударные группировки. Первая состояла из войск б7-й армии (командующий — генерал М. Н. Духанов) Ленинградского фронта, которая должна была форсировать Неву, прорвать оборону врага на участке Московская Дубровка, Шлиссельбург и соединиться с войсками Волховского фронта. Во вторую вхо-дила переформированная и пополненная 2-я ударная армия (командующий — генерал В. 3. Романовский) Волховского фронта. Им предстояло при содействии части сил 8-й армии (командующий — генерал Ф. Н. Стариков) наступать на участке Гайталово, Липки, разгромить неприятеля в восточной части шлиссельбургско-синявинского выступа и соединиться с войсками 67-й армии Ленинградского фронта.
………………………………..
Особую заботу проявила Ставка об усилении войск Ленин-градского фронта, которому предстояло наносить удар по врагу из осажденного города. По ее указанию в район ораниенбаумского  плацдарма была перегруппирована из Волховского  фрон¬та  сильная 2-я ударная армия под командованием опытного
командарма генерала И. И. Федюнинского. Она была переправлена туда моряками Балтийского флота.
………………..
Велика была роль Ставки и Генерального штаба в разра¬ботке самого замысла и плана Ленинградско-Новгородской стратегической операции. Мы внимательно изучали поступавшие с фронтов предварительные соображения по плану опе-рации, по использованию сил каждого фронта в совместном наступлении. Ставка явилась и основным организатором взаимодействия трех фронтов и флота в этой крупной стратегичес¬кой операции. При этом следует иметь в виду, что всю эту практическую часть работы Ставка и Генеральный штаб взяли на себя, поскольку ни при подготовке, ни в ходе операции в район сражений не было направлено представителей Ставки.
Что касается роли Ставки и Генерального штаба в руководстве операцией в ходе военных действий, то она была такой же, как и во многих других операциях войны. Поддержание непрерывного взаимодействия участвовавших в операции сил, уточнение задач фронтам и флоту, неизбежное их усиление, 'решение вопросов материально-технического обеспечения и т. п. — все это имело место. Достаточно сказать, что кроме регулярных разговоров с фронтами по прямому проводу, когда давались конкретные указания по ведению операции, Ставка в ходе Ленинградско-Новгородской операции 22 и 29 ян¬варя, 1, 13, 14, 17 и 22 февраля 1944 года дала фронтам не менее десяти письменных директив.
………………………………….

Ставка и Генеральный штаб высоко оценили деятельность командующих Ленинградским и Волховским фронтами Л. А. Говорова и К. А. Мерецкова по руководству военными действиями по разгрому немецко-фашистских войск под Ленинградом. Они творчески решали задачи операции, точно осуществляли ее замысел на всех этапах борьбы. Было четко организовано взаимодействие войск фронтов, армий. Командующие показали себя зрелыми полководцами, успешно владеющими всеми способами ведения вооруженной борьбы.
…………………………………
Особо хочу сказать о А. А. Жданове. Он находился в осажденном городе почти все время, был организатором всей жизни города и его защиты. А. А. Жданов пользовался заслуженным авторитетом у ленинградцев и в войсках. Мне известно, что о нем тепло отзывался И. В. Сталин. В годы войны я имел возможность близко познакомиться с Андреем Александровичем, и он остался в моей памяти как приятный, интересный собеседник. Он был человеком большого государственного ума, сильным организатором.
………………………

Отредактировано ABC (2019-01-15 22:23:14)

0

63

По «Делу врачей» врачи давали показания под пытками.
Так показания: плод фантазии следователей и слишком мнительных пациентов.
Но один факт пока не объяснен.
Два врача поставили разный диагноз.
Карпай не нашла признаков перенесенного инфаркта у Жданова,
Тимашук нашла.
Это задолго до начала «Дела врачей».
Диагноз не имел практического значения.
Ибо в то время операции на сердце и сосудах не проводились.
И последствия инфаркт устранить было не возможно. 

Медицинская ошибка со стороны Карпай или Тимашук не исключена.
Однако странным представляется следующее:
1) Как сверхподозрительный Сталин не среагировал на письмо Тимашук?
Ведь оно пришло к нему за день до смерти Жданова!
Вероятней всего Сталин обрадовался основной мысли письма, что Жданова умышленно или неумышленно неправильно лечат, и предложил продолжить такое лечение.
Об этом письме Сталин или следствие вспомнили только в 1950г.
Даже сейчас подобное письмо не оставили бы без внимания.
Уж точно бы собрали, хотя бы формально комиссию экспертов.
2) Карпай арестовали по делу врачей, но, несмотря на отрицание какой-либо вины, физическим пыткам, как других арестованных не подвергли. Во всяком случае, я не располагаю такими сведениями. Указания о пытках давал Сталин. Кроме того, её фамилия не упоминалась среди арестованных врачей. Хотя по серьезности «улик»  Карпай несомненно, на первом месте среди всех обвиняемых.
Кстати на очных ставках замученные пытками врачи уговаривали её признаться. Она отвергала обвинения.
3) Не было проведено никаких очных ставок между Тимашук и обвиняемыми по делу врачей.
4) 8 сентября 1948г. Тимашук демонстративно Приказом начальника ЛечСанупра  Кремля перевели в филиал поликлиники. Явное понижение с фактическим отстранением от лечения самых высокопоставленных лиц.
Без санкции Сталина или, по крайней мере, уверенности, что он не будет гневаться, такое было бы невозможно.
5) 8 сентября 1948г. Тимашук пишет достаточно резкое письмо, фактически донос,  с жалобами на отношение к себе руководства ЛечСанупра  Кремля.
Адресовано письмо  секретарю ЦК А.А. Кузнецову.
Ответа не последовало.
6) То же 7 января 1949г.
А вскоре А.А. Кузнецов был арестован.

У меня мнение, что Сталин намекнул руководству ЛечСанупра  Кремля, что возвращение Жданова из санатория нежелательно.
В свою очередь руководство намекнуло Сталину после естественной смерти Жданова, что меры приняты.
Судя по истории болезни, Жданов должен был умереть, в лучшем случае, через несколько месяцев.
Однако с учётом предстоящего «ЛЕНИНГРАДСКОГО ДЕЛА»  Сталина это не устраивало. Надо раньше.
Однако это только гипотеза и весьма спорная.

Цитата из книги Млечина «Смерть Сталина».
«Сталин напутствовал врачей:
— Вы его гулять водите почаще. А то у него вес лиш¬ний...
Эти прогулки в неблагоприятном для сердечников климате быстро довели Жданова до инфаркта...
Свидетелей, которые могли бы рассказать подлин¬ные обстоятельства смерти Жданова, нет. Первой через семь дней после смерти Жданова повесилась его экономка. Потом был уничтожен лечащий врач, который делал вскрытие вместе с профессором Виноградовым. В 1951 году застрелился комендант государственной дачи, на которой умер Жданов. В черепе у него обнаружили два пулевых отверстия...
Маленков и Берия в октябре 1949 года, когда шла подготовка «ленинградского дела», пытались задним числом скомпрометировать и покойного Жданова.
Они представили Сталину проект закрытого письма от имени политбюро членам и кандидатам в члены ЦК «Об антипартийной группе Кузнецова, Попкова, Родионова и др.» Это был смертельный приговор ленинградцам.
В письме говорилось и о Жданове:
«Политбюро ЦК считает необходимым отметить ту политическую ответственность, которая ложится на Жданова А.А. за враждебную деятельность ленинградской верхушки... Сейчас трудно объяснить, как мог Жданов А.А. не разглядеть вражеского лица Кузнецова, Попкова, Капустина, Соловьева и др., которых он настойчиво выдвигал...»
К сожалению, Млечин не раскрывает фамилий перечисленных лиц и откуда он всё узнал.

0

64

ГЕНПЛАН

Развитие Ленинграда со дня основания осуществлялось по плану. Так и в СССР.
1935 год 20 июля. А.А Жданов сделал два доклада.
Бюро ГК ВКП(б) и Президиум Ленсовета.
Тема: Генплан Ленинграда.
Кратко.

1. В докладах Жданова ни разу не упомянут Киров. Возможная причина. В 1933-1934 годах разработаны установки по плану Ленинграда (условно назовём «установки 33-34»). Жданов их отвергает. Об этом ниже.
2. В докладе на Бюро Жданов часто ссылается  на указания Сталина. Так что Сталина можно считать соавтором доклада Жданова.
3. В докладе на Президиуме Ленсовета Сталин не упоминается.
Почему, непонятно.
4. Установками  33-34 предусмотрено развитие Ленинграда на очень большой территории. Как комплекс промышленного и сх производства. Жданов не согласен.
По современным воззрениям совмещение города и села нецелесообразно из-за экологии.
5. Авторы установок 33-34 считают построение Ленинграда образом тупости. Жданов, наоборот, считает Ленинград лучшим городом, так как изначально строился по плану. Отсюда вывод: перестраивать сложившийся Ленинград не  нужно.
6. Много места в докладе Жданова: выбор направления расширения города.
По установкам 33-34 предусмотрено развитие на Юго-запад и  Север.
Жданов их отвергает.
Территории на Юго-западе подвержены наводнениям. Установки предусматривают строительство дамбы и плотины на Неве.
Жданов прав. Строительство дамбы стало возможно только при достижении СССР соответствующего уровня  техники. Через несколько десятилетий.
Планы строительства на Север отметены по военным соображениям. Близость границы. Для  1935 года правильное решение.
Но зигзаг истории. В 1941-1944 обстрел вёлся с Юга.
7. Насчёт Сестрорецка какая-то путаница. Сталин за строительство жилья в Сестрорецке. С переносом курортов на Южное побережье Финского.
Хотя Сестрорецк близок к границе.
8. Тема транспорта затронута, но без конкретных решений. О планах строить метро – ничего.
9. При обсуждении доклада Жданова на бюро было предложение рассредоточить по военным соображениям продовольственные склады. Предотвращение пожара Бадаевских складов, конечно, не предотвратило бы голод блокады. Но сгоревшее продовольствие могло уменьшить число умерших, тысяч на 40.

Скачать доклады Жданова
https://yadi.sk/d/9qa_HQPh1WkiXw

0


Вы здесь » поговорим о ЛОНИИС » История нашего города » А.А. Жданов