поговорим о ЛОНИИС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » поговорим о ЛОНИИС » История нашего города » А.А. Жданов


А.А. Жданов

Сообщений 1 страница 30 из 64

1

Репрессии в СССР были партийные и государственные.
Максимальные партийные: исключение из партии.
Максимальные государственные: тюрьма и расстрел.
Владимиров Василий Тихонович, сотрудник Смольного, после убийства Кирова был исключен из партии.
Вся его история весьма информативна.
А) Первый день Ленинградское НКВД проводило необходимые розыскные мероприятия
Б) В следствии, точней в фальсификациях, после устранения от следствия Ленинградского НКВД    активнейшее участие принимал Ежов.
В) Первым реабилитированным  по делам, связанным с убийством Кирова был Владимиров. Решение принял  Ждановым.
Далее подробности.
Ленинградское НКВД не ограничилось опознанием личности Николаева по документам и его собственному заявлению, а проводило опознавание свидетелями и не один раз.
Об этом в письме Владимирова Ежову.
Приложение 1.
Общие сведения о Ежове:
РАБОТАЛИ ЛИ ЯГОДА И ЕЖОВ НА ПУТИЛОВСКМ (КИРОВСКОМ) ЗАВОДЕ?
Причем опознавание оказалось трудным.
По утверждению Владимирова два опознавателя вечером 1 декабря в здании НКВД не смогли твердо опознать Николаева.
Далее вообще детектив.
Владимиров утверждает.
Николаев в отместку за свое  опознание сразу после задержания оговорил Владимирова.
В книге «Неизвестный Киров» сообщается:
Стр. 266
«Владимиров сообщил ему, что доклад будет делать сам Киров.»
Источник не сообщен.
В той же книге перечислены люди, к которым заходил Николаев перед убийством Кирова
Денисова инструктор обкома
сотрудница горкома ВКП(б) (газетный сектор) — Шитик-Штеренсон
инструктор горкома Ларин
Смирнова, руководителя сектора партийных кадров обкома
Петрошевичу, секретарю сельскохозяйственной группы
сотрудники районного комитета Гурьянову и Орлову.
Источник:
Допросы Николаева 3 и 9 декабря.
Приложение 2
Так что источник контакта Николаева и Владимирова 1 декабря не известен.
7 января 1935 года по предложению Ежова Петрашевич С.М., Владимиров В.Т. и  Карманова Е.П. были исключены из партии.
[size=20][color=black]Приложение 1.

На допросах Николаев указал контакт с Петрошевичем.
Причины исключения из партии Владимирова В.Т. и   Кармановой Е.П. пока не ясны.
Владимиров написал много заявлений о восстановлении в партии, но безрезультатно.
Но после расстрела Ежова в 4 февраля  1940 году Владимиров был 11 мая 1940 г.  восстановлен в партии.
Приложение 1.
Других аналогичных случав не известно.
Многие пошедшие «за Кирова» были восстановлены в партии только через несколько десятилетий. Так что Жданов опередил свое время.
Как и в случае с возвращение дореволюционных названий улицам и площадям Ленинграда.
[/color][/size]
|||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
|||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Приложение 1

Отдел кадров

233018 (4)

Личное дело 1895

На Владимирова Василия Тихоновича

На 9 листов

(5 дел)

ЦГАИД СПб

Фонд№ 1728
Опись № 1
Дело № 233018/4

||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||

Дело 233018
Владимиров
Василий Тихонович
-р 1906      п/с 1926

ЦГАИД СПб
Фонд № 1728
Опись № 1
Дело № 233018/1

Начато  1935 г.
Окончено 1940 г.

На листах
||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Стр. 2

СТРОГО СЕКРЕТНО

ЛЕНИГРАДСКИЙ  ОБЛАСТНОЙ  КОМИТЕТ ВКП(б)

№ СО-2/54гс
22.У 1940 г.

Кому: т.т. Антюфееву, Качалову, Дмитриеву М., 
Фрунзенскому РК ВКП(б)

Выписка из протокола № 2 заседания секретариата  Обкома ВКП(б)
От 20 мая 1940 г.

Рассмотрение апелляции т. Владимирова В.Т., исключенного из партии секретариатом Ленинградского обкома ВКП(Б)
(Пост. С-та ГК ВКП(б) от 11. У – 1940 г., пр. п.66).

Во изменение решения секретариата Ленинградского обкома ВКП(б) от 7.1 -1935 г. (пр. 24, п.47гс) об исключении из партии т. Владимирова В.Т. (п.б. №0569696 образца 1926г.) – восстановить его членом ВКП(б).
Указать в партдокументах т. Владимирова В.Т. перерыв в партстаже с января 1935г. по май 1940 .
Выдать под ответственность первого секретаря Фрунзенского РК ВКП(б) т. Кедрова 1 бланк партбилета, 1 отчетную и 1 учетную карточки для выдачи т. Владимирову В.Т.

Секретарь обкома ВКП(б)   факсимиле –Жданов (?)

Ат.5

||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Стр. 7

СТРОГО СЕКРЕТНО

ЛЕНИГРАДСКИЙ  ОБЛАСТНОЙ  КОМИТЕТ ВКП(б)

№ СО-24/47гс
1У 1939 г.

Кому: КПК по ЛО тов. Гусляковой

Выписка из протокола № 2 заседания секретариата  Обкома ВКП(б)
от 7 января 1935 г.

О сотрудниках Ленобкома ВКП(б) Петрашевиче, Владимирова В.Т. и 
С.М. Кармановой Е.П.

Принять предложение т. Ежова:

Исключить из рядов ВКП(б) сотрудников обкома Петрашевича С.М., Владимирова В.Т. и Карманову Е.П.  за недостойное членов партии болтовню и
несоблюдение элементарных для каждого члена партии, особенно сотрудников обкома, условий конспирации, выразившейся к даче сведений
работе обкома и, частности о товарище Кирове – Николаеву Л., который не имел никакого отношения к обкому.

Секретарь обкома ВКП(б)   факсимиле –Жданов

|||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Стр. 15 

Рукописный текст

Штампы
Е 59/27
ПОДЛЕЖИТ   ВОЗВРАТУ
В БЮРО ПИСЕМ

Взять на
К О Н Т Р О Л Ь

8 ФЕВ. 1938

Резолюции

п/сп т Лисянскому
17/II подпись неразборчива

(в пересмотре отказать)

Красным карандашом
В пересмотре дела
Владимирову
Отказать  27/II  Ежов (?)

Владимиров В.Т. 17/II – г

В Центральный Комитет ВП(б),
Секретарю ЦК ВКП (б), председателю
Комиссии Партийного Контроля
Тов. Н.И. Ежову

От бывшего члена ВКП(б)
партбилет  № 05696, с 1926 года
В.Т.  Владимирова

Заявление

Более трех тому назад, точнее 8/I 1935 года, я был
Исключен из рядов ВКП(б). Каким парторганом и за что исключен – мне до сих  пор точно неизвестно, т.к. выписки из решения
об исключении и его мотивах – я не имею.
Тов. Ежов! Я обращаюсь лично к Вам потому, что перед исключением, т.е. 6/I 1935 г., я был вызван к и давал Вам свои устные об"яснения.
Затем состоялось заседание бюро или секретариата Лен. Обкома ВКП(б) и, кажется, по В/предложению, а может быть и др. товарищей
(точно мне не известно) я был  исключен из партии.
(Далее по тексту «Неизвестный Киров», стр. 459-462)
Разрешите восстановить в Вашей памяти обстоятельства моего дела: я работал в Ленингр. Обкоме ВКП(Б) с 1929 года в должности информатора,
а последний 1934 год – инструктором референтом отдела руководящих органов.
(Далее текст по книге «Неизвестный Киров»,  так как текст в деле немного испорчен при брошировке)
1-го декабря 1934 года вечером, после злодейского убийства С. М. Кирова, я, как старый работник аппарата, вместе с другими работниками,
был приглашен для опознания личности убийцы, т. к. последний симулировал невменяемость. Я, взглянув, сразу же заявил, что убийца является
действительно Николаевым ранее работавшим в аппарате Лен. обкома (в 1931 или 1932 гг.). Позже, в тот день, в помещении управления Лен. управления НКВД
также твердо и уверенно подтвердил свое опознание вторично, в то время как другие работники (Сорокин А. П., Сайкин И. М.) оба раза опознавали как-то неуверенно.
Что руководило этими работниками мне неизвестно. Лично же я, обладая хорошей зрительной памятью, говоря правду, т. е. опознавая уверенно личность
этой подлой фашистской гадины — руководствовался единственным искренним стремлением — помочь следственным органам. На деле оказалось иное:
В декабре м-це 1934 г. (числа не помню) я был вызван как свидетель, в органы НКВД и при допросе мне были заданы вопросы о том, что, якобы, следствие
располагает данными о том, что будто бы я передавал какие-то данные убийце (по его показаниям). Я категорически и неоднократно отверг, как отвергаю и сейчас,
эту гнусную ложь и клевету.
При вызове к Вам, т. Ежов, 6/1—35 г., Вы заявили, что я невыдержан, не умею себя держать, что не могу быть оставлен на работе в Лен. обкоме
и что буду исключен из партии. Мои возражения о том, что имеющиеся в следственных материалах данные о какой-либо связи меня с фашистской гадиной
(на которые Вы мне указали) являются ложью и клеветой уже уничтоженных бандитов — были оставлены Вами без последствий. Я убедительно просил Вас
привести хотя бы один конкретный случай для того, чтобы ответить по нему по существу, но этого тоже сделано не было. Вы заявили, что имеющимся сведениям Вы верите.
Тов. Ежов! В 1935 году я подавал неоднократные заявления в Лен. обком ВКП(б), но насколько мне стало известно позже, лица, коим я адресовал свои заявления
Чудов, Низовцев), являлись врагами народа. Тогда, 29/II 1936 года, я подал заявление на Ваше имя и 21/VT 36 г. по¬лучил ответ за подписью члена партколлегии
т. Каравнева о том, что партколлегия КПК не находит оснований к пересмотру решения о моем исключении. 9/IX-36 г. я обратился вторично с заявлением уже
на имя тов. И. В. Сталина и 31/Х-36 г. вновь получил ответ от члена парткол¬легии КПК т. Ярославского, аналогичный первому.
Как видите тов. Ежов, я обращаюсь уже в третий раз и делаю это только потому, что твердо уверен в своей полной невиновность Посудите сами: мне предъявили
обвинение в невыдержанности, основанное на показаниях уничтоженных фашистских бандитов. Я заявлял тогда и заявляю сейчас, что эта гнусная ложь и клевета
являются результатом злобной мести мерзкого убийцы по отношению ко мне, т. к. только я один уверенно опознал его и этим самым облегчил ход следствия.
Я спрашивал и спрашиваю сейчас, что если я хоть в какой-то мизерной мере, прямо или косвенно, являюсь пособником гнусного злодейства, то почему же
я не понес физического возмездия. Ведь органы НКВД имели и имеют возможность установить истинное положение, прове¬рить меня, мою работу, мои действия,
мою жизнь, а ведь она вся как на ладони: работа и семья.
В решениях январского Пленума ЦК ВКП(б) (1938 г.) указано, что исключение из партии равносильно политической смерти. Я на себе убедился в правильности
данного вывода. Я физически живу, честно работаю на благо нашей партии и родины, но я морально убитый человек. Поверьте тов. Ежов, ведь одна только мысль о том,
что мое исключение из партии каким-то образом увязывается с трагической невозвратимой и преждевременной утратой величайшего вождя и учителя С. М. Кирова —
сильнее и больнее всякого физического испытания.
Я родился в 1906 году. Отец пролетарий — отдавший 45 лет жизни непрерывной работе на железной дороге. Трудстаж мой начался с 1923 года и до 1935 года,
т. е. 11 лет, я работал в аппарате партийных органов последовательно: уком ВКП(б) (г. М. Вишера), Губком и Окружком (г. Новгород) и обком ВКП(б) (г. Ленинград).
В комсомоле состоял с 1923 года, в партии с 1924 года (считая кандидатский стаж). Теперь, будучи беспартийным, работаю в советском учреждении.
Заполняя анкеты и автобиографию я даже не знаю что указать: кем и за что исключен из партии. Как ни больно и тяжело — начинаешь объяснять все обстоятельства.
Это ли не испытание, когда чувствуешь себя цели¬ком и полностью невиновным. А от некоторых лиц слышишь прямые упреки и оскорбления.
Состоя в партии в течение 10 лет, я не имел ни одного партийного взыскания, ни одного колебания от ее генеральной линии, не примы¬кал ни к каким оппозициям или
группировкам, а наоборот, боролся как мог за ленинскую чистоту партии. В 1931 году Лен. отделением издательства «Молодая гвардия» издана моя первая популярная
брошюра «Борьба за генеральную линию партии в деревне». Позже мною изданы две брошюры по хозяйственным вопросам: «Дать стране хороший лен».
Исключение из партии совпало со сдачей в печать моей четвертой бро-шюры «Работать с коммунистом одиночкой в деревне», которая, понят-но, в свет не вышла.
Кроме того, я сотрудничал в Лен. обл. газете «Крестьянская правда» — в отделе партжизнь. Через свои брошюры и газеты я старался помочь партии и ее
организациям бороться с врагами.
Тов. Н. И. Ежов! Я еще раз убедительно прошу рассмотреть мое за-явление лично, посколько Вы в курсе дела. Если же это невозможно, то прошу
т.т., к которым попадет мое заявление, рассмотреть его со всем вниманием, доложив о нем т. Н. И, Ежову. Я прошу восстановить меня в рядах партии,
чтобы я имел возможность также честно, как и раньше, работать в ее рядах.
Убедительно прошу не отказать в моей просьбе.
Ответ прошу сообщить по адресу:
Г. Ленинград, просп. 25 октября, дом № 62, комната 21, Ленгоснарпит.
К сему В. Владимиров.
6-го февраля 1938 года.

ЛПА. Из личного дела Владимирова В. Т. № 233018
|||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||

Приложение 2

«Неизвестный Киров»
Стр. 215 (полный протокол допроса – стр.408 - 409
Этот факт подтверждается и допросом Л. В. Николаева 3 декабря 1934 года. Его произвел зам. начальника особого отдела УНКВД
по Ленинграду и области Сосновский. Привожу его почти полностью:
«Вопрос: Как вы попали 1 декабря в Смольный?
Ответ: Я прошел по партийному билету .
Вопрос: Когда вы прошли в Смольный?
Ответ: Примерно е 13.30 и находился там до 14.30, затем вы¬шел, вернулся обратно в 16 ч. 30 мин.
Вопрос: Как вы провели этот первый час в здании Смольного?
Ответ: Сначала я обратился к тов. Денисовой, инструктору обкома, которая помещается с другой сотрудницей — Платонов¬ской.
Денисову я лично знаю с 1933 г. Я попросил ее дать мне билет на собрание партактива, но она мне в этом за неимением билетов,
как она объяснила, отказала. Дальше на том же третьем этаже я встретил сотрудницу горкома ВКП(б) (газетный сектор) — Шитик-Штеренсон,
у нее тоже просил билет и получил ответ, что она еще и сама не имеет билета. По тому же коридору (т. е. глав¬ному коридору, — А. К.)
я встретил затем инструктора горкома Ларина, и у Ларина я попросил билет на актив но также получил отказ. После я встретил Смирнова,
руководителя сектора партий¬ных кадров обкома, у его кабинета попросил билет и получил ответ, что он, Смирнов, не имеет отношения к

распределению билетов. Смирнов направил меня за получением билета в 450-ю комнату, но я туда не пошел, так как знал, что в этой комнате
у меня нет никаких знакомых. Затем я направился к Петрошевичу, секретарю сельскохозяйственной группы, зашел к нему в кабинет, расположенный
по левой стороне большого коридора и приблизительно 5 минут беседовал спим сначала на общие ничего не значащие темы, а потом попросил билет.
Петрошевич мне сказал, что в настоящее время у него есть восемь билетов, и если останется, то он мне даст. Для этого Петрошевич
попросил меня зайти вечером.
||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Практически это же показывал Николаев и на других допросах. Так, на допросе 2 декабря он сказал: «Как только Киров прошел мимо меня,
я пошел вслед за ним и с расстояния 2—4-х шагов выстрелил ему в затылок». Это же он подтвердил и на допросе 9 декабря. На вопрос
«Как вы провели день 1 декабря 1934 г. до момента убийства?» Николаев ответил: «В этот день должен был состояться актив по вопросам
об итогах пленума. Я дважды звонил жене на службу и просил достать билеты на актив. К часу дня я выяснил, что жена не сможет достать
билеты, поэтому после часа я поехал в Смольнинский райком партии — проспект имени 25 октября, где обратился к сотрудникам районного
комитета Гурьянову и Орлову с просьбой дать мне билет на актив. Гурьянов отказал, а Орлов обещал, предложив придти за ним к концу дня.
Для страховки я решил съездить в Смольный и там попытаться через зна¬комых сотрудников городского комитета получить билет. С 1 часа 30 минут
дня до 2 часов 30 минут дня я находился в здании Смольного, „наган" был при мне... Встретил сотрудников Денисову, Шитик, Смирнова, Ларина,
Петрошевича — у всех попросил билет. Только один Петрошевич обещал дать билет, но только к концу дня, В ожидании конца дня я решил
погулять возле Смольного, полагая, что скорее всего получу билет у Петрашевича.
|||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||

Отредактировано ABC (2014-02-18 21:29:40)

0

2

Иван Павлович Ильин

Был такой человек Иван Павлович Ильин.
О нем в Приложении 1.
В годы гражданской войны был комиссаром на подлодке.
Участвовал в потоплении английской подлодки.
Затем засветился в двух политических делах.
Убийство Кирова и покушение на Жданова.
По первому делу.
Была такая удивительная женщина Волкова.
Приложение 2.
Чекисты говорят шизофреничка, я скажу ясновидящая.
Какие у нее были видения:
1. Покушение на Кирова.
Сбылось.
2. Заговор чекистов.
Дело темное, но факты.
Сталин периодически прореживал чекистов и умер в должности «генсека».
Хрущев сначала прореживал, а затем прекратил.
Попал под влияние гуманизма,  поплатился.
Единственный генсек смещен в результате заговора чекистов.
Впрочем, Горбачев тоже в августе 91-ого тоже не получил помощи от чекистов.
3. Заговорила о корзине с человеческим мясом.
В 1934 бред.
Не достойный расследования.
В декабре 1941 года началось бы расследование.
4. Рассказы о скопище трупов.1941 год дело обычное.
5. Склад снарядов в Лигово. Обычно  c 1941 года..

Так вот такая замечательная женщина устроилась няней к детям Ивана Павловича Ильина. Детей было двое.
И не задолго до убийства Кирова передала свое заявление о предстоящем убийстве Кирова именно Ильину.
Он тогда был  секретарем председателя облисполкома Ленинградской области.
Ильин передал сообщение Волковой вверх.
Куда точно не известно.
Как и содержание сообщения.
Начет покушения на Жданова.
Был некий Адамов, из бывших, который якобы готовил покушение на Кирова.
Вероятней всего, дутое дело. Но конкретных публикаций дела нет
Так вот Ильин зачем-то помог Адамову получить временный паспорт.
Вроде зачем-то встречался в Смольном.
Вроде обещал билет на трибуну.
Хотя может и фантазия следователя.
Результат.
Ильина в апреле исключили из партии, а в конце 1937 года расстреляли.
Вот так.
Но пока не все документы обработаны.
Об этом в Приложении 1.


Приложение 1

Общий лист

ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ


ЛЕНИНГРАДСКАЯ
ОБЛАСТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
В.К.П.(Б)

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

№ 273

ЦГАИПД СПб
Фонд № 1728
Опись № 1
Дело №557061/1

Ильин
Иван
Павлович

Лист дела
СОВ. СЕКРЕТНО
Дело № 827сс
Ильин Иван Павлович

ЦГАИПД СПб
Фонд № 1728
Опись № 1
Дело №557061/5

Стр. 1
Пролетарии всех стран,  соединяйтесь

ВСЕСОЮЗНАЯ КОМУНИСТИЧЕСКАЯ
ДЗЕРЖИНСКИЙ РАЙОННЫЙ КОМИТЕТ

Телефон № ж-2-62-633

На № 264 с.с.

Ленинград 20 апреля 1937 г.
Ул. Чайковского, 28

Дзержинский Райком ВКП/б/ в ответ на копию письма адресованного в парторганизацию Леноблсуда о ИЛЬИНЕ  И.П.
сообщает, что на заседании партийного комитета от 15/IV-37г. он исключен из партии

Зав. Особым сектором РК ВКП/б/

Штампы
Исх. №1411 Секретн.
"20" IV 1937г.
Райком ВКП(б) Дзержин. р-на
гор. Ленинграда

СЕКРЕТНАЯ ЧАСТЬ
Уполн. ПК ЛО
«22» апреля 1937 г.
Вх. 332 с

||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Стр. 2
Резолюция
Вызвать Ильина
9/IV  Подпись неразборчиво

З/С.М. Бютнер-9

СЕРИЯ "К"

Уполномоченному комиссии партийного контроля
при ЦК ВКП(б) по Ленинградской области
 

тов. Р У Б Е Н О В У

З д е с ь

Данные предварительного расследования по вскрытой и ликвидированной 3 отделом УНКВД ЛО фашистско-террористической
группе, подготовившей террористический акт над Секретарем ЦК и Ленобкома ВКП(б) т. ЖДАНОВЫМ, полностью подтверждены
судебным разбирательством в ВТ ЛВО 31 марта 1937 года. Террористическая группа была создана сыном крупного торговца АДАМОВЫМ Ив. Фед.
по заданию сотрудника Германского консульства ФЕТКЕНГЕЙЕРА – уполномоченного нац. соц. партии и агента Гестапо.
Осуществление террористического акта над т. ЖДАНОВЫМ предполагалось в двух вариантах:
1. Обстрел машины тов. ЖДАНОВА в районе дачи т. ЖДАНОВА в Детском селе, для чего участники тер. группы изучали месторасположение дачи и ее охрану.
2. Совершение террористического акта на трибуне пл. Урицкого во время Октябрьских праздников 1936г.

Террорист АДАМОВ И.Ф. показал, что, будучи знаком с б. Секретарем Пред. Лен. Облисполкома (уволенным в декабре 1936 г.) – Ильиным Иваном Павловичем,
1893 г.р., чл. ВКП(б) с 1918 г., пытался через него получить в террористических целях пропуск на трибуну.
ИЛЬИН И.П., вызванный в процессе предварительного следствия для допроса в УНКВД ЛО 24 ноября 1936 г., дал неискренние показания,
что вызвало необходимость вторично его допросить 27/XI -1936 г. и показаниями Ильина И.П. установлено следующее:

1. ИЛЬИН И.П. был тесно связан с террористом АДАМОВЫМ И.Ф.

2. Оказал содействие террористу АДАМОВУ в получении Ленинградского паспорта.

3, ИЛЬИН И.П. подтвердил факт обращения к нему террориста АДАМОВА И.Ф, с просьбой достать пропуск на трибуну.

Прилагая два протокола допроса Ильина И.П. , сообщаю изложенное на Ваше распоряжение.

Приложение: Упомянутое.

ПОМ НАЧАЛЬНИКА УНКВД ЛО  - НАЧАЛЬНИК 3 ОТДЕЛА СТ МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
(Ш А П И Р О)

"8"/9 АПРЕЛЯ 1937 Г.
№ 83331
||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||

Стр. 12

Сов. Секретно

В ПАРТИЙНУЮ ОРГАНИЗАЦИЮ ОБЛСУДА

По данным НКВД установлено, что Ильин покровительствовал АДАМОВУ, И.Ф., сыну крупного торговца, который оказался организатором
террористической группы. Эта контрреволюционная террористическая группа готовила террористический акт против тов. ЖДАНОВА и
террористический акт на трибуне на пл. Урицкого во время Октябрьских праздников 1936 года.
В чем выражалось покровительство Ильина Адамову. Адамов (как земляк Ильина), бывал у Ильина на службе и на работе.
Не имея никаких оснований, Адамов получил в г. Ленинграде паспорт по протекции Ильина. Адамов в 1933 г. обращался к Ильину
с просьбой о выдаче ему пропуска на трибуну на пл. Урицкого.
Характерно поведение Ильина при опросе его в НКВД. В первом показании он по ряду вопросов дает отрицательный ответ,
во втором допросе на эти же вопросы отвечает положительно. Так, в первом показании он отрицает факт просьбы Адамова о выдаче
ему пропуска на трибуну,
а во втором показании признает, что такой факт был. Больше того, он ответил Адамову, что если тот не так поздно обратился к нему
с этой просьбой, он помог бы ему достать пропуск.
На вопрос (при первом опросе), бывал ли Адамов в Смольном, Ильин ответил, что не помнит этого факта. При втором опросе он признал,
что Адамов приходил к нему в Смольный.
Ильин не отрицает, что он, не имея никакого права и основания, оказал содействие в получении паспорта Адамовым. На мой вопрос – чем об"яснить,
что он, Ильин, член партии с 1918 г. ответственный работник, член спецколлегии областного суда, дает явно противоречивые показания – Ильин ответил,
что, де так требовал от него следователь и что по существу он и сейчас не уверен в правильности второго показания.
Такое объяснение человека, занимающего пост члена областного суда , является сомнительными и характеризует Ильина с крайне отрицательной стороны.
Таким образом доказано, что Ильин не только оказывал содействие Адамову, который оказался злостным контрреволюционером, врагом - террористом,
но и своим поведение в НКВД показал себя с отрицательной стороны.
Прошу обсудить вопрос на партийном собрании и о результатах сообщить в партийный контроль.

Уполномоченный КПК при ЦК ВКП/б/
по Ленинградской области  (Рубенов)

13/IV -1937 г.
1 экз
бе

стр. 13а

С П Р А В К А

По рассмотрению заявления Ильиной П.П. о партийной реабилитации /посмертно/ ее мужа Ильина И.П. /Сестрорецкий райком КПС/.
Докл. инструктор ПК Давыдова

Ильин Иван Павлович , г.р. 1893, состоял членом КПСС с 1918 по 1937гг., п/б №0580501 /погашен/, русский, рабочий, образование –
начальное. В момент привлечения к партийной ответственности работал членом спецколлегии Леноблсуда.
31.VIII-1937 г. Ленинградский горком КПСС исключил Ильина И.П. из членов партии за связь с врагом народа террористом Адамовым,
за использование служебного положения в целях оказания помощи в получении паспорта Адамову.
Рассматривается в связи с заявлением Ильиной И.П. в ЦК КПСС.
Дело поступило 19.XI -1956г.
Суть дела.   Ильин, в бытность секретарем Леноблисполкома  в 1931 г. по 1936 г. встречался с сыном односельчанина, бывшего торговца, Адамовым.
Последний бывал у него на квартире с двоюродным братом Ильина и в 1933 г. обращался к Ильину с просьбой оказать помощь в получении паспорта.
Из об"яснений Ильина видно, что в целях получений от Адамова сведений о бывших торговцах, незаконно получивших паспорта, он направил Адамова в 1933 г.
в областной паспортный отдел и после того, как Адамов там рассказал о лицах незаконно получивших паспорта, Ильин дал согласие паспортному отделу
на выдачу Адамову месячного паспорта "за его труды". О террористических же намерениях Адамова, как заявлял в то время Ильин, он не знал.
За связь с Адамовым и содействие в получении ему паспорта в августе 1937 г. Ильин был исключен из парии. После этого, он был арестован 29.XI -1937 г.
оенной коллегией Верховного Суда СССР осужден к ВМН, как участник террористической организации правых, группы Струпе –Зернова.
27.VI-1956 г.  Военная Коллегия Верховного суда СССР пересмотрев дело Ильина, установила, что он осужден был необоснованно и по вновь открывшимся
обстоятельствам дело на Ильина прекратила за отсутствием состава преступления.
Жена и сын Ильина просят посмертно реабилитировать в партийном порядке ее мужа и отца.
Предложение. Отменить решение Ленинградсого горкома КПСС от 31.VIII об исключении Ильина И.П. из членов КПСС,
Поручить Сестрорецкому райкому КПСС ознакомить т. Ильину П.П. с настоящим решением.
Ильина П.П. проживает: г. Сестрорецк, ул. Володарского, д. 45, копус 5, кв. 4.

/Давыдова/

|||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||

Приложение 2
«Неизвестный Киров»
Вернемся к более поздним воспоминаниям Д. А. Лазуркиной. Тогда ей было 87 лет.
«Когда Кирова убили, — говорила она, — прибежал ко мне секретарь Струппе — Иовлев... стал плакать: „Я совершил преступление”, - говорит.
И рассказал вот что. Месяц назад к нему пришла женщина и требо¬вала обязательно встречи со Струппе... Он сказал, что Струппе нет.
Он уехал в область... И тогда она сказала вот что... „позавчера, в воскресе¬нье, наше НКВД было в Детском Селе, там собрались руководящие работники НКВД...
Они напились, и было слышно, что они говорили об убийстве Кирова"... И вот Кирова убили пришел ко мне Иовлев на другой день со слезами, убитый тем,
что не рассказал сразу, месяц назад, когда была у него эта женщина. Я сказала: „Знаешь что, идем сейчас же, приехала ко¬миссия по расследованию убийства Кирова,
приехал Ежов. Пойдем к нему..." Пришли. Он выслушал, сказал: „Я должен пойти к Сталину”».
Д. А. Лазуркина перепутала. Леонид Львович Ильев (а не Иовлев), 1904 года рождения, уроженец г. Борисова Тамбовской губернии, член партии с 1921 года —
работал в аппарате Ленинградского горкома ВКП(б) с 1932 года и был не секретарем Струппе, а непосредственным начальником Д. А. Лазуркиной —
заместителем заведующего культпропотделом. Секретарем же П. И. Струппе с 1931 по апрель 1937 года был Иван Павлович Ильин, член партии с 1918 года .
Это была Мария Николаевна Волкова, родившаяся в селе Ильинское, Череповецкого района, Воло¬годской губернии в семье лесничего.
на окончила четыре класса церковноприходской школы. Хотела учиться в гимназии, но произошла революция. Она вышла замуж, родила дочь.
В середине 20-х годов сго¬рел дом отца со всем имуществом, и некогда зажиточная семья осталась без средств к существованию.
В начале 30-х годов Волкова появилась в Ленинграде. Надо было куда-то устраиваться работать. И подалась она в няньки к секретарю Струппе И. П. Ильину,
у которого было двое ма¬лолетних сыновей. По совместительству нянька являлась секретным сотрудником Ленинградского ОГПУ. Причем стала она им
по доброй воле и оставалась в этом качестве до самой своей смерти, которая на¬стигла ее в психиатрической больнице на Пряжке в начале 70-х годов.
«У матери, — вспоминала ее младшая дочь, — всегда был тяжелый характер, высокомерный, подозрительный. Она, конечно же, была начитанней своих односельчан.
И память у нее была отличная. Ей бы не в колхозе работать, а какую ни есть кожаную куртку, хоть небольшого, да начальника».
Такую власть Волковой давала должность сексота. И она старалась вовсю .
М. Н. Волкова была сожительницей сотрудника НКВД. В доме от¬дыха НКВД она могла быть и в этом качестве, и по должности сексота.
Руководящие работники НКВД в том доме отдыха не бывали. Но тем не менее Мария Николаевна действительно рассказала Ильину, секретарю Струппе,
о якобы существующем среди сотрудников НКВД заго¬воре с целью убийства Кирова. Что же предпринял Ильин? И тут выри¬совывается несколько иная картина,
чем та, которую рассказывала Лазуркина, а вслед за ней Е. Пашкевич и другие публицисты. Дело в том, что Ильин сразу же сообщил об этом в НКВД.
Когда в 1937 году Ильина исключали из партии, этот факт фигурировал в одном из выступлений в защиту Ильина: «...Ильин в 1934 году предотвратил теракт
на т. Кирова и т. Рубенов (уполномоченный Комитета партконтроля ЦК ВКП(б) по Ленинграду и области. — А. К.) сказал, что это обстоятельство надо учесть.
Ильин использовал свой долг гражданина, ему стало известно, что готовится теракт и он сообщил об этом в НКВД» .
Не сомневаюсь, что этот факт тщательно проверялся в НКВД. И его просто проигнорировали. Почему? Ответ на этот вопрос могут дать документы
работника Ленинградского УНКВД Георгия Алексее¬вича Петрова, осужденного Военной коллегией Верховного суда СССР в Москве 23 января 1935
года по статье 193, п. 17. Он обвинялся «в неприятии мер и своевременном выявлении и пресечении деятельности в Ленинграде контрреволюционной
террористической зиновьевской груп¬пы — в том теле убийцы тов. Кирова — злодея Л. Николаева, хотя они имели все необходимые для этого возможности».
стати, Г. А. Петров — единственный из 12 ленинградских чекистов, проходивших по этому процессу, полностью реабилитирован 20 октября 1966 года.
32 года доказывал он свою невиновность и алогичность, абсурдность доноса Волковой.
Слово за документом. «...Во второй половине 1934 года,— писал Г. А. Петров, — уполномоченный III отделения НКВД по Ленинградской области
(я в то время работал оперуполномоченным 2-го отдаления Осо¬бого Отдела) Григорий Ильич Драпкин передал мне письмо, написанное малограмотным
почерком за подписью Волковой, которая сообщала, что в Ленинграде существует контрреволюционная организация „Зеленая лам¬па" в количестве 700 чел.».
Проработкой всех сообщенных Волковой данных поручено было заниматься Г. А. Петрову и его группе; Он вызвал Волкову. «...Я спро¬сил, — продолжает Петров, —
откуда она узнала численность и ее название — она ничего ответить не могла. При .последующих встречах Волкова также давала неправдоподобные материалы:
то она, будучи в гостях у одного знакомого ей путиловского рабочего на квартире, обна-ружила корзину с человеческим мясом, то у других с
воих знакомых
обнаружила машинку для печатания червонцев, то ее втолкнули в легковую машину и увезли под Ленинград в пригородное местечко Лигово,
где она в подвале обнаружила ящик со снарядами и в доказательство развернула платок и вынула из него гильзу старого образца, которую держат
на столе для карандашей. Со слов Волковой, на квартире в Лигово проживал руководитель „Зеленой лампы", бывший царский генерал Карлинский...
Ни один из этих материалов после тщательной проверки под¬твержден не был».
Результаты всех проверок по доносам М. Н. Волковой Петров доло¬жил на оперативном совещании, которое проводил Ф. Д. Медведь.
Высказались почти все присутствующие. Суть их сводилась к тому, что «Петров тратит впустую время», проверяя «заведомо ложные агентурные сведения» .
В заключение Ф. Д. Медведь сказал, что «Волкова яв-ляется социально-опасным элементом, поскольку клевещет на людей и неправильно информирует
в своих письмах органы». Тогда же на совещании попросили начальника санчасти НКВД С. А. Мамушкина пока¬зать Волкову специалистам-психиатрам.
Профессор, осмотревший ее, высказался за дальнейшее ее обследование в стационаре. Тут же было выписано направление и Волкову поместили в знаменитую
психиатрическую Обуховскую больницу. Предположительный диагноз — врож¬денная шизофрения — полностью подтвердился.
Именно из психлечебницы Волкову и доставили к Сталину в Смольный.
3 декабря Сталин допрашивал Г. А. Петрова. Присутствовали Ягода, Ворошилов, Молотов, Жданов, руководство Ленинградского НКВД.
«...Сталин и Ягода, — писал Г. А. Петров, — задавали мне ряд вопросов по материалам Волковой. Я объяснил, что все материалы Волковой не соответствуют
действительности, т. к. они были оперативно и тщательно проверены и ничего в них не подтвердилось».
Мной процитирован документ, адресованный Г. А. Петровым в Прокуратуру СССР в 1956 году, но подобные заявления делались им неоднократно —
в 1939, 1948, 1951 годах. Георгий Алексеевич Петров не был наивным человеком, он прошел «школу» лагерей. Наверняка, как бывший работник НКВД,
знал многое, в том числе и методы рас¬правы с неугодными. И даже в то время продолжал доказывать, что сек¬сот Волкова давала абсурдные,
лживые агентурные сведения самого фантастического характера.
Можно ли верить после этого другим сообщениям Волковой? На¬пример, эпизоду, якобы имевшему место в Детском Селе, пересказанному Лазуркиной
с чужих слов и столь некритически воспроизведенно¬му Евой Пашкевич в газете «Смена».
Сама Волкова в конце 30-х годов и позднее рассказывала о «заго¬воре» в самых разных вариациях. «Подозрительная», «мстительная», — говорила ее родная дочь.
А ей было за что мстить работникам Ленинградского управления НКВД — ведь это они поместили ее в психиатрическую больницу.
Волкова любила воспроизводить дочерям рассказ о своей встрече со Сталиным. Известный ленинградский журналист В. М. Бузинов,
впервые опубликовавший материал о Волковой, писал: «Она многократно повторяла его дочерям. Все предстает в нем, как в волшебной сказке,
где силы добра в конце концов одолевают силы зла. В этой „сказке “ Волкова вместе со Сталиным едет в машине, а го¬род в траурных флагах,
и она узнает, что убит Киров. Она плачет, а Сталин успокаивает ее, протягивает ей платок, чтобы она вытерла слезь». Замечу, что это не вымысел В. М. Бузинова.
По его словам, именно так М. Н. Волкова описывала первую встречу со Сталиным своим дочерям .
Как видим, фантазия Волковой не знала пределов. Так можно ли было вообще серьезно относиться ко всему, о чем осведомляла данный сексот?!
Волкова действительно была серьезно больна. Ведь она офици¬ально состояла на учете в психиатрическом диспансере до самой своей смерти и
до самой своей смерти было сексотом НКВД, давая агентурные сведения как на рядовых граждан, так и на руководителей Ленинграда. Чего стоили эти сведения,
легко можно представить. Однако им, как ви¬дим, в политических целях верили, и они поломали не одну человече¬скую судьбу.
Проверялось ли дело «Зеленая лампа» в более поздние времена? Да. Созданная комиссией Политбюро ЦК КПСС группа следователей Про¬куратуры СССР и КГБ СССР
более двух лет весьма тщательно изучала дела давно минувших дней, связанные с убийством Кирова. Предоста¬вим слово старшему прокурору Управления
Прокуратуры Союза ССР Ю. И. Седову: «Мы подняли некоторые архивы, которые, по понятным причинам, не любят посторонних глаз и до сих пор закрыты.
Это— аген¬турные разработки на лиц, причисленных к зиновьевцам и другим видным оппозиционерам. Речь, например, идет об организации под кодовым
назва¬нием „Зеленая лампа", о личности бывшего агента НКВД Волковой... „Не¬утомимо” трудились агенты ОГПУ, письменно докладывающие своим шефам
о каждой встрече, вечеринке, поездке в другие города, о так назы¬ваемых оппозиционерах, писали даже об их выпивках, интимных связях.
На каждое конкретное лицо заводилось дело-формуляр, где концентриро¬вались все донесения... Дурно, тень дурно пахнет от этих доносов» .
Доносы бывшего агента НКВД Волковой оказались фальсифика¬цией.
|||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||

Стр. 13 а
Главному военному прокурору Союза ССР
генерал-майору Горному А. Г.

Вместе с группой ленинградских работников НКВД был осужден по статье 193—17 УК РСФСР и приговорен к 3 годам лишения свободы,
якобы за то, что не уделил должного внимания оперативной разработке тем самым просмотрел в Ленинграде контрреволюционную организацию
под названием «Зеленая лампа» численностью 700 человек, которая фактически существовала в воображении психически больного человека или
провокатора, решившего своим ложным заявлением ввести в заблуждение органы разведки...
По обжалуемому приговору я был осужден к трем годам лишения за:
а) потерю классовой бдительности;
б) преступно-халатное отношение к работе;
в) незаконное водворение гражданки Волковой в психиатрическую больницу.
Во второй половине 1934 г. уполномоченный 3-его отделения особого отдела Управления НКВД по Ленинградской области
(я в то время работал оперуполномоченным 2 отделения СПО) некий Григорий Ильич Драпкин передал мне письмо, написанное малограмотным почерком
за подписью Волковой, которая сообщала, что в Ленинграде существует контрреволюционная организация под названием «Зеленая лампа» в количестве 700 человек.
Передавая указанное письмо, Драпкин тогда мне с усмешкой ска¬зал, что у этой гражданки «не все дома», что она ему также неоднократно писала о к/р.
рганизации среди красноармейцах, с которыми она встречалась и что все, что она писала никогда не подтверждалось.
Кроме того, Драпкин тогда мне сказал, что Волкова писала также и в Управление Уголовного Розыска по Ленинградской области и давала «липовые дела» и
что там от нее еле избавились.
Официальным секретным сотрудником Волкова никогда не была и все делала по собственной инициативе. Работала Волкова тогда где-то уборщицей,
примерный возраст ее в то время был не больше 22—23 лет, по социаль¬ному происхождению—из крестьян, малограмотная и малоразвитая.
При разговоре с Волковой она производила впечатление психически ненормального человека.
Когда я начал интересоваться первым письмом Волковой о существо¬вании в Ленинграде к/р. организации и спросил ее откуда она узнала численность организации —
она ничего конкретного ответить не смогла. При последующих с ней встречах Волкова также давала неправдоподобные ма-териалы, а именно: то она будучи
в гостях у одного молодого путиловского рабочего обнаружила корзинку с человеческим мясом, у других знакомых машину для печатания червонцев,
то ее втолкнули в легковую машину и увезли в Лигово, где заставили мыть трупы... Все материалы должны нахо¬диться в агентурном деле Волковой.
Ни один из материалов Волковой после тщательной оперативной проверки подтвержден не был.
На одном из оперативных совещаний, на которой присутствовало все руководство Управления НКВД по Ленинградской области во главе с начальником
Управления тов. Медведь, на котором стоял вопрос о работе сети, меня обвинили в том, что я от своей сети получаю «легендарные дела», в частности
говорили о Волковой, которая по заключению сове¬щания является социально опасным элементом, поскольку она клевета¬ла и неправильно информировала
в своих письмах органы. На этом же совещании Медведь предложил санчасти Управления тов. Мамушкину вызвать профессора-психиатра, а также вызвать Волкову,
чтобы ее освидетельствовать. Вызванный профессор-психиатр предложил обследо¬вать Волкову стационарно, о чем было вынесено специальное постановление.
На оснований заключения профессора-психиатра она была от правлена санчастью в психиатрическую больницу на обследование.
Примерно через два месяца совершилось убийство С. М. Кирова.
Когда меня вызвали в Смольный к И. В. Сталину, где присутствовали, кроме Ягоды, Ворошилов, Медведь, Жданов и другие, а также все руководство
Ленинградского НКВД была вызвана также и Волкопа.
И. В. Сталии и Ягода задали мне ряд вопросов по материалам Вол¬ковой. Я объяснил, что все материалы Волковой не соответствуют дей¬ствительности,
т. к. они были оперативно и тщательно все проверены и в них ничего не подтвердилось.
Несмотря на то, что к охране правительства я никакого отношения не имею, после моего допроса в Смольном у И. В. Сталина я был арестован и
привлечен к уголовной ответственности вместе с другими ра¬ботниками Ленинградского Управления НКВД...
Не чувствуя себя виновным перед партией и Родиной, я писал пись¬ма в 1948 г. — в ЦК на имя Сталина, в 1951 г. — снова в ЦК на имя Сталина.
В них указывал: дело ленинградских работников НКВД было создано Ягодой и его приспешниками с целью отвлечь внимание партии от настоящих обстоятельств,
сопутствовавших убийству С. М. Кирова. По этому делу была использована психически неполноценная личность Волковой, которая сыграла весьма подозрительную роль в ходе этих событий.

Подписано Петровым

«Письмо в Партийную Комиссию
Центрального Комитета КПСС

С назначением Ежова наркомом НКВД СССР Ф. Д. Медведь и другие ленинградцы были арестованы вторично и преданы суду, как  „враги народа".
Я был отстранен от занимаемой должности и водворен в спецлагерь усиленного режима, где подвергался запрещенным методам допроса с инсценировкой расстрела.
От меня добивались признания в том, что по заданию Берзиня и Медведя я должен был обезоружить охрану и бежать Японию.
Находился в спецлагере до 1944 года».
В 1944 году переведен на поселение в Якутск, работал техноруком в республиканской «Заготживконторы». С 1945 г. было разрешено выехать в г. Кремчуг Львовской области.
Обращался с письмами на имя Сталина в 1948 и 1951 годах.
В 1957 и 1958 годах снова обращался в партийную комиссию ЦК КПCC с просьбой о восстановлении в партии.
В 1958 году с ведома партийной комиссии ЦК КПСС без отмены судебного приговора Петров Г. А. был восстановлен в партии.
В 1960 г. переехал жить в Ленинград, работал в Московском райкоме КПСС города.
Уже из Ленинграда обращался в Президиум XXIII съезда партии с просьбой о пересмотре судебного дела и отмены несправедливо вынесенного ему приговора.
21 сентября 1966 г. пленум Верховного Суда СССР отменил приговор в отношении Петрова Георгия Алексеевича из-за отсутствия состава преступления.
ЛПА, ф. 4000, личное дело 544272. Л. 1—3, 9,15, 38.
Цит. по: Источник. 1994, № 2. С. 59—65

|||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Стр. 449

Из письма М. Н. Волковой в ЦК КПСС
о событиях, предшествовавших убийству С. М. Кирова

30 мая 1956 г.

ЦК КПСС

Я, Волкова М. Н., даю объяснение ЦК КПСС , что в 1934 году 24 июля у своей землячки Морозовой Марии Васильевны <...> случай¬но попала на собрание бывших зеленоармейцев . На этом собрании я не участвовала, а сидела в стороне, за ширмой (комната была перегоро¬жена ширмой) с книгой Пушкина, прислушиваясь к разговорам пиру¬ющих и спорящих за столом неизвестных мне людей. Там я лично ни¬чего не поняла, потому что говорили загадочно, но поняла, что речь шла о предстоящей революции и восстании. В 2 часа ночи я уходила домой, моя землячка меня провожала до лестницы, у которой я спросила, что это за люди. Она мне ответила, что это земляки и назвала многих по фамилии. Я в то время состояла негласным сотрудником в райотделе ОГПУ Смольнинского района...
25 июля 1934 г. я поехала в райотдел к начальнику Малинину, но вместо Малинина был Соколов (за это время, пока я не была, произо¬шла перемена начальства). Меня мой новый начальник принял, выслу¬шал, дал мне задание познакомиться ближе с этими людьми, но ни в какие дела не вмешиваться. Там я познакомилась с гражданином по фамилии Дубинский-Николаев и он же Садиков. По одной фамилии он был Семен Леонидович, а по второй фамилии Леонид Васильевич. С этим человеком я встречалась часто, по просьбе и заданию Соколова я с ним гуляла, от него мне было известно, что в Ленинграде сущест¬вуют контрреволюционные группы, возглавляемая Котолыновым, вто¬рая Шацким . Николаев меня не раз брал с собой к своим друзьям... к Котолынову и... к Звездочкину . Два раза мы с ним ходили... в немец¬кое консульство получать деньги. Один раз получили 10 000 руб., вто-рой раз 15 000 руб. Помню случай, когда мы пришли с ним..., там были люди и обсуждали какой-то важный вопрос. Позднее мне Николаев рассказал, что в Ленинграде будет убит Киров, а в Москве Молотов и Ворошилов. Это будет одновременно в один день и один час, чтобы сбить всех с толку. В Ленинграде предстоит Шацкому и ему, а в Моск¬ве Смирнову (этого Смирнова я видела, чуть выше среднего роста, с черной бородой).
Я по просьбе Николаева отвозила два письма — одно ст. Вырица к Звездр. , второе ст. Подборовье к Маслакову. Эти письма моим началь¬ником Соколовым были скопированы, после чего я их отвезла по на¬значению. Из Вырицы я привезла письмо работнику Смольного — зам. зав. орготделом Мясникову и письмо и 5000 руб. работнику Смольного Коршунову... Начальник Соколов эти письма также скопировал, а потом я их вручила по назначению. От Николаева мне было известно не¬сколько человек работников Смольного: зав. орготделом Ленсовета Зельцер, его заместитель Мясников, директор авторемонтного завода «АТУЛ» Сосицкий, начальник Ленжилуправления Левин, его бывший заместитель по ЛСПО Лискович (ныне работающий там же), начальник транспортного отдела Власов, Смирнов из Москвы, Ратайчак из Мос¬квы, посол в Англии на букву У., фамилии точно не помню, что она мудреная. Эта группа Котолынова и еще группа Державина диверсион¬ная: Леванов, Смирнов, Голубев, Белоусов, Шувалов, Петухов .
В сентябре месяце 1934 г. меня вызвали в главное управление ОГПУ по Ленинградской области... Сотрудник Дрябин задал мне ряд вопро¬сов, которых я не знаю, потом отвел меня к Бальцевичу, начальнику первого отдела особого отдела. Там был следователь Петров. Сначала спросили меня, что знаю ли я, что в Ленинграде существует контррево¬люционная группа и предстоит убийство Кирова. Я ответила, что да, но только не знаю день и час. Тогда Бальцевич сел рядом со мной, мне сказал: «Слушай, Волкова, откажись от всего. Скажи, что контрреволюционная группа не существует и убийства не предстоит, тогда тебе все будет, а если не хочешь идти с нами рука об руку, то вплоть до рас¬стрела». Я Бальцевичу ответила, что стрелять вы можете, но я от своих слов не откажусь. Тогда Бальцевич сказал: «Сажай ее, Петров, что ты с ней разговариваешь». И меня посадили в одиночную камеру 36. Там я просидела 5 дней, потом меня вызвал Петров, попросил писать под его диктовку. Под его диктовку я писать отказалась, он мне сказал, что я сижу по служебной записке, а если буду как бык упорствовать, тогда меня переведут на 1 категорию. После этого меня увели вниз, сажали несколько раз в парилку и применяли пытки — каленые иглы под ногти. Потом через несколько дней отпустили, взяв с меня подписку о невыезде из Ленинграда. После того, как я вышла из Дома предвари¬тельного заключения, я пошла на пленум райсовета, ибо я была член Совета. После пленума явилась домой. Дома меня ждал Николаев и мы с ним поехали в Лигово в особняк некоего члена ЦК партии Шадручина (так я его знала). Дорогой в машине меня Николаев спросил: что скажи правду, ты на нас заявляла в ОГПУ, его об этом предупредил Запорожец. Я засмеялась, обозвала его сумасшедшим, но он мне сказал, что если это правда, то первая пуля из его нагана будет моя, я сказала — принимаю. Наш разговор на этом закончился. Когда мы приехали в Лигово, то там было несколько человек из Москвы, которых мне Ни¬колаев назвал по фамилии: Зиновьев, Каменев, Евдокимов. Там выгру¬жена была подводная лодка с ящиками (груз был доставлен из Герма¬нии), ящики прятали в подвал под особняком: в комнате под ковром был люк и туда все опускали. Я оттуда, т. е. из одного ящика, взяла один предмет как вещественное доказательство, привезла своему начальнику Соколову (это оказалась граната). Также Соколову рассказала о пытках и заключении. Мы с Соколовым поехали к начальнику отдела СПО Горину-Лундину и вместе с Гориным-Лундиным поехали на квартиру Ки¬рова... Мы с Соколовым посидели в приемной, а Горин-Лундин ходил к Кирову, оттуда вышел и нам сказал, что все в порядке, он доложил и мы поехали обратно. Вечером я и из нашего райотдела Семенюк, кото¬рого я Николаеву рекомендовала своим братом, были в гостинице «Астория», кто там был я не знаю, что этим занимался Семенюк, ибо он знал иностранный язык. Позднее я от Николаева узнала, что он узнал, что в группе Шацкого выпал жребий на самого Шацкого, который дол¬жен убить Кирова, и Шацкий изучает маршрут Кирова, а я, говорит, решил убить Кирова у его дома. Когда Киров садился в машину, я встал на подножку машины под видом что-то спросить, хотел выстрелить, но меня с машины снял комендант, который охранял Кирова, и тут же сказал: «Вот дураки, в кармане было задание, в рукаве наган, показал партбилет и тот не свой и меня отпустили, а теперь я, — говорит, — его буду караулить в Смольном, чтобы опередить Шацкого». Я обо всем написала письмо на имя Кирова, выписала ему все, как меня ОГПУ сажали, как делали пытки и просили от всего отказаться, что контрре¬волюционная группа не существует, убийства не предстоит. Написала, как в Лигове спрятано оружие, и как Николаев хотел его у дома при¬стрелить в машине, как его сняли с подножки автомобиля, отправили в ОГПУ и там отпустил Запорожец, и как он теперь будет караулить Кирова в Смольном. Написала, что в один день и час должен Смирнов, работник Совнаркома, убить Молотова и Ворошилова и 28 октября 1934 г. в 10 утра в Главном почтамте заказным письмом отправила два аналогичных письма: одно Кирову на квартиру, другое в Москву в ЦК ВКП(б). В 12 часов дня 28 октября 1934 г. меня взяли в большой дом, [сначала] секретарь Запорожца Белоусенко, оттуда переправили к Пет¬рову. Там со мной беседовали и просили отказаться от всего начальник особого отдела Янишевский, начальник оперативного отдела Мосевич, опер, секретарь Запорожца Белоусенко, Бальцевич и наш начальник СПО Горин-Лундин. Там же мне делали очную ставку с работниками Смольного Коршуновым (которому я привозила 5000 руб. денег). На очной ставке говорить не дали, что там написали, я не знаю, от подписи я отказалась, за меня подписал очную ставку другой (который и сейчас работает на 5-м этаже в большом доме, фамилии его я не знаю, знаю в лицо). С 12-ти [часов] дня меня продержали до 11 часов вечера, потом поехали в Лигово к Шадругину, где спрятаны ящики с оружием. Вместо Лигово меня свезли и спрятали в сумасшедший дом на Пряжеку . Там я пробыла с 28 октября 1934 г. по 2 декабря 1934 г., мне там не давали есть дней 17, доведена была до состояния ужасного. 26 ноября 1934 г. я оттуда написала письмо секретарю Леноблисполкома Ильину, ему описала все, просила доложить Кирову, письмо мне отсылала медсестра Мурашкина Анна Георгиевна. 2 декабря 1934 г. меня из этого ужасного помещения взяли в Смольный руководители партии и правительства. За мной приезжали личный секретарь Струпе Ильин (которому я писа¬ла письмо), Черток и еще один работник из Москвы. Меня привезли в Смольный, я была живым скелетом. Со мной с 10 часов утра до 8 часов вечера беседовали, руководители партии и правительства Сталин, Мо-лотов, Ворошилов, Жданов, там же присутствовали Чудов, Кадатский , Ягода, Агранов, Поскребышев, Ильин и два врага Казаков и Плетнев. Я помню, мне дали два бутерброда с ветчиной, я на них набросилась, ибо я сильно хотела есть. Ильин сказал, что, товарищ, Вы ее не обкор¬мите; тогда у меня Поскребышев спросил, что Вы давно кушали? Когда я сказала, что дней 17 тому назад, от меня их отобрали, я не помню, как плакала, а помню как слезы по щекам текли. Потом мне предъявили фото Николаева, спросили, знаю ли я его, я ответила, что да, меня спро¬сили, как его фамилия, я назвала его все три фамилии, под какими я его знала, рассказала все, что знала. Сказала о письме, которое я посы¬лала предупредительное на имя Кирова, меня товарищи Ворошилов и Сталин спросили, помню ли я, когда его опускала, я сказала, что 28 ок¬тября 1934 г. в Главном почтамте в 10 часов утра заказным письмом, копию письма дала своему начальнику Соколову. Соколов мне сказал, что напрасно ты это сделала, особый отдел до Кирова не допустит. Из Смольного правительство послало человека на Главный почтамт. Когда человек возвратится, то сказал, что в книге записей заказного отправления письмо найдено, получено начальником особого отдела Янишевским. Когда позвали в кабинет Янишевского и спросили его, получал он или нет письмо на имя Кирова, которое посылала я, Янишевский ответил, что да. Тов. Ворошилов спросил, куда он его девал, тот ответил, что передал Бальцевичу. Бальцевич ответил, что он письмо получил, но его порвал. Когда тов. Ворошилов спросил, что почему ты это сделал, он ответил, что там не дело было написано. Когда ввели следователя Петрова, то он, увидев меня, сначала растерялся; ему тов. Ворошилов показал на меня — знает ли он меня, он ответил, что да. «Она, — гово¬рит, — скатилась до такой низости, что стала доставать взрывчатые ве¬щества». Тов. Ворошилов спросил Петрова, что почему они меня не посадили, поскольку я виновата. Петров ответил, что сажать у них не было основания. Тов. Ворошилов Петрову сказал, сажать у Вас не было основания, а в сумасшедший дом отправлять здорового человека у Вас было основание, что Вы с ней сделали, дай бог нам такую память, как у этой сумасшедшей, несмотря на то, что месяц и 5 дней она пробыла в таких условиях, она не забыла ни одного адреса и ни одной фамилии. Вечером я была направлена в больницу им. Свердлова и сдана руково¬дителями партии и правительства под личную ответственность главвра¬ча и директора больницы. 4 декабря 1934 г. ко мне в больницу при¬ходили члены комиссии по расследованию об убийстве С. М. Кирова, приносили мне много фото, просили, кого я знаю отложить, я отложила несколько человек, в том числе Мясникова и еще одного. Комиссия друг другу сказали, как будто они в почетном карауле стоят и один из них комендант Таврического дворца выписывает пропуска к гробу тов. Кирова. В больнице я пролежала по 23 февраля 1935 г., потом была на Сестрорецком курорте и позднее в Кисловодске. В июле 1935 г. мне по постановлению партии и правительства дали квартиру и кое-что из ве¬щей. В 1935 г. мне Ильин ответил, что он мое письмо Кирову не передал только потому (которое я писала из психиатрической больницы), что он с моим письмом пошел к Медведю. Медведь с ним не стал разгова¬ривать, требовал отдать письмо ему: «Но я, — говорит, — письмо не от¬дал, пришел в Смольный, стал писать в Москву, написал на 8 страни¬цах, перевернул на 9-ю, раздался выстрел, мы побежали на 3-й этаж. Киров лежал вниз лицом, а убийца вверх лицом. Пограничник, кото-рый охранял Кирова, застрелился». Я Ильина спросила: «Кого он, убийца, выдал». Он мне ответил, что никого, так как он отравился. Иль¬ин мне сказал, что если бы ОГПУ знали, что ты еще жива, тебе было бы то же, что коменданту, который в октябре снял убийцу с подножки ма¬шины Кирова, и рассказал, что, когда работники ОГПУ везли его 2 декабря 1934 г. на допрос в Смольный, по выезде с Тверской ул. к Смоль¬ному сделали столкновение машин и убили его. «А за тобой, — гово¬рит, — мы ездили два раза. Я твое письмо передал Чудову, Чудов — членам правительства. Тогда мне, — говорит, — из охраны правитель¬ства дали двух людей и послали за тобой. Мы приехали в первый раз, нам сказали, что у них такой нет и не было». Я не была занесена ни в какие списки. Тогда они вернулись обратно и доложили, что письмо ее с точным адресом, но там отвечают, что такой нет, тогда вызвали Мед¬ведя, спросили, куда они девали меня. Медведь сказал, что после того, как они перехватили мое письмо предупредительное на имя Кирова, они меня решили отправить в сумасшедший дом. Поставили условия — она там не выживет и с нас ответственность спадает, что раз она послала предупредительное письмо Кирову, мы ничем не гарантированы, что она и еще куда послала и, если мы ее расстреляем, с нас ее спросят, после этого Медведь написал мое освобождение, но был не уверен, что я жива.

[P.S.]. В 1951 г. встретил меня Косенко, который меня откуда-то зна¬ет, спросил, как я сохранилась, что я была знакома с Николаевым.
Косенко мне сказал, что не скромничайте, я Вас знаю. Я его спроси¬ла, как произошло убийство С. М. Кирова. Он мне объяснил,
что в день убийства, т. е. 1 декабря 1934 г. в 10 часов утра, нас всех вызвал в Смоль-ный зам. зав. Орготделом Мясников и рассказал, что,
если бы Николаев по каким-либо причинам не убил Кирова в его кабинете, то его Мясни¬ков убил бы на 2-м этаже, а если бы Мясников не убил на 2 этаже,
то Сосицкий на 1-м этаже или Левин при выходе. Охрана МВД была умыш-ленно поставлена в другой подъезд, где Киров не ходил. Косенко проживает пр. Сталина,
работает в настоящее время где, не знаю.

Волкова

Работал зам. директора АТУЛ, где директором был Сосицкий.

Имеется резолюция: «Тов. Серову И. А. Согласно Договоренности. А. Аристов. 30 мая 1956 г.».
ЦХСД. Ф. 5. Оп. 30. Д. 141. Л. 29—33. Машинописная копия.

Из записки КГБ при СМ СССР в ЦК КПСС
о проверке письма М. Н. Волковой

18 июля 1956 г.
Совершенно секретно
Секретарю ЦК КПСС товарищу Аристову А.Б.

Представляю при этом справку о результатах проверки заявления гр. Волковой, поданного ею в ЦК КПСС в мае 1956 года.
В результате беседы с гр. Волковой, а также рассмотрения материа¬лов проверок, имеющихся в КГБ по ранее поданным ею заявлениям, установлено, что показания,
которые она давала в 1934 году, никакого отношения к убийству С. М. Кирова не имели.
Гр. Волкова за последние годы написала большое количество заявле¬ний в органы госбезопасности, в которых обвиняла ряд честных советских граждан
в антисоветских преступлениях. Часть из этих граждан была арес¬тована, а затем освобождена из-за отсутствия состава преступления.
Уличенная во лжи, гр. Волкова призналась, что настоящего убийцу С. М. Кирова — Николаева, а также Котолынова она ранее никогда не знала,
эти фамилии и.их фотографии ей были показаны Ежовым и другими работниками НКВД СССР.
После беседы в Комитете гр. Волкова написала новое заявление, в котором отказывается от своих показаний и обвиняет товарищей, ко-торые беседовали с ней,
в том, что они заставили ее насильно подписать эти показания.
В этом заявлении она также сообщает о какой-то новой существую¬щей террористической организации (письмо прилагается).
В связи с тем, что неоднократные проверки показали, что гр. Вол¬кова, как правило, пишет клевету, Комитет госбезопасности полагает в дальнейшем никаких
роверок заявлений гр. Волковой не проводить.

Приложение: на 17 листах.

Председатель Комитета государственной безопасности
при Совете Министров СССР И. Серов

С запиской ознакомились и расписались секретари ЦК КПСС: А. Аристов, П. Поспелов, Е. А. Фурцева, Н. Беляев, Л. И. Брежнев, А. И. Микоян.

Отредактировано ABC (2014-02-25 01:41:03)

0

3

Две ошибки ставки


В фонде Сталина есть документ, раскрывающий военные аспекты блокады.
Машинописный текст и копии черновика.
На 17 августа 1941 года ставка, то есть Сталин, вполне правильно считала: вермахт планирует отрезать Ленинград.
Для чего соединиться по суше с финнами.
Теперь возникал вопрос, как?
Западней или восточней Ладожского озера.
Наступление западней не гарантировало полной блокады в связи трудностями при форсировании Невы.
Наступление восточнее не требовало форсирования.
Ставка решила: вермахт поведет наступление восточней
Ладожского озера.
И ставка ошиблась.
Немцы повели наступление к западному берегу и 8 сентября был занят Шлиссельбург.
Установлена частичная блокада.
Лобовое наступление на Ленинград было, по сути, отвлекающим маневром.
Далее ставка как-то забыла о Восточном береге Ладожского озера.
А вот немцы 16 октября повели наступление в точной диспозиции приказа ставки от 17 августа.
В результате на некоторое время практически Ленинград был в полной блокаде.
Наступление советских войск началось 4 декабря.
Такова цена двух ошибок.
Любопытно: в рукописном тексте подпись Сталина зачеркнута.
В машинописном нет никакой подписи.


http://sovdoc.rusarchives.ru/#showunit&id=45129

Документ 1. Телеграмма Ставки в Ленинград
Уровень описания Документ
Архивный шифр РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.492. Л.1-5
Крайние даты
17.08.1941 17.08.1941
Язык документа Русский
Аннотация
док.1: Телеграмма Ставки в Ленинград Ворошилову К.Е. и Жданову А.А. об освобождении Новгорода от противника, о недопуске прорыва Октябрьской железной дороги.


ЛЕНИНГРАД, ГЛАВНОМКУ СЕПЗАП ВОРОШИЛОВУ,
ЧЛЕНУ ВОЕНСОВЕТА ЖДАНОВУ.

Ставка считает, что наиболее опасным направлением продвижения противника является восточное направление в сторону Новгорода, Чудово, Малая Вишера и дальше через реку Волхов. Если немцы будут иметь успех в этом направлении , то это будет означать обход Ленинграда с востока, перерыв связи между Ленинградом и Москвой и критическое положение северного и северо-западного фронтов. При этом вероятно, что сомкнут здесь свой фронт с фронтом финнов в районе Олонец. Нам кажется, что Главком севзап не видит этой смертельной опасности и поэтому и поэтому не предпринял никаких особых мер для ликвидации этой опасности. Ликвидировать эту опасность вполне возможно, так как у немцев здесь немного, а подброшенные нами на помощь новые три дивизии при умелом руководстве могли бы ликвидировать эту опасность. Ставка не может мириться с настроениями обреченности и невозможности предпринять решительные шаги, с разговорами о том, что уже все сделано и и ничего больше сделать невозможно.
Ставка приказывает:
Первое. Собрать в кулак действующих и подошедших дивизий и вышибить противника из Новгорода.
Второе. Ни к ком случае не допускать перерыва Октябрьской жел. Дор. Лини и распространения противника на восточный берег Волхова, прочно удерживая за нами район Новгород – Чудово – Тосно.

Отредактировано ABC (2014-05-25 22:48:53)

0

4

Жданов учит Сталина

В военных мемуарах часто встречается слово «учились».
Ниже документ: Жданов учит Сталина.
Прошел целый год, пока в январе 1943 года учение показало результат: успешная Синявинская операция закончилась освобождением Шлиссельбурга.

Документ 12. Письмо Жданова об обороне Ленинграда

Уровень описания   Документ
Архивный шифр  РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.730. Л.191-195

Крайние даты
05.12.1941 05.12.1941
Язык документа Русский
Аннотация
док.12: Письмо Жданова об обороне Ленинграда.

http://sovdoc.rusarchives.ru/Final_s/IVS00002/КПСС,Ф.558,ОП.11,Д.730/КПСС,Ф.558,ОП.11,Д.730,ДОК.12/IMG0002.JPG

стр. 191

Дорогой тов. Сталин!

Тов. Воронин подробно доложить вам о наших делах. За эти дни мы очень много занимались вопросом о том как улучшить и усовершенствовать способы нашего наступления. Пришли к выводу, что основной причиной наших неудач является слабое использование огневых средств пехоты: 45 мм пушек, 50 мм минометов, пулеметов и т.д. Получалось таким образом: при наступлении после окончания артподготовки и авиабомбежки, когда дальняя артиллерия переносит свой огонь в глубину и на фланги, то пехота в силу слабости ближнего своего огня
Стр. 192

сразу теряет преимущества в огневых средствах. Противник же, передний край которого проходит в 100  - 150 – 200 метрах от нашего переднего края  в условиях, когда огонь дальней нашей артиллерии и авиации не подавляет большой части его огневых средств. При под"еме нашей пехоты в атаку немедля пускает в ход сильней огонь и получается изменение соотношения огня не в нашу пользу. Мы вспомнили все, что вы указывали в финскую войну в частности в отношении ошибки Ковалева и пришли к выводу, что надо произвести настоящую революцию в мозгах наступающих армий и заставить их полностью использовать огонь ближней артиллерии и автоматического и стрелкового оружия и отучить людей отмыслить

Стр. 193
все сделает за них дальняя артиллерия и авиация. В этом духе мы и перестраиваем всю работу наших наступающих армий и считаем, что в этом ключ наших успехов. Тем более, что снарядов 122 мм 152 мм орудий и мин для 120 мм минометов у нас почти нет, а снаряды 45 мм орудий и 50 мм минометов в избытке. Дело тут не только в том, что мы по одежке протягиваем ножки, а в том большинство опасных точек противника можно и должно уничтожать именно пехотными средствами. Эти простые истины приходится вдалбливать с боем всем от мала до велика так у нас люди еще не отучились от привычки расти как трава, не под-

Стр. 194

водят итогов, не анализируют, а если занимаются подведением итогов , то шарахаются: кто предлагает изменить направление, кто считает, что надо брать грудью, кто за тихую сапу, кто ругает войска. Все это мы отметаем и требуем исходить из одного: во время атаки создать перевес огня. Сегодня в армии идет усиленная работа по переработке организации боя, как мы же указывали.
Зашевелились оборонные армии.  Лозунг истребления немецких захватчиков вызвал очень интересные новые формы этого истребления

Стр. 195
о чем напишу поподробнее. У Федюнинского дело обстоит так, что если он не прозевает, то противнику у Войбокало капут.
Воронов торопится лететь и я кончаю. Настроение у нас хорошее. Самое тревожное то, что  голодно.
Привет В.М, Микояну, Маленкову, Берия. Ждем с нетерпеним, когда начнется разгром немцев под Москвой.
Будьте здоровы.

Ваш Андрей.

P.S. Я стал свирепым и придирчивым, как пес

Стр. 195  обр.
Арх т. Ста

Рукописный текст

http://yadi.sk/d/W6JcmTNxJcjtK

0

5

Письмо Жданова Сталину от 09 06 1943

Партийно-советское руководство блокадного Ленинграда не оставило мемуаров.
Жданов умер.
Остальные расстреляны.
Или посажены.
Поэтому ценный источник о блокаде переписка Сталина и Жданова.
Ниже письмо Жданова Сталину от 9 июня 1942 года.
Письмо рукописное.
Для удобства напечатал – Приложение 1.
Рукописный текст – Приложение 2.
http://yadi.sk/d/3oo2mMJmJmNqQ
Тема письма: желание Сталина отозвать из Ленинграда и назначить главой ПУР (ПУР –Политическое Управление РККА)
Прежний начальник РККА потерял авторитет после Керченской  катастрофы.
Почему именно Жданова – вопрос.
Может, ценил его деловые качества, может было что-то другое.
Жданов написал 9 июня письмо с вежливым отказом.
То есть повторилась история с отказом Кирова переехать в Москву.
Уже 12 июня главой ПУР был назначен Щербаков, человек близкий к Жданову.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Политическое_управление_Красной_армии
Главное политическое управление РККА
Начальники:
• 16.07.1941 — 12.06.1942 — Мехлис, Лев Захарович
• 12.06.1942 — 10.05.1945 — Щербаков, Александр Сергеевич
• 08.09.1945 — ??.02.1946 — Шикин, Иосиф Васильевич
Письмо раскрывает некоторые стороны обороны Ленинграда.
Жданов считал, что Гитлер все попытается взять Ленинград.
И оказался прав.
Из Крыма была переброшена армия Манштейна с задачей взять Ленинград.
Большинство источников утверждает, что советская разведка не раскрыла прибытие армии Манштейна.
В августе 1942 началось наступление советских войск под Синявино для деблокады Ленинграда.
Немецкому командованию для отражения удара пришлось использовать армию Майнштейна
В результате потерь и использования большого объема боеприпасов штурм Ленинграда был отменен.
Но и советские войска не прорвали блокаду.
По  письму Жданова Военный Совет Ленинградского фронта руководил всем.
А Военным Советом фактически руководил Жданов.
То есть он осуществлял партийно-советское – военное руководство в одном лице.
Такой местный Сталин.


Список малоупотребительных терминов в письме Жданова
http://www.onlinedics.ru/slovar/soc/p/possibilizm.html

1) Поссибилизм - (от лат. possibilis - возможный) -англ. possibilism; нем. Possibilismus. 1. Течение в международном социалист, движении (вначале во Франции, конец XIX - начало XX вв.), следующее "политике возможного".

Партикуляризм (от лат. particula - небольшая часть, лат. particularis — частичный) — стремление к частным моментам, обособлению. Партикуляризм встречается в различных областях. В русском языке данный термин наиболее широко используется в политике и обозначает — преследование отдельными частями государства личных интересов, в ущерб интересам общегосударственным.

http://dic.academic.ru/dic.nsf/proverbs/33714/%D0%9F%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%81%D0%B8%D1%82%D1%8C
ВЕШАТЬ НОС <НА КВИНТУ>. ПОВЕСИТЬ НОС <НА КВИНТУ> Ирон. Огорчаться, приходить в уныние. Как бы то ни было, одного двух неудачных… …   Фразеологический словарь русского литературного языка
На ся - ?


http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%E8%ED% … %F6%E8%FF_(1942)
27 августа

http://sovdoc.rusarchives.ru/#showunit&id=46024

Документ 1. Письмо Жданова об обороне и военном положении Ленинграда
Уровень описания Документ
Архивный шифр РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.731. Л.1-17
Крайние даты
09.06.1942 09.06.1942
Язык документа Русский
Аннотация
док.1: Письмо Жданова об обороне и военном положении Ленинграда и по вопросу своей новой работы, с резолюцией Сталина.

Резолюция на тексте:
Мой архив
И Сталин
10.6.42г.

Дорогой тов. Сталин!

Считаю себя обязанным до решения вопроса о моей  вопроса о моей новой работе высказать те соображения, которые мешают мне с легким сердцем дать согласие на уход из Питера. Возможно, что долгое пребывание на отлете от общей работы накладывает уже налет необ"ективности и "блокадных " настроений. Поэтому во всем полагаюсь на вас лично, Как Вы скажете, так тому и быть.
О положении в Ленинграда в военном отношении. Я считаю, что пока Ленинград находится в блокаде и при том в условиях непосредственного расположения противника в предместьях Ленинграда немцы не ограничатся войной на коммуникациях, а потому попытаются также штурмовать Л.д с фронта. Об этом говорит
Стр. 2
и поездка Гитлера в Финляндию и сосредоточение войск пр-ка в районе Мга - Саблино, Тосно и под подтягивание танков,  минирование Финского Залива под Кронштадтом и т.д. Как развернутся события - сказать, конечно, трудно. При всех условиях пр-к будет всеми силами нарушать наши коммуникации через Ладожское озеро авиационными налетами, минированием, возможными действиями своего флота с северного берега Ладоги для того, чтобы предварительно ослабить нашу обороноспособность с тем, чтобы выбрать удобный момент для наступления. Возможно, пр-к попытался сначала провести частную операцию против приморской группы и Кронштадта для того, чтобы сковать наш флот,
Стр. 3
Возможно и общее наступление пр-ка широким фронтом с севера и с юга, Во всяком случае, чем больше у пр-ка будут изсякать возможности организовать общее наступление на нашем фронте по типу прошлогоднего, тем больше он будет прибегать к решению отдельных задач с расчетом на эффект, и на подогрев падающего настроения в стране, в восках, среди союзников. С этой точки зрения Л-д является лакомым куском. Я думаю, что мы здесь стоим перед горячими днями, которые должны встретить стойко и во всеоружии.
Как выглядит наша оборона?
Конечно, мы выглядим много прочнее, чем осенью прошлого года
Стр. 4
Беззащитного народу  (женщины, дети) стало меньше. Дух защитников Л-да стал крепче. Улучшилась артиллерия и инженерная оборона и вооружение войск. Но у нас есть очень слабые места в обороне, которые внушают самые серьезные опасения:
1) У нас мало войск. Зимой, когда подготовлялось наступление 54 А мы шли на крупный риск, перебросив с Ленинградского обвода, 11 дивизий, 1 стрелковую бригаду, 115 танков, 2 бронебатальона, артполк и часть наших пополнений для 54 А. Мы считали, что этот риск в случае разгрома пр-ка и ликвидации блокады Л-да полностью окупится: Поскольку этого не произошло и армии Волховского фронта перешли к обороне, - вопрос

Стр. 5
об усилении войск на Ленинградском обводе стал очень острым.
Очень слабы стрелковые отделения.
В условиях совершенно недостаточной оперативной глубины обороны мы должны иметь и очень сильный во всех отношениях передний край обороны и мобильные фронтовые и армейские резервы в глубине для нанесения контрударов. Как мы ни кроили больше одной дивизии во фронтовом резерве и 2-3 дивизий в армейском у нас не выкраивается. А Керченские да и наши Ленинградские прошлогодние уроки у нас перед глазами. Поправить дело мы рассчитываем с помощью уровских батальонов (из 15 получили пока 5), но их мы получаем невооруженными. Вооружаем мы их за счет продукции нашей промышленности
Стр. 6
из дневной выработки.  Это дело идет медленно, но другого выхода у нас нет.
С точки зрения наших войск нас очень беспокоит правый фланг Карельского перешейка, где на широком фронте стоит одна дивизия, фронт Невской группы и Приморской группы. Нам нужно иметь в дивизиях минимум по 8.000 человек + 10 новых артпульбатов. Тогда мы можем иметь резерв и более или менее глубокое эшелонирование. К 1/VII (с помощью Ленинградской промышленности надеемся вооружить артпульбаты новые и довооружить старые. Пока этого нет.
2) У нас есть очень большие слабости по линии инженерной обороны
Стр. 7
Осенью многие работы оказались незаконченными. Весной и старые сооружения нужно было чинить. Зимой работы велись только на переднем крае войсками и то в ограниченных размерах. Сейчас работы развернулись в том числе и с помощью населения. Главные недостатки нашей инженерной обороны – малая надежность укрытий, малая глубина окопов, неразвернуты ходы сообщений, слабость заграждений в глубине, а основное это недостаточность оборонительных сооружений в глубине – отсутствие должного количества промежуточных рубежей, а на некоторых направлениях (правый берег Невы, тоже оборона  на Кар-
Стр. 8
перешейке) необходимо построить тыловые рубежи заново. Над этим мы сейчас и работаем,  но покуда  считаем инженерную оборону еще не обеспеченной. Рассчитываем до 25 июня закончить работы первой 1 очереди.
3) В отношении артиллерийской стороны обороны. Дела у нас выглядят не плохо. Есть из чего стрелять и чем стрелять.
4) Очень мало станковых и ручных пулеметов и нет ППД, ППШ в стрелковых отделениях.
Теперь о нашей коммуникации через Ладожское озеро. За ней приходится  ухаживать как за родным и при том слабеньком детищем. Вы, конечно, знаете, что до Западного берега Ладожского озера мы возим все продовольствие и горючее в общий котел
Стр. 9
Ленинградского фронта, и здесь делим все блага между городом, фронтом и флотом. Мало у нас муки и крупы, на полном исходе уголь, а угольная линия снабжения через озеро еще не налажена, А каждый день возможны крупные налеты авиации пр-ка.
Пока еще есть возможность, надо возить и возить, чтобы создавать запасы. Это дело требует постоянного маневрирования флотом, авиацией, грузами, рабочей силой, направлениями подвоза (их уже два: длинное плечо – Новая Ладога – Осиновец, и короткое – Кобона – Осиновец). Все наши упования на короткое плечо. Но оно еще не освоено (работаем только первые дни, портовые сооружения еще не закончены.)
Стр. 10
Длинное плечо мы тоже не забрасываем, но вынуждены водить караваны на нем не каждый день, так как не обеспечены авиаприкрытием.
В отношении тактики. При ограниченности сил и трудности получения всяких усилений очень сложным является вопрос об активной обороне, чтобы с одной стороны поддерживать в войсках крепкий боевой духи не давать им возможность поддаться окопному "кретинизму", а с другой не пускаться в какие либо операции могущие быстро размотать наши ресурсы. Тут приходиться изворачиваться и так эдак, чтобы противник не помышлял о нашей слабости.
Стр. 11
Вот частный пример. Наши артснабженцы, экономя снаряды сделались такими Плюшкиными, что дрожат над каждым снарядом, расходуя в 5  - 7 – 10 раз меньше установленных норм. Это теперь исправлено и мы контрбатарейной борьбой, артдемонстрациями и огневыми налетами даем противнику знать, что его ожидает в Л-де. А был период, когда наша артиллерия совсем мало разговаривала. То же самое в области авиации, например, ПВО. Ее мало, но мы всячески стараемся, чтобы она училась нападать, наносить массированные удары. До недавнего времени наши истребители очень увлекались затяжными воздушными боями с истребителями пр-ка.

Стр. 12
А в это время бомбардировщики противника делали свое дело. Мы учим авиацию, не ввязываться без особой нужды в бои с истребителями, которые над городом мало что могут сделать, наносить хоть и малыми силами путем сбора в воздухе по сигналу во время боя создавать временное превосходство для нападения на бомбардировщиков пр-ка для отсечения его  вторых  эшелонов, где больше желудочных летчиков,  чем в первых, где наиболее сильные летчики.
Этими примерами хочу сказать, что борьбу "поссибилизмом", возвращающимся на почве блокады у наших командиров приходится упорную
О руководстве. У нас получилось так, что все руководство подтянуто к Военному Совету.

Стр. 13
Трудности руководства здесь заключаются в том, что Военному Совету приходилось и приходится бороться со всякими проявлениями партикуляризма, ведомственного рвачества, непрерывно направляя распределение  людей и благ между фронтом, флотом и городом.
Все блага делит Военный Совет не взирая на лица и учреждения, все силы и средства использует он же, не взирая на ведомственные претензии. Го слово – закон. Но если бы вы знали, как при нашей ограниченности ресурсов и возможностей трудно решать эти дела, когда каждый тянет к себе. Распределить правильно продовольствие, горючее, сырье, электроэнергию рабочую силу отраслями войск  и хозяйства
Стр. 14

обязан Военный Совет. И вот поскольку это дело находится, главным образом под моим присмотром, мои перевалить его на другие плечи очень трудно. Больше всего боюсь, как бы все наши генералы, адмиралы, снабженцы, Наркомовские работники и все живущие на иждивении Военного Совета связанные сейчас крепким узлом не разбились " на ся" и не ослабло бы это единое руководство. А в нем крепость нашей обороны. Здесь надо постоянно быть бодрым, энергичным, постоянно находить пути борьбы с трудностями, подначивать не давать унывать. При всех золотых качествах Ленинградского народа приходится все время следить, чтобы никто не вешал нос на квинту, а элементов

Стр. 16
депрессии немало в том числе и в активе и они питаются затяжной блокадой. К тому Ленинградский народ и поиздержался, стал очень чувствительным. Допусти всякое изменение выдачи продовольствия или даже замена одного продукта другим сразу воспринимается в свете нашего военного положения, блокады и пр.
Поэтому приходится следить за тем, чтобы то что достигнуто все время оставалось на одном уровне. Эта чувствительность сказывается также на отношениях к руководству. Когда пару месяцев тому назад кто то пустил по городу слух, что уехал Попков, это вызвало массу разговоров. Народ считает – раз руководство здесь – все в порядке. В этом отношении
Стр. 16
мой от"езд в такое горячее время может вызвать настроения неуверенности.
Все это вместе взятое душевно меня очень волнует. С личными настроениями, конечно, считаться не приходиться, но вот с этими нерешенными вопросами как быть.
Было бы очень больно, если бы на вас навалились дополнительные трудности по руководству Л-дом. Быть может и я уже нахожусь в плену "партикуляризма". Решить можете только Вы. Я бы лишь просил, если вы пришли к твердому решению насчет ПУР’а дать мне возможность до 1/VII побыть здесь, чтобы закончить все необходимые меры по инженерной и военной обороне, довести  дивизии до 8000 в среднем, создать в Л-де двухмесячный запас муки и крупы и завезти уголь и помочь Кузнецову войти в курс дела и набить руку на решении всех дел Военного Совета, если он будет оставлен 1-м секретарем Ленинградского ОК и ГК, а другого кандидата кроме т. Кузнецова,  я не вижу.

Крепко жму
Вашу руку

9/VI 42       А. Жданов
P.S. Простите за грязь – спешно пишу.

Отредактировано ABC (2014-05-25 22:54:06)

0

6

СЛУХИ

Выше письмо Жданова к Сталину, в котором он написал:
«Когда пару месяцев тому назад кто то пустил по городу слух, что уехал Попков, это вызвало массу разговоров. Народ считает – раз руководство здесь – все в порядке.»
В Приложении 1 приведен фрагмент Сообщения НКВД 10.02. 1942 г. о слухах и полное сообщение НКВД за 12.02.1942 г.
Попкова расстреляли и посадили.
Возможные источники слухов:
А) Стихийное народное творчество;
Б) Слухи распускают умышленно какие-либо организации;
В) Источник слухов: какие-либо сведения, просочившиеся из верхов, и обросших всякими фантазиями.
Предположу, правилен третий вариант. Доказательства
А) В Сообщении упоминается преемник Попкова – Андрианов.
Так и произошло, но в только в 1949 году. 
Сотрудница 2-й поликлиники Санотдела УНКВД ЛОЗОЧЕНКО вряд ли была ясновидящей на 7 лет вперед.
Вероятно, Сталин по пока неизвестным решил сменить ленинградское руководство. И рассматривал на смену Андрианова.
Отсюда и слух.
Жданов с нарочитой простотой пишет: «кто то пустил по городу слух».
Андрианов запал в памяти Сталина и в 1949 году на смену репрессированным по «Ленинградскому делу» вновь всплыла кандидатура Андрианова.
Б) Намерение Сталина поменять Ленинградское руководство подтверждает, и желание Сталина вызвать Жданова в Москву.
В письме Жданова Сталину от 9 июня 1942 г. Жданов вежливо отказывается.
Вообще время для возможного отзыва или даже репрессирования Попкова выбрано непонятно.
Как раз в феврале 1942 г. в Ленинграде кончилось самое страшное время абсолютного голода.
Разумно предположить, что какие-то противники Жданова в Москве поняли, после возвращения Ленинграда к относительно нормально жизни,
рейтинг Жданова у Сталина чрезвычайно вырастет, и играли на опережение.

Инв. 110792
Н.А. ЛОМАГИН

В ТИСКАХ ГОЛОДА

2000 г.

№ 66

Сов. Секретно

Управление НКВД СССР по Ленинградской области и городу Ленинграду
10 февраля 1942 г.    № 10198

СПЕЦСООБЩЕНИЕ

…………….
Управхоз дома Егоров
…« население в городе измучено и доведено до крайности. В очередях ругают руководителей правительства и местной власти. Относительно ПОПКОВА,
то можно сказать – он сыт, сидит в Смольном и не видит, что творится вокруг»

………………….
Инженер Управления Ленинградской ж.д. МОСКВИН:

….«Беседа Попкова с корреспондентами о продовольственном положении города – это пустые разговоры  для успокоения населения.
Когда Красная Армия под Ленинградом топчется на месте – нельзя верить в улучшение снабжения продуктами»

Бухгалтер завода «Севкабель» БАРСКИЙ:

...«Я не верю, что блокада будет прорвана. Отступление немцев предусмотрено планом военных действий. Это наступление ничего не меняет в ходе событий.
Мы обречены  на голодную смерть и ничего не можем сделать»

……………………

НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ НКВД ЛО
Комиссар Гос. Безопасности 3 ранга

/Кубаткин/

Разослано: тов.  БЕРИЯ
                     “ Меркулову

Архив УФСБ ЛО  Ф21/12. Оп. 2. Пж.19. Д 12. Лл 166-175

|||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||

№ 66

НАЧАЛЬНИКУ УПРАВЛЕНИЯ НКВД ЛО  и г. ЛЕНИНГРАДА
Государственной Безопасности 3-го ранга – товарищу КУБАТКИНУ

С П Е Ц С О О Б Щ Е Н И Е

За последние три дня среди населения Ленинграда широко распространены слухи о снятии с работы Председателя Исполкома Лен. Гор. Совета Депутатов Трудящихся
тов. ПОПКОВА и предании его суду за вредительскую деятельность.
Наиболее широкое распространение эти слухи получили 11.II – с.г. в день выдачи населению хлеба по увеличенной норме.

Начальник Спецсектора Института Усовершенствования Врачей –
Уракова, в присутствии источника и других лиц говорила:

…«В Ленинграде вскрыто большое вредительство, которое шло по линии срыва снабжения населения продовольствием. По этому делу арестовано 160 человек,
в числе которых председатель Исполкома Ленгорсовета – ПОПКОВ».

Сотрудница 2-й поликлиники Санотдела УНКВД ЛОЗОЧЕНКО, в беседе с источником сказала:

…«Теперь вопрос снабжения населения Ленинграда буде разрешен положительно. Из Москвы прилетели члены комиссии, которая проверила работу ПОПКОВА
и нашла у него серьезные злоупотребления.  ПОПКОВ с занимаемого поста уже снят и на его место назначен АНДРИАНОВ».

Повар фабрики – кухни №1 «РАЙТТРАНСТОРГПИТА» Витебской линии Ленинградской жел. Дороги – ЖИТОРЧУК Л.К., в беседе с источником говорил:

…«Я слышал, что председатель Ленгорсовета ПОПКОВ арестован за срыв снабжения населения Ленинграда продуктами питания».

Управхоз дома № 44 по улице Войнова ВАСИЛЬЕВ в присутствии источника и других лиц говорил:

…«За вредительство, допущенное в снабжении населения Ленинграда продовольствием, арестован и расстрелян председатель Исполкома Ленгорсовета ПОПКОВ.
Другие ленинградские руководители едва ли заслуженно остаются на своих постах».

Домашняя хозяйка ЯНУШКЕВИЧ в беседе с источником сказала:

…«ПОПКОВ и другие Ленинградские руководители заботились только  себе, а нас совершенно не думали.
За такое безобразие ПОПКОВ и некоторые другие поплатятся  в скором времени своими головами».

Служащая  «ЛЕНТЕКТИЛЬСБЫТА» ВЛАДИИРОВИЧ  А.А. в беседе с источником сказала:

...«Председатель Исполкома Ленгорсовета ПОПКОВ оказался вредителем. По его вине  в Ленинграде погибло от голода очень много людей.
От таких руководителей после войны мы будем избавлены, так советская власть существовать не будет.  Управлять нами будут англичане».

Проводница вагонов Ленинград-Варшавская  Ленинградской жел. Дороги МИХАЙЛОВА в присутствии источника и других лиц говорила:

…«За последнее время в городе обнаружено  много вредителей, срывающих работу по снабжению населения продовольствием 
Вредители уже расстреляны. В их числе председатель Ленинградского Совета ПОПКОВ».

Сотрудница Финансового Отдела Управления Октябрьской жел. Дороги ШКВАРКИНА в присутствии источника и других лиц говорила:

…«Председатель Ленинградского Совета наговорил в своей беседе разной ерунды, ничего нам не дал, а свою семью снабжал продуктами
в каком угодно ассортименте и неограниченном количестве».

Санитарный врач Московского Райпищеторга РОЖНОВ в беседе с источником говорил:

…«В Ленинграде идут разговоры о том, что ПОПКОВА сняли с работы как вредителя. Я этим разговорам не верю, так как вину за все перенесенные
населением несчастья  стараются свалить на кого угодно».


НАЧАЛЬНИК СЕКРЕТАРИАТА УНКВД ЛО
Лейтенант Госуд. Безопасности 

/ЦЫГАНОВ/

12 февраля 1942 г.

Архив УФСБ ЛО. Ф 21/12  Оп. 2.  П. н. 8.   Т.1.  Д.10.   Лл. 94-97

Отредактировано ABC (2014-05-25 23:00:30)

0

7

Статья
В.А. Кутузов
Загадочная смерть Жданова

http://cyberleninka.ru/article/n/zagado … a-zhdanova

0

8

http://cyberleninka.ru/article/n/zagado … a-zhdanova

ЗАГАДОЧНАЯ СМЕРТЬ А. А. ЖДАНОВА Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

0

9

Продолжение истории февраля 1942 года (см. выше) о неправильных  Ленинградских руководителях:

http://www.regnum.ru/news/polit/1803037.html

Мединский vs REGNUM: без комментариев
Министр культуры РФ Владимир Мединский. Иллюстрация: government.ru
В сети довольно живо обсуждается тема поданного в Пресненский суд г. Москвы иска министра культуры РФ Владимира Мединского к ИА REGNUM о защите чести и достоинства. На сайте "Эха Москвы" даже размещен текст искового заявления Мединского.
В ИА REGNUM поступают многочисленные вопросы о том, почему само агентство молчит и никак не комментирует ситуацию. По существу подобных вопросов агентство отвечает, что поскольку оно теперь является ответчиком по делу, то все комментарии, как и правовая позиция в целом в настоящее время могут быть изложены только в ходе судебного заседания, в противном случае это будет выглядеть как самооправдание. При этом ИА REGNUM готово повторить читателям уже ставшие общеизвестными факты. Обстоятельства дела достаточно просты.
31 января 2014 года, выступая на радио "Эхо Москвы" в передаче "Цена победы" министр Мединский в частности говорил:
В. МЕДИНСКИЙ: Значит, что происходит дальше? Если мы будем исходить из того, что два с половиной миллиона жителей Ленинграда плюс какое-то количество беженцев, значит, за годы блокады было эвакуировано по Дороге жизни и иными путями 1 миллион 300 тысяч человек, то есть примерно половина населения. Это единственный в мировой истории случай столь успешной эвакуации мирных жителей из полностью окруженного и осажденного города. Нет ни одной аналогии. Поэтому мы должны не ерничать на тему пирожных, которых никогда не ел Жданов, это полная... я исследовал эту тему, полная фантазия. Вот.
В. ДЫМАРСКИЙ: А как же дневники? А как же фотографии, которые Даниил Александрович Гранин опубликовал, этот цех "ромовых баб"?
В. МЕДИНСКИЙ: Одну секундочку, значит, я закончу мысль свою.
В. ДЫМАРСКИЙ: Да.
В. МЕДИНСКИЙ: Так вот, не ерничать по поводу Жданова, кстати, Жданов, питавшийся ромовыми бабами, как вы говорите, в блокаду...
В. ДЫМАРСКИЙ: Это не я говорю!
В. МЕДИНСКИЙ: Эту тему раздул журнал "Огонек" в конце, во второй половине 80-х. Причем...
В. ДЫМАРСКИЙ: Нет, но это относительно недавно, все это тоже обнаружил и прокомментировал Гранин.
В. МЕДИНСКИЙ: Это вранье. Значит, никаких фактов и доказательств этого нет. Известно, что... Я закончу все-таки...
В. ДЫМАРСКИЙ: Да, да. пожалуйста.
Сразу после этой передачи ИА REGNUM разместило заметку "Министр культуры Мединский уверен, что в блокадном Ленинграде Смольный тоже голодал", в которой было предложение: "Министр культуры РФ Владимир Мединский, выступая в эфире радиостанции "Эхо Москвы", назвал "враньем" публикации Даниила Гранина о выпечке во время блокады ромовых баб для Смольного".
Мединский подал иск с требованием признать сведения: "Министр культуры РФ Владимир Мединский, выступая в эфире радиостанции "Эхо Москвы", назвал "враньем" публикации Даниила Гранина о выпечке во время блокады ромовых баб для Смольного" не соответствующими действительности и дать их опровержение.
Читатели с внутренним возмущением пишут: "Ну как же так? Я же своими ушами слышал! Министр..."
Уважаемые читатели, предлагаем вам не копить в себе внутреннее возмущение, а выплеснуть его в виде свидетельских показаний в судебном заседании.
Можно много говорить о гражданском обществе, о том, есть ли оно или нет. А можно совершать действия по его формированию. Ведь по определению гражданское общество - это сфера самопроявления свободных граждан, независимая от прямого вмешательства и произвольной регламентации со стороны министров и прочих представителей государственной власти.
Свободная пресса
Всех, кто слышал передачу "Цена победы" на радио "Эхо Москвы" от 31 января 2014 года с участием министра культуры РФ Владимира Мединского (или читал ее текстовую версию), всех, кто помнит ее содержание, просим прийти и дать честные свидетельские показания в судебном заседании, которое, как известно, состоится в Пресненском суде г. Москвы 3 июня 2014 года в 11:30, и ответить на вопросы сторон с правдой, только с правдой и ни с чем, кроме правды.
Самоопределившихся свободных граждан, если таковые найдутся и осмелятся, просим писать на электронный адрес редакции или звонить по редакционным телефонам.

Подробности: http://www.regnum.ru/news/polit/1803037 … z32kocMCHI
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM

Отредактировано ABC (2014-05-25 23:04:15)

0

10

Комендант Смольного формально не политическая должность.
Поэтому снятие коменданта Смольного – Приложение 1 могло быть вызвано
хозяйственными упущениями.
Или личными проблемами коменданта.
Но не формально, комендант Смольного и политическая должность.
Много знает.
Удивительное совпадение.
10 февраля 1942 года НКВД сообщает о слухах:  Попкова снимают и назначают Андрианова.
Об этом выше.
11 февраля 1942 года снимают коменданта Смольного
Так что можно предположить: в начале февраля что-то не сложилось между Кремлем и Смольным.
Но это только гипотеза.

Приложение 1.

ПАРТИЙНЫЙ АРХИВ ИСТОРИИ ПАРТИИ
При Ленинградском Обкоме ВКП/б/

РАССЕКРЕЧЕНО

Ленинградский Областной
Комитет ВКП(б)

Особый сектор
III –я часть

Протокол № 44
Заседания бюро от 8/II  - IV  1942 г.
(2-й экз.)
Фонд № 24
Связка 436
Ед. хр. № 5109
Опись № 2 

На 120 листах

П Р О Т О К О Л   №  44

Заседания БЮРО Ленинградского областного комитета ВКП(б)

ВОПРОСЫ. РЕШЕННЫЕ ОПРОСОМ ЧЛЕНОВ БЮРО ОБКОМА ВКП(б)

Стр. 2

От 11 Февраля 1942

6г. О коменданте Смольного

5г.- а) Освободить т. Кинелева Н.А. от обязанностей коменданта Смольного, направить его в распоряжение Отдела кадров УНКВД ЛО.
б) Утвердить т. Захарова С.Л. комендантом Смольного.

Примечание: Выделение моё.

Отредактировано ABC (2014-06-04 21:21:55)

0

11

Совещание у Жданова о нормах для больных

Важнейший источник о А.А. Жданове - мемуары блокадников.
Конечно, к этому источнику надо относиться критически:
а) Все мемуары писались с оглядкой на советскую цензуру - Главлит.
Да и сама цензура вносила правки.
Пока мне не известно об опубликовании материалов Главлита.
Впрочем, в постсоветское время в мемуарах есть вредная тенденция
подлаживаться под некоторые явные и неявные современные политические установки.
б) Авторы себе на уме и вряд ли будут писать компромат на себя.
Хотя  бы и моральный.
Но все же мемуары + документы позволяют делать правильные выводы
о достижениях и ошибках Ленинградских руководителей.
В мемуарах обычно приводится ситуация.
Мемуарист вызывается в Смольный, с ним беседует Жданов, обычно
в присутствии других Ленинградских руководителей,  по результатам
встречи мемуаристу дается задание или (и) встреча служит основой
  для принятия какого-то общего решения.
То есть мемуары мало дают информации о взаимоотношениях внутри
Ленинградского руководства, но  отчасти раскрывают взаимоотношение
Ленинградского руководства с руководителями низшего уровня.

ЛИСТКИ
БЛОКАДНОГО
  КАЛЕНДАРЯ

     Выпуск 1

   
                          Составитель
                Николай Константинович Новиков
Сдано  в  набор   11.12.87.  Подписано  к  печати   15.04.88. 
              Лениздат,  191023, Ленинград, Фонтанка, 57.

Ф. И.  Машанский.  Суровый  экзамен  ..

стр. 38
………….
Словом,  потребности населения города в  медикаментах и
  медицинской технике  удовлетворялись полностью.
Но  зачастую   дело было не в них. Люди гибли от недостатка
продовольствия.
Особенно сказывалось отсутствие свежих овощей,—
авитаминозы  приводили к очень серьезным расстройст-
вам.  У раненых расходились швы на, казалось, уже за-
живших ранах. Врачам пришлось научиться лечить поч-
ти не встречавшихся ранее цинготных  больных: их те-
перь было  великое множество.  Но разве здесь только
лекарствами поможешь?
Помню,  сразу после посещения Кировского завода,
о котором говорилось выше, я  поехал на Литейный в
больницу имени Куйбышева разбираться по письму. Ра-
бочие,  находившиеся там  на  лечении, жаловались на
плохой уход.  Но, как  выяснилось  с  самого начала  на-
шей беседы, мотивы обращения к заведующему горздра-
вом были другие.
Когда пришел в палату, мне не потребовалось бесе-
довать с лечащими врачами и смотреть истории болез-
|ней.  Алиментарная дистрофия читалась как в  раскры-
той книге. Сел на табурет у одной  из кроватей.  Кто мог
передвигаться, расположились вокруг, остальные повер-
нулись в  нашу  сторону. Разговор шел в тоне доброже-
лательном, спокойном. Больные  сказали мне,  что пита-
ние в больнице не содействует выздоровлению, что при
таких нормах люди продолжают умирать от голода. Они
не могут понять, почему  им, потерявшим работоспособ-
ность, выдают здесь на 50 граммов хлеба меньше, чем
прежде, хотя  их положили в больницу лечить от исто-
стр. 39
щения. Люди хотели знать, какие меры намерен предпринять
горздравотдел для улучшения питания больных,
Что я мог им ответить? Обо всем, что мне рассказали, я знал.
Но помочь был не в силах.
Вскоре после той беседы меня пригласили в Смольный на совещание
о продовольственном снабжении столовых города. В кабинете А. А. Жданова
собрались председатель горисполкома П. С. Попков, его заместитель
Е. Т. Федорова, заведующий отделом горкома партии
П. Г. Лазутин,
руководители общепита.
До обсуждения основного вопроса я доложил о положении
дел с питанием в больницах.
- Чего вы хотите?— спросил Жданов.
      -Добавить на каждого больного в день по сто граммов
хлеба, двадцать граммов масла, пятьдесят граммов сахара,
пятьдесят граммов мяса.
Об овощах я не говорил, понимая, что эта просьба невыполнима,
но остальное, мне казалось, нужно изыскать. А. А. Жданов поручил
П. Г. Лазутину подсчитать  общую сумму необходимого
продовольствия для увеличения  больничного пайка.
Цифра получилась по тому времени такая огромная,
что Жданов тут же ответил:
- Не можем дать.
Я несколько раз снижал цифры, Лазутин подсчитывал,
и каждый раз  Андрей Александрович глухо итожил:
«Не можем дать...»
После очередного «не можем» меня помимо воли
подняло с места.
- При таком питании,— сказал я,— вообще не вижу смысла
лечить больных.
Вы забываете, что лекарства без необходимой еды —
вещь бесполезная.
Тон, очевидно, был более резкий, чем принято на таких
совещаниях.
Стало тихо, но ненадолго. Жданов вспылил, грохнул
кулаком по столу:
— Кто вам дал право думать, будто только вы отвечаете
за больных, за здоровье ленинградцев? И мы за это отвечаем!
Не у вас одного душа болит!
Но запас продовольствия для войск фронта —
всего на несколько дней.
Нам неоткуда взять дополнительный паек для больных.
Я понял, что обидел человека, однако видел перед
собой не только гневное
лицо секретаря, но и глаза ра¬бочих из больницы.
И я сказал:
- Снабжение продовольствием войск фронта находится
вне моей компетенции, и вам, конечно, лучше знать общее
положение. Но я обязан  заботиться о боль-
стр. 40
ных, особенно в больницах. И это ставит меня перед не-
обходимостью требовать хотя бы увеличения хлебного
пайка  до нормы,  которую получают рабочие предприя-
тий.
   И недостающие 50 граммов хлеба  было решено до-
бавить тем, кто лежал в больницах.
   Через несколько дней, когда я уже по другому делу
был у А. А. Жданова, он сказал:
   — Вы правильно настаивали на  своих требованиях,
правильно спорили.  Если  с нами  будут  спорить, мы
лучше будем  знать  истинное  положение дел. Спорьте
и впредь.

   Сейчас трудно представить, с каким восторгом  были
встречены в больницах  эти  добавочные  50  граммов.
Почти невесомый по нынешним временам ломтик хлеба
значил куда больше, чем заключенные в нем граммы и
калории.  Огромную психологическую  роль   сыграла
столь красноречивое свидетельство  заботы о больных,
внимания к ним.  Думаю,  вернувшись  на производство,
бывшие  наши больные помнили, что в трудную минуту
руководство города  изыскало  возможность помочь им,
и самоотверженной работой отплатили за это.
   Вообще же спасение ленинградцев  от истощения во
многом определило такое исключительно  важное  в то
время  мероприятие,  как открытие столовых усиленного
питания.  Их развернули, когда  удалось  решить очень
важный   вопрос — ленинградцам  было   выделено  ста
тысяч  сверхнормативных пайков, сказочно богатых  па
блокадным  условиям: мясо, жиры, сахар, крупы,  сухо-
фрукты и даже — подумать только!— виноградное  вино.
Последнее служило,  конечно, не для возбуждения аппе-
тита. Вино ведь, по сути дела, «испорченный» виноград-
ный сок  и в условиях блокады являлось источником ви-
таминов, важных  питательных веществ.
   Наличие столь ценных продуктов позволяло надеять-
ся на  быстрый терапевтический эффект  при лечении
голодавших. В столовые усиленного питания врачи по-
ликлиник направляли людей, находившихся в  состоя-
ии дистрофии.  Курс  такого  своеобразного  лечения
длился в зависимости от состояния  больного  две — че-
тыре недели.  Питание в столовых давало возможность
отчасти  восстановить силы, так сказать, перевести дух
после длительной голодовки.  И хоть усиленных пайков
было явно  недостаточно……

Отредактировано ABC (2014-07-16 11:52:12)

0

12

В феврале 1942 года редакцию «Ленинградской Правды» вдруг обвинили
в неправильно понятой цели войны.
Это передовая от 8 февраля 1942 года.
Прошло заседание ГК И ОК ВКП(б).
Приложение 1.
Под протоколом подписался и Жданов.
Обычно он под малозначащими протоколами не подписывался.
Так что можно предположить: на статью обратили внимание в Москве.
И Жданов перестраховался.
Сама передовая  ничего особого не представляла.
Основное содержание: рассказ о конкретных людях, уничтоживших существенное число врагов.
Есть небольшие обобщения.
Которые приведены в Приложении 2.
Вероятно, придрались к словам о мести.
Вообще это история выглядела как-то нелепо.
В феврале на улицах Ленинграда лежали не убранные трупы.
Нечистоты, так не работала канализация.
И совсем не гарантировано, что вермахт не возьмет Ленинград.
И в этот момент выискивать какие-то тонкости в стандартной передовой?
Кто-то зачем-то явно подкапывался под Жданова.
Неясно: история началась в Ленинграде и затем в Москве, или сразу в Москве.
Но, по моему, к этой истории причастен кто-то, кто затем раскрутил Историю с журналами
«Звезда» и «Ленинград», а позже и «Ленинградское дело» .
Выше в данной ветви: сведения о  слухах февраля 1942 года: замена  Жданова  Андриановым и арест  Попкова.
То есть по датам в феврале 1942 года прошла  компания против Жданова


РАССЕКРЕЧЕНО

ПАРТИЙНЫЙ АРХИВ
Ленинградского ОК и ГК ВКП(б)

Ленинградский Областной
Комитет ВКП(б)

Особый сектор
III часть

Материалы
к протоколу секретариата Обкома ВКП(б)
№ 40 от 7/X 1941 г. -24/III 1942 г.
(вопросы решенные опросом)

Фонд № 24
Связка № 434
Ед. хр. № 5083
Опись № 2

Начато 7 октября   1941 г.
Окончено 24 марта 1941  г.

На 73 листах

///////////////////////////
Стр. 48

СО -40 п 31 гс
От 11/II – 42 г.

О передовой статье  “Ленинградской Правды“ в номере

от 8 февраля с.г.

(пост. с-та обкома и горкома ВКП(б)

а) Признать, что редакция "Ленинградской Правды" допустила грубую политическую ошибку по вопросу
о задачах войны в передовой статье в номере от 8 февраля.

б) Об"явить выговор коллегии "Ленинградской Правды" за допущение указанной грубой политической
ошибки указать тов. Золотухину,
что для него, как для редактора, подобные ошибки непростительны."

в) Указать секретарю горкома по пропаганде т. Шумилову, что он недостаточно контролирует
работу редакционной коллегии “Ленинградской Правды

Подписи:
Жданов 
Кузнецов
Не разобрана
Капустин

СГ п. 47 гс
11/11-42
//////////////////////////////////////////////////////////
«Ленинградская Правда», 8 февраля 1942 года

С л а в а   г е р о я м
Ленинградского фронта

……………….
Советский нард устами великого Сталина сформулировал суровый и беспощадный приговор гитлеровским ордам , вероломно вторгнувшимся на нашу землю.
-Истребить немецких оккупантов всех до единого! Смерть немецким захватчикам!
…………………………
« Таких отважных и неутомимых истребителей фашистской нечисти, на Ленинградском фронте тысячи.
Их сила – в умении, в боевой выучке, инициативе, в смекалке в бесстрашии. Они беспредельно преданы своему народу,
большевистской партии , великому Сталину. Жгучая ненависть к немецким захватчикам стала законом их жизни,
а месть безжалостная и беспощадная, - целью жизни.
Смерть немецким оккупантам! Этот сталинский клич стал боевым девизом героев Ленинградского фронта, боевым
девизом каждого красного воина. И тот, кто сегодня с оружием в руках выполняет этот девиз, творит святое дело
во имя победы над гитлеровской Германией. Каждого, кому дано в руки оружие, законно спросить: сколько ты убил немцев,
сколько ты истребил этой погани? Если ты убил одного бандита – почет тебе, если ты убил десяток – слава тебе.
Вечная благодарность тому, кто уничтожил сотню ненавистных захватчиков. Наши бойцы, наш народ хорошо понимают,
что в этой войне не может быть мира до тех пор, пока на советской  земле останется хоть один немецкий оккупант,
пока не будет разгромлена преступная шайка Гитлера.
…………………….

Отредактировано ABC (2014-07-31 23:12:09)

0

13

Интересно, а Машанский ничего не пишет о том, как питалось городское начальство, в т. ч. и он сам? В сети этой книги нет.

0

14

Жданов - Кузнецов?

В некоторых СМИ продвигается такая позиция:
Был трусоватый Жданов и деловой А.А. Кузнецов.

http://www.novayagazeta.ru/apps/gulag/62766.html
"Новая газета"
Выпуск № 30 от 21 марта 2014
К 70-летию снятия блокады Ленинграда
18.03.2014

Никита Ломагин, доктор исторических наук, профессор СПбГУ

……………………………………………………………………………….
«Свидетелем поведения Жданова в наиболее сложное для Ленинграда время был бывший помощник Г.М.Маленкова Д.Н. Суханов, который в августе-сентябре 1941 года сопровождал своего шефа, прибывшего в составе Комиссии ГКО СССР.
Из воспоминаний Д.Н.Суханов:
«В Ленинград прибыл Жуков Г.К. и приступил к наведению порядка в обороне города, при этом наибольшую помощь и активное взаимодействие Жуков Г.К. встретил не со стороны Жданова А.А. (находившегося частенько в специально сооруженном во дворе Смольного бункере, принимая горячительные напитки), а со стороны генерала Кузнецова А.А., который в 1944 г. после снятия блокады был утвержден первым секретарем Ленинградского горкома и обкома ВКП(б), а в 1945 году Секретарем ЦК ВКП(б)».
……………………………………………….

О Суханове:

Кирилл Столяров

Палачи и жертвы

1998 г.

Стр. 319, 320
На предварительном следствии взятый под стражу Суханов признал себя виновным в том, что похитил облигации на сумму 106 500 рублей, а также восемь штук часов различных марок и золотой значок, которые были изъяты при аресте Берии и его подчиненных.

Отредактировано ABC (2014-08-05 14:58:46)

0

15

Это я разбирал в своем ЖЖ. Ломагин - собиратель "компромата", неоднократно замеченный в его расширительном толковании, а то и в прямой лжи (в т. ч. и в этой публикации). "Новая газета" занималась антиблокадной пропагандой (история с опросом "Дождя" и т. д.), а Ломагина подтянула для солидности (он и рад стараться).
Т. н. "мемуары Суханова" (или их пересказ ?) никто, кроме Ломагина, не видел. Сам Суханов, как Вы правильно отметили, жулик и вор. Если он и ездил в Питер с Маленковым и другими, то эта комиссия уехала до того, как прилетел Жуков. Посему никаким "свидетелем" отношений Жданова и Жукова Суханов быть не мог, а Ломагин врет.
Подробнее: http://glavsnab.livejournal.com/81289.html .

0

16

http://glavsnab.livejournal.com/81518.html - еще о том же. Ссылки на воспоминания членов той комиссии, как было дело.

0

17

Отпуск Жданов

Как-то по теле услышал.
К моменту начала войны Жданов был в отпуске.
Долго задержался, так что важнейшие решения  принимались без него.
Удалось уточнить.
По крайне мере, уже 25 июня 1941 года Жданов подписал решение
ОК и ГК.
Какое решение, установить не удалось.
Пока материалы Особой папки не доступны.

Р А С С Е К Р Е Ч Е Н О

ПАРТИЙНЫЙ АРХИВ
Ленинградского ОК и ГК ВП(б)Ленинградский Областной
Комитет ВКП(б)

Особый сектор
III часть

Материалы
к протоколу бюро Обкома ВКП(б)
№ 41 от 30/VI -  VII 1941

Фонд № 24
Связка № 423
Ед. хр. № 4831
Опись № 2

Начато 16  июня    1941 г.
Окончено 28 июня    1941  г.

На 110 листах

/////////////////////////// 

Стр. 41
С О В Е Р Ш Е Н Н О  С Е К Р Е Т Н О

ОПРОСОМ ЧЛЕНОВ БЮРО ОБКОМА
(Прот. № 41 п. 32 гс от  ″25″  и ю н я  1941 г.

Р е з у л ь т а т ы   г о л о с о в а н и я 

пп. Жданов (подлинный материал хранится у тов. Гутман)

0

18

Гипотеза об источниках слухов
о снятии Попкова

Начальник Ленинградского НКВД 10 февраля 1942 года информировал начальство:
В Ленинграде слухи о снятии Попкова.
Соответствующий материал выше.
Кто пустил такие слухи, загадка.
Один из возможных методов отгадки: проанализировать необычные события близкие к 10 февраля.
Таких событий  два.

Никита Андреевич ЛОМАГИН
НЕИЗВЕСТНАЯ БЛОКАДА
2002 г.

……………..
В спецсообщении наркому внутренних дел Л.П. Берии говорилось, что 3 февраля 1942 г. в своей квартире выстрелом из револьвера покончил жизнь самоубийством секретарь горкома партии по транспорту, который оставил предсмертную записку следующего содержания:
«Нервы не выдержали, работал честно день и ночь. Приходится расплачиваться за неспособность руководителей.
Просил Колпакова снять, об этом знал Кузнецов и Капустин. С меня требовали, особенно Капустин, больше ответственности за работу дороги, чем даже с Колпакова.
Транспорт работает преступно плохо, но выправлять его только матом по моему адресу, как это делает Капустин, его не выправишь».
Далее П.Н. Кубаткин без всякого пиетета к местным партийным начальникам сообщает Берии о должностях лиц, упомянутых в записке:
«...Колпаков — Начальник Октябрьской ж.д., Кузнецов и Капустин — секретари Горкома»69.
………………………..
Википедия
……………
Начало войны застало Кагановича в должности наркома путей сообщения. Он продолжал курировать Наркомат путей сообщения (НКПС) даже когда формально не руководил им. 25 марта 1942 года ГКО принял постановление «О НКПС», в котором говорилось, что нарком путей сообщения Л. М. Каганович «не сумел справиться с работой в условиях военного времени», и его освободили от поста наркома.
…………..

То есть к слухам могут как-то причастны:
а) Секретарь горкома партии по транспорту.
Фамилия мне не известна.
б) Нарком путей сообщения - Каганович.
Тогда что-то похожее на ситуацию 1929 года.
Когда , поднявшие руку на Кирова, пострадали сами.
О Кирове в фонде Сталина
В 1942 году возможно из поднявших руку на Жданова одному пришлось уйти из жизни, другому лишиться поста.
Но повторяю, это только версия.
Без доказательств.
Ещё. Из 12 источников слухов, перечисленных в сообщениях НКВД, 4 источника связаны с железными дорогами.
Что подтверждает версию: слухи о Попкове пошли из источника, близкого к руководству транспортом.

Отредактировано ABC (2014-08-31 09:07:27)

0

19

Выше всё о прошлом.
А какая официальная оценка Жданова А.А. сейчас?
Прямых указаний нет, есть косвенные.
В Санкт-Петербурге есть газета «Невское Время».
Учредитель ЗАО «Редакция газеты «Невское время».
По характеру объявлений в газете, делаю вывод:
Газета близка к питерским властям.
НЕВСКОЕ ВРЕМЯ», 6 сентября 2014 года.

размышления вслух
Блокада.  Первый день
Сергей Ачильдиев,
редактор отдела спецпроектов «НВ»
…………………
(Окончание. Начало - на стр. 1)
...8 сентября 1941-го, когда противник окончательно замкнул кольцо вокруг Ленинграда, в городе оставалось 2 миллиона 544 тысячи мирных граждан. Причём около по-ловины из них нигде не работали. В продуктовых карточках неработавшие именовались со всей безжалостностью военного времени - иждивенцы.
И ещё один страшный факт: примерно пятую часть оказавшихся в блокадном плену составляли дети. Правда, в советской историографии обычно утверждалось, что детей было лишь 400 тысяч, но это не соответствовало действительно¬сти. По архивным данным, 6 сентября, то есть всего за два дня до начала блокады, выдали 459 200 детских продуктовых карточек. Однако и это было далеко не всё, потому что детские карточки выдавались только детям не старше 11 лет.
До сих пор никто не может объяснить, почему же под-ростки, чей бурно растущий организм требует усиленного питания, вдруг тоже попали во взрослые, точнее - в иждивенцы (без паспорта начали принимать на работу лишь в 1942 году), а значит, первыми были обречены на голодную смерть. И почему именно после 11 лет, не раньше и не позже? Возможно, разгадка кроется в статье 12 Уголовного кодекса РСФСР, принятой ещё 25 ноября 1935 года на основании постановления ЦИК и СНК СССР в качестве дополнения к кодексу: «Несовершеннолетние, достигшие двенадцатилетнего возраста, уличённые в совершении краж, в причинении насилия, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытке к убийству, привлекаются к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания». «Все меры наказания» - это означало самые тяжёлые приговоры, включая расстрел. Так в своё время «лучший друг детей» Иосиф Сталин позаботился о дочерях и сыновьях «врагов народа», поэтому нет ничего удивительного, что с началом блокады его верный соратник Андрей Жданов распространил идею Верховного вождя на всех ленинградских подростков.
……………….

0

20

Этот Ачильдиев - еще один наглый клеветник. С чего он взял, что подростки умирали первыми? По множеству воспоминаний, сперва мерли маленькие дети и старики, затем - взрослые мужчины (вспомним Таню Савичеву). Какая связь между возрастом тех, кому в блокаду полагались детские карточки, и статьей Уголовного кодекса от 1935 г.? И причем тут дети врагов народа, если там речь о чисто уголовных преступлениях? Кстати, даже за убийство тогдашний кодекс сулил 8-10 лет, а вовсе не расстрел. Дети "врагов народа", если их не взяли нерепрессированные родственники, направлялись в детские дома. И лишь "социально опасные дети, проявляющие антисоветские и террористические настроения и действия, должны предаваться суду на общих основаниях". Конечно, ничего хорошего в этом нет, но врать-то зачем ?

0

21

И, кстати, карточные нормы (в т. ч. и для детей именно до 12 лет) утверждались постановлением Совнаркома (для Москвы, Питера и их окрестностей это постановление № 1882 от 18.07.1941), Жданов здесь совершенно ни при чем.

0

22

Выше было уже написано о необычных событиях в феврале 1942 года
1. Слухи о замене Ленинградского руководства;
2. Какое – то недоразумение с передовой «Ленинградской Правды»;
3. Замена коменданта Смольного;
4. Самоубийство партработника Смольного.
Как раз в это время приказ по гарнизону Ленинграда по ужесточению пропускного режима в Ленинграде.
Причина: некие подрывные элементы.
Почти наверняка всё это как-то связано.
А как, непонятно.

ЛЕНИНГРАД
В ВЕЛИКОЙ
ОТЕЧЕСТВЕННОЙ  ВОЙНЕ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА
О Г И З   Г О С П О Л И Т И З Д А Т

ЛЕНИНГРАД 1944

№ 128 ОБ УКРЕПЛЕНИИ РЕВОЛЮЦИОННОГО ПОРЯДКА В ГОР. ЛЕНИНГРАДЕ

ПРИКАЗ № 1 ПО ГАРНИЗОНУ ГОР. ЛЕНИНГРАДА

9 февраля 1942 г.

В ппоследнее время в городе Ленинграде  отмечены случаи нарушения отдельными гражданами революционной дисциплины и
установленных военными властями правил военного положения. Этим пользуются вражеские эле¬менты в целях проведения
своей подрывной деятельности.
Охрану революционного порядка в городе Ленинграде Военный Совет Ленинградского фронта возложил на меня, одновременно подчинив
мне войска НКО, расположенные на территории Ленгарнизона, Рабоче-крестьянскую милицию, истребительные батальоны и войска НКВД.
Для неведения и поддержания в городе Ленинграде строгого революционного порядка и пресечения деятельности вражеской агентуры
приказываю:
1. Воспретить всякое уличное движение по городу лиц и автотранспорта с 23.00 до 5.00,
за исключением лиц и автотранспорта, имеющих специальные пропуска от коменданта  гарнизона гор. Ленинграда.
Хождение по городу военнослужащих в запретные часы разрешить по установленным удостоверениям личности (для начсостава)
красноармейским книжкам (для рядовового и младшего начсостава срочной службы) с обязательным предъявлением
командировочного удостоверения или увольнительного билета, подписанных и засвидетельствованных печатью командира отдельной части.
В случае объявления воздушной тревоги передвижение населения и автотранспорта должно происходить по правилам,
утвержденным и опубликованным командованием ПВО города Ленинграда.
Действующие пропуска для хождения по городу Ленинграду с 14 февраля с. г. отменить. Коменданту гарнизона гор. Ленинграда
полковнику тов. Денисову установить образец этих пропусков и ввести их в действие  с 14 февраля с. г.
3. Устанавливаю следующий порядок выдачи пропусков для хождения по городу Ленинграду:
а) пропуска выдаются за подписью коменданта гарнизона города только лицам, которым по роду их деятельности действительно
необходимо передвигаться по городу в запретные часы;
б) директора предприятий, руководители учреждений и организаций бланки про¬пусков получают по заявкам (спискам),
представляемым в районные отделения милиции.
В заявках (списках) должно быть указано, кому и в связи с чем испрашивается пропуск.
Выдача пропусков рабочим, служащим и другим лицам возлагается па руководителей предприятий, учреждений и организаций по заявкам (спискам),
завизированным в районных отделениях милиции.
Для вольнонаёмного состава войсковых частей и учреждений бланки пропусков получать в Управлении коменданта гарнизона города Ленинграда.
Движение по городу легкового и грузового автотранспорта войсковых частей в запретные часы разрешить при наличии ранее установленных
пропусков (для легковых машин)  и маршрутных карточек (для грузовых машин) и при установленной светомаскировке фар 
5. Движение гражданских легковых и грузовых автомашин по городу в запретные часы разрешить по специальным пропускам,
выдаваемым Управлением РК милиции города Ленинграда за подписью коменданта гарнизона. Коменданту гарнизона города Ленинграда
полковнику тов. Денисову установить образцы этих пропусков и ввести их в действие с 14 февраля 1942 года.
6. Установить следующее время окончания работ:
а) для зрелищных предприятий —  в 21 час;
б) для торговых предприятий, предприятий коммунального обслуживания и общественного питания — в  21 час.
7. Коменданту гарнизона города Ленинграда полковнику тов. Денисову навести в городе строгий революционный порядок,
для чего усилить патрульную службу. Нарушителей революционного порядка немедленно привлекать к ответственности
с преданием суду Военного трибунала.

Начальник гарнизона г. Ленинграда
генерал-лейтенант Кабанов

Отредактировано ABC (2014-11-01 17:12:41)

0

23

Беседа Жданова с Ким Ир Сеном
https://vk.com/solidarity_dprk?w=wall-34486042_41428
.......................
Всем партизанским и народным вооружённым отрядам и организациям сопротивления было дано нами задание — после полного разгрома противника ликвидировать органы колониального господства, взять под охрану жизнь и имущество народа, создать органы партии и народной власти», — вспоминал Ким Ир Сен.

В его душу глубоко запала совместная работа на Дальнем Востоке с советскими маршалами К.А. Мерецковым, А.М. Василевским и Р.Я. Малиновским. Особо он выделяет встречу в Москве с Г.К. Жуковым.

По поручению И.В. Сталина Ким Ир Сена принял в Москве член Политбюро, секретарь ЦК ВКП(б) А.А. Жданов. Об этой встрече корейский лидер вспоминает: «Беседа со Ждановым началась с вопроса о текущем военно-политическом положении. Беседуя с ним, я увидел, что он очень интересуется моим мнением о том, каким образом следует работать, чтобы развивать освобождённую Корею как демократическое независимое государство.

Во время беседы Жданов неожиданно спросил меня, сколько лет потребуется корейцам после освобождения страны, чтобы построить независимое государство. Я ответил: не больше двух или трёх лет.

Услышав это, Жданов обрадовался, потирал руки. Однако он не скрывал и своего удивления: видимо, совершенно не ожидал такого ответа.

Я догадался тогда, почему Жданов проявляет такой большой интерес к проблеме строительства нашего суверенного, независимого государства после освобождения страны, почему к моему ответу «два или три года» он отнёсся с видимым недоверием.

Причина состояла вот в чём. Когда на Ялтинской конференции шло обсуждение вопроса о послевоенной Корее, Рузвельт выступил с так называемым планом управления страной под опекой. Слабые и малые страны Азии, освобождённые от колониального ига, должны были «проходить обучение в условиях демократического строя» под опекой крупных держав. Такова была его неизменная точка зрения.

Ещё со времени, когда весной 1943 года Рузвельт встретился в Вашингтоне с американским государственным секретарём и министром иностранных дел Англии, он настаивал на том, что Корея и Индокитай должны находиться под опекой крупных держав. По его словам, корейцам нужен «примерно сорокалетний период упорядочения до достижения полной независимости». Рузвельт, как видно, недооценивал нашу нацию и относился к ней пренебрежительно.

Я рассказал Жданову, что наш народ уже пробудился политически, что он заметно закалён в ходе многолетней антияпонской вооружённой национально-освободительной борьбы, что в этом процессе подготовлены надёжный руководящий актив и широкие патриотические силы, способные самостоятельно вести государственное строительство, что накоплен богатый опыт борьбы, налицо неиссякаемые творческие силы, организаторское умение, высокая мобилизационная готовность народа.

Внимательно выслушав меня, Жданов спросил, в какой помощи нуждается корейский народ в борьбе за государственное строительство после освобождения.

Я ответил ему: «Советский Союз вёл войну с Германией в течение четырёх лет, а впереди большая война с Японией. Где вы найдёте силы, чтобы помочь нам? Если нам окажут помощь, спасибо за неё, но мы хотим по возможности своими собственными силами построить свою страну. Это, конечно, трудно, но всё же считаю, что такой подход правильнее для перспективы на будущее. У нас в стране, в её истории существовало низкопоклонство, что служило причиной гибели страны, и в строительстве новой Кореи ему не место. Мы ни в коем случае не хотим, чтобы был нанесён ущерб от него — такова наша решимость. Мы надеемся на политическую поддержку Советского Союза и хотели бы, чтобы Советский Союз впредь активно поддерживал нас на международной арене и прилагал усилия, чтобы корейский вопрос был решён в соответствии с интересами и волей корейского народа». Жданов остался доволен моим ответом.

Он обещал, что доложит Сталину о встрече со мной. И после этого мы не раз встречались, у нас завязались глубокие дружественные отношения».
.......................................

Комментарий.
Беседа Жданова с Ким Ир Сеном имела последствия.
Послом СССР в КНДР назначен Штыков - второй секретарь Ленинградского Горкома.

http://onekorea.ru/2011/03/21/sovetskie … ki-v-kndr/

Отредактировано ABC (2015-04-04 01:05:36)

0

24

Выше цитировались слухи в Ленинграде на начало февраля 1942 года
Суть слухов: якобы репрессии против Ленинградского руководства.
Упоминается Попков.
Опубликовал материал Ломагин.
Со ссылкой на материалы НКВД.
В совокупности слухи - репетиция «Ленинградского дела».
Пока материалы НКВД всем исследователям не доступны.
Поэтому не ясно: насколько полно Ломагин цитировал материалы НКВД.
Ниже ещё одна публикация о слухах.
Приложение 1.
Автор цитирует материалы НКВД по Ломагину.
Но дополнительно приводит другие материалы о слухах.
Там  упоминаются фамилии партийно-государственных деятелях:
Каганович, Микоян, Андреев.
Каганович и Микоян лица известные.
Андреев – фигура второго плана.
О нем
http://gatchina3000.ru/great-soviet-enc … 58/166.htm
Возможно, эти лица как-то связаны с историей возникновения слухов.
В спонтанное возникновение слухов я не верю.
Удивляет в слухе о расстреле Попкова умолчание о Жданове.
А ведь первый секретарь Обкома – Жданов
в советском ранге о чинах несравненно выше
Председателя Ленсовета – Попкова.
Быстрое распространение слуха о расстреле Попкова
напоминает распространение слуха об убийстве Кирова ревнивым мужем.
До убийства Кирова в известных мне источниках
нигде нет сообщений о связи Кирова и Мильды Драуле.
А через 3-4 дня слух обошел весь Ленинград.
Кстати история со слухами была ещё раз.
История о разбитом сервизе из Эрмитажа на свадьбе дочери Григория Романова.


В. Л. Пянкевич
Люди жили слухами
Неформальное коммуникативное пространство блокадного Ленинграда

Санкт – Петербург
«Владимир Даль»
2014

Стр. 96

В конце января 1942 г. недовольство становилось все более и более адресным и сводилось к обвинению правительства и руководства Ленинграда в том, что они (а не немцы!) обрекли население города на голодную смерть, будучи неспособными обеспечить доставку и распределение продуктов. Такие настроения захватили представителей практически всех слоев общества – интеллигенцию, рабочих, домохозяек, пенсионеров и даже группу руководящих работников завода «Большевик». Практически все циркулировавшие в то время слухи носили критический по отношению к местной власти характер
86
Ломагин Н. А. Неизвестная блокада Кн. 1. С. 304

Выход из невыносимой ситуации, связанной, по мнению, многих горожан, с неверными решениями и бездействием городской власти, ленинградская молва, в соответствии с традиционными представлениями, находила в надежде на помощь и заступничество центральной власти.  Очевидно, не случайно всплеск подобного рода слухов произошел накануне и в день увеличения хлебной нормы. «Утром слухи об аресте Попкова, а к  вечеру о замене его …. Л. М. Кагановичем! Все это, конечно, лишь выражение пожеланий населения, а не реальные факты» (10 февраля, Л.Р. Коган).
87.
ОР РНБ, Ф. 1035, ед. хр.1, Л.8

«По городу упорные слухи: Попков будто бы снят с работы и арестован. Если это верно, то и поделом ему» (10 февраля)
88
Дневник Миши Тихомирова. Ленинград 1941 -1942 гг. С. 37

«Распространился слух, что в Ленинград приехали наводить порядок Микоян и Каганович, что Попков смещен и отдан под суд» (11 февраля)
89
Князев Г.А. Дни великих испытаний.

В тот же день подтвердились слухи, бытовавшие накануне: было объявлено о долгожданной прибавке к норме выдачи хлеба. Многие блокадники восприняли это известие однозначно. «Все эти радостные факты и слухи факты и слухи гражданами связываются с приездом в Ленинград "особой комиссии из Москвы", возглавляемой тов. Андреевым, которая будто бы прислана для "обследования " деятельности, верней бездеятельности наших городских и торговых властей с тов. Попковым во главе, доведших город до полного развала, а его обитателей до чудовищных размеров смертности от голода и холода. По голоду упорно говорят, что председатель Ленсовета Попков уже "снят", и он вместе со многими деятелями находится под следствием.
90
Владимиров И.А. "Памятка о Великой Отечественной войне". Блокадные заметки 1941 -1944 гг. С. 122, 123

Среди авторов антипопковских высказываний, по данным управления НКВД, были самые разнообразные люди: медработники, повар, управхоз, домохозяйка, проводница и другие: « В Ленинграде вскрыто большое вредительство, которое шло по линии срыва снабжения населения продовольствием. По этому делу арестовано 160 , в  числе которых председатель Исполкома Ленгорсовета – Попков»; «… Из Москвы прилетели члены комиссии, которая проверила работу Попкова и нашла у него серьезные злоупотребления. Попков с занимаемого поста уже снят и на его место назначен Андрианов»;  «Я слышал, что председатель Ленгорсовета Попков арестован за срыв снабжения населения Ленинграда продуктами питания»; «За вредительство, допущенные в снабжении населения продовольствием, арестован и расстрелян председатель Исполкома Ленгорсовета Попков»; «... Из Москвы прилетели члены комиссии, которая проверила работу Попкова и нашла у него серьезные злоупотребления. Попков с занимаемого поста уже снят и на его место назначен Андрианов»; «Я слышал, что председатель Ленгорсовета Попков арестован за срыв снабжения населения Ленинграда продуктами питания»; «За вредительство, допущенное в снабжении населения Ленинграда продовольствием, арестован и расстрелян председатель Исполкома Ленгорсовета Попков. Другие ленинградские руководители едва ли заслужено остаются на своих постах»; «Попков и другие ленинградские руководители заботились только о себе, а нас они совершенно не думали. За такое безобразие Попков и некоторые другие поплатятся в скором времени своими головами»; «Председатель Исполкома Ленгорсовета Попков оказался вредителем. По его вине в Ленинграде погибло много людей. От таких руководителей после войны мы будем избавлены, так как Советская власть существовать не будет. Управлять нами будут англичане»; «За последнее время в городе обнаружено много вредителей, срывавших работу по снабжению населения продовольствием Вредители уже расстреляны. В числе их председатель  Ленинградского Совета Попков»;   «Председатель  Ленинградского совета наговорил в своей беседе разной ерунды, ничего нам не дал, а свою семью снабжал продуктами в каком угодно ассортименте и неограниченном количестве»
91
Ломагин Н. А. Неизвестная блокада . Кн. 2 С. 765, 766.

Слухи о приезде комиссии из Москвы, которая разбирается и наказывает местного руководителя, выполняли важную социальную функцию, представляя собой форму челобитной и наивную попытку наладить диалог со справедливой верховной властью. Одновременно такая позиция горожан была вполне рациональной, ведь ленинградские руководители мало опасались недовольства блокадников. Наказание за плохую работу могло последовать только сверху. Кроме того, широкое распространение этих слухов, вероятно, было связано и с тем, что народ жаждал мщения за перенесенные страдания и лишения, искал и нашел простое объяснение причин голода. Попков как олицетворение власти получил по заслугам –«снят», «арестован», «расстрелян».
93
Там же С. 305.

Впрочем, реакция на действия и публичные выступления главы Ленгорисполкома была различной. От апологетической, содержащей веру в обнадеживающие обещания, до крайне негативной. Следует отметить также и то, что не все поддались столь легкому объяснению драматической ситуации с продовольствием в городе. Управление НКВД по городу и области отметило высказывании санитарного врача Р. , расходившегося в своей оценке с доминировавшими в Ленинграде настроениями и мнениями о Попкове; «В Ленинграде идут разговоры о том, что Попкова сняли с работы как вредителя. Я этим разговорам не верю, так как  вину на все перенесенные населением несчастья  стараются свалить на кого угодно.
94
Там же. С. 306

Образованные ленинградцы критично относились к слухам о П.С. Попкове, по-своему интерпретируя молву о руководителе города. «То, что райсоветы посылают обследовать, уже дает людям надежду на просветление, но параллельно дает пищу для махровых слухов вроде того, что «Сталин ничего не знал, Попков скрывает от него, теперь Сталин все узнал от иностранных корреспондентов, Попков расстрелян, с ним еще 27 человек, а сюда приехал Каганович наводить порядок. (14 февраля, Э.Г. Левина)
95
ЦГАИПД СПб. Ф. 4000. Оп. 11. Д. 57. Л.9

« Слухи о том, Попков и с ним  до 50 человек арестованы приехавшими в Ленинград членами правительства, не оправдались. Теперь говорят, что Попков сумел перехитрить Кагановича и Микояна, приезжавших по поручению Сталина обследовать положение Ленинграда и причины необычайно высокой смертности его жителей. Попков, дескать, указал, что ленинградцы больше всего погибают от обстрелов. Есть наивные люди, которые не только передают эти сведения, но и искренне в них верят» (21 февраля)
96
Князев Г. А. Дни великих испытаний. Дневники 1941-1945. С. 498.

Большинство ленинградцев неодинаково оценивали представителей разных уровней власти. Если центральная власть чаще идеализировалась, виделась заботливой и справедливой, то местные руководители в сознании горожан обладали противоположными качествами. Ответственность за неэффективность управления, проблемы в снабжении, неразбериху возлагалась именно на местную власть. Очевидно, что высказывать критические замечания о вожде и его окружении было значительно опаснее, нежели критиковать «свою» власть. Более того, такой критицизм центральной властью прямо или косвенно поощрялся.
…………………

0

25

Странные слухи ходили по Ленинграду в 1942 году.
Выше рассмотрен слух о расстреле Попкова.
Время слуха – начало февраля 1942 года.
То есть момент стабилизации снабжения Ленинграда.
Иными словами полное восстановление и модернизация линий снабжения после Тихвинской катастрофы и последующего контрнаступления Красной Армии.
Второй слух от 9 июля 1942 года.
Слух радикальный: о скорой сдаче Ленинграда в связи с окончанием эвакуации лишнего населения  из Ленинграда.
То есть населения, лишнего для организации обороны Ленинграда.
Казалось бы, это должно было усилить оборону Ленинграда.
Но слух пророчествовал об обратном.
Впрочем, слух имел некоторое обоснование.
Гитлер поручил армии Майнштейна захватить Ленинград.
Операция «Северное сияние».
Именно в период с 2 по 23 июля артиллерия Майнштейна была переброшена из Крыма в Ленинград. Начало наступления – 14 сентября.
Однако 19 августа Красная Армия начала наступление по прорыву блокады.
Наступление кончилось неудачей в смысле прорыва кольца блокады.
И успешным в смысле срыва «Северного сияния».
К СОЖАЛЕНИЮ, НЕИЗВЕСТНО: МНЕНИЕ НКВД О РАСПРОТРАНИТЕЛЯХ И ПРИЧИНАХ ЭТОГО СЛУХА.
Но суть в том, что авторы слухов имели явную цель: дискредитировать Жданова.


ЦГАИПД СПб

Фонд № 4000
Опись № 11
Дело № 57

Институт истории партии
При Ленинградском ОК КПСС
Смольнинский р-н,
г. Ленинград

Левина Эсфирь Густавовна

Начато 12.011942 года
Кончено 24.11. 1942 года

На 36 лист

9 июля 1942 г.

Эвакуационная лихорадка в разгаре; пассивная часть населения должна уехать или стать активной. Инженеры распадаются на 3 группы, неработающие уезжают, работающие не по специальности или сильно истощенные, с большой семьей – едут в тыловые районы, где сытнее и нужны люди, остаются только здоровые и активные работники, будут приняты меры к их максимальному обеспечению. Чувствую паутину бабьего окружения - "а не собираются ли сдать Ленинград? ". При мне не рискуют – прихожу – мама начинает - "а вот Зоя Сергеевна слышала от одной гражданки".

0

26

СЕКС ПОМИНКИ

Кирилл Анатольевич Столяров ИГРЫ В ПРАВОСУДИЕ
Ответственный за выпуск Е. Кожедуб Младший редактор О. Рукавишникова Художественный редактор В. Горин
Технический редактор Н. Ремизова Корректоры Л. Марченко, О. Поливанова
Налоговая льгота — Общероссийский классификатор продукции ОК-005-93, том 2: 953000— книги, брошюры.
Лицензия ЛР № 070099 от 03.09.96
Сдало в набор 04.04.00. Подписано в печать 20.07.00.
Формат 84x108 х/32- Печать офсетная. Бумага офсетная.
Гарнитура Таймс. Уел. печ. л. 21,84. Тираж 5000 экз.
Изд. № ОО-713-ДО. Заказ № 1166.
Издательство «ОЛМА-ПРЕСС»
129075 Москва, Звездный бульвар, 23 Полиграфическая фирма «КРАСНЫЙ ПРОЛЕТАРИЙ»
103473 Москва, ул. Краснопролетарская, д. 16
|||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||

Не менее показателен и случай, рассказанный гражданкой К., домохозяйкой:
«Я встретилась с Берия при следующих обстоятельствах. Хоронили А. А. Жданова. Я видела с балкона
228
траурную процессию. Видела Берия, который шел у гроба Жданова, нес гроб на Красную площадь. И вот в то время, когда с Красной площади еще доносились звуки траурных мелодий, Берия позвонил ко мне домой и сказал, что сейчас заедет. Считая, что кто-то подшучивает надо мной, я спустилась вниз в домашнем платье, имея в виду строго отчитать шутников за неуместные шутки. Каково же было мое удивление, когда в машине, остановившейся у моего дома, я увидела Берия. Я лишилась дара речи, забыла поздороваться с ним, машинально села в автомобиль. Я была буквально потрясена и сказала: «Как же так? На Красной площади такое печальное событие, а вы?..» Берия ответил: “Когда сталкиваешься с грустным, то стремишься к живому“».
Впечатлительность и простодушие гражданки К.— отдельная тема, ее едва ли нужно касаться. А вот отношение Берии к смерти Жданова требует авторского комментария.
В борьбе за власть Жданов изрядно потеснил Берию и отстранил его от руководства органами госбезопасности. Лаврентий Павлович, естественно, затаил злобу и, надо полагать, не слишком горевал по поводу смерти Жданова. Для него она, эта смерть, скорее была торжеством, а не тризной, поэтому, прилюдно выказав подобающую скорбь, он прямо из мавзолея Ленина позвонил гражданке К. насчет рандеву.
А теперь несколько слов о том, как Берия «стремился к живому»:
«...лежа со мной в кровати, Берия спрашивал: «А кто твои приятельницы? Как они выглядят, какие у них глаза, фигурка, темперамент? Приезжай ко мне с ними вместе, и мы вместе ляжем в постельку»,— вспоминала домохозяйка К.— Все это Берия сопровождал циничными комментариями в очень грубой, неприличной форме. Берия находил особое удовольствие выражаться нецензурно и страшно хотел, чтобы я также произносила нецензурные слова. Он очень просил меня об этом, но я не согласилась...»

Отредактировано Борис (2015-08-02 11:16:12)

0

27

«НОВГОРОДСКИЕ ВЕДОМОСТИ», 9 ДЕКАБРЯ 2015 Г.

Новая историко-документальная экспозиция, подготовленная коллективом специалистов Государственного архива новейшей истории Новгородской области (ГАНИНО), называется «От войны к миру: возвращение фронтовиков». Ёё тема в настоящее время является ещё мало изученной специалистами.

Анна МЕЛЬНИКОВА

Выставка приурочена к 70-летию  Победы  в Великой Отечественной войне и Дню Неизвестного солдата, отмечаемого  в России 3 декабря. Памятная дата,  к слову, в календаре официальных  празднований появилась только в прошлом году. Коллекцию документов можно разделить на три больших  раздела. Первый — «Демобилизация  военнослужащих  и  работа военных отделов» — о возвращении  участников войны на новгородскую землю, об организации  их приёма и размещения. В разделе  «Адаптация фронтовиков к мирной жизни» представлены обращения военнослужащих и членов их семей по различным социальным вопросам.  Третий - «Участники Великой Отечественной  войны: воспоминания ж фотодокументы» — объединяет воспоминания  и снимки участников войны, в том числе фондообразователей ГАНИНО.

О том, как начинали фронтовики мирную жизнь корреспондент «НВ»  беседует с историком, заведующим отделом использования документов ГАНИНО Валерием КОЛОТУШКИНЫМ.
...........................

Какой документ вставки Вы  бы выделили особо?
— На выставке есть благодарность старшему сержанту Илье Иосифовичу Кушниру, будущему известному исследователю истории и главному архитектору Новгорода. Его отметили за отличные боевые действия при прорыве обороны противника и форсировании реки Дунай южнее Будапешта. Большой интерес представляют документы Всеволода Ивановича Тутова, краеведа и коллекционера. Впервые в рамках экспозиции показано письмо известного военачальника Всеволода Фёдоровича Яковлева. Он командовал прифронтовым Белорусским военным округом. До этого в 1941—1943 годах как командарм участвовал в важнейших операциях Волховского фронта. Так вот, его письмо адресовано самому Андрею Жданову, члену Политбюро ЦК ВКП(б). В нём он просит помочь его сестре, которая проживала в Волотовском районе. Интересен ответ: сестра генерала просила корову. Но районные власти смогли помочь ей только мануфактурой и деньгами в размере 500 рублей. Корова была слишком ценным животным

Примечание: Выделил упоминание Жданова.

Отредактировано Борис (2015-12-11 22:01:12)

0

28

ЖДАНОВ И РЕПРЕССИИ 1937, 1938 ГОДОВ

Оглавление

Введение
1. Источники по биографии Жданова
2. Вблизи диктатора
3. Конституция 1936 г.
4. Февральско-мартовский Пленум
1937 г.
5. Июньский пленум 1937 г.
6. Начало репрессий
7. Январский Пленум 1938 г.
8. Итог

Приложения
1. Лю Шаоци: гибель в культурной революции
2. Пэн Дэхуай: гибель в культурной революции
3. Линь Бяо: заговор против Мао
4. Чжоу Эньлай: «не плыви против течения, не плыви по течению, плыви, куда тебе нужно»
5. Доклад Жданова на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1937 года.
6. Фрагмент доклада Сталина на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1937 года.
7. Фрагменты
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б)
«ОБ АНТИСОВЕТСКИХ ЭЛЕМЕНТАХ»

8. Фрагменты приказа № 0047
9. Приказ НКВД о запрещении вербовки партруководителей

Введение

Историческая наука имеет два направления:
А) Изучение объективных фактов.
Это публикация документов, материальных памятников, изучение взаимосвязи между историческими документами и т.п. деятельность с четкими объективными оценками.
Второе направление.
Оценка различных фактов истории.
Тут главная трудность – определить, по каким критериям оценивать исторические факты.
Есть общепринятые критерии сегодняшнего дня.
Есть критерии прошлых эпох.
О Жданове много оценок, а вот объективные факты его биографии изучены слабо.
Наиболее важны для истории следующие периоды деятельности Жданова.
А) Жданов на посту первого секретаря Ленинградского обкома в довоенное время.
1934 - 1941 годы.
Политика и экономика.
Б) Жданов как секретарь ЦК ВКП(б) в довоенное время.
Включая участие Жданова в массовых репрессиях 1937-1938 годов.
В) Жданов во время блокады.
1941 – 1945 годы.
В) Жданов в Москве на посту  секретаря ЦК ВКП(б): 1945 – 1948 годы.
В предлагаемой работе рассмотрена тема:
Жданов и массовые репрессии 1937 - 1938 годов.
Предложена следующая цепь событий.
А) Конституция 1936 года при реальном исполнении вызвала бы неустойчивость в советском обществе.
Б) Для предотвращения неустойчивости Сталин дал санкцию на массовые репрессии.
В) Ежов при массовых репрессиях стал выходить из-под контроля партии в лице Сталина.
Г) Репрессии в жесткой форме были свернуты. Ежов уничтожен.
Репрессии  свернулись к низкому уровню, даже ниже уровня конца 20-ых, начала 30-ых годов. Иными словами массовые репрессии сменились индивидуальными репрессиями.
Во всех этих событиях участвовал Жданов.
Ниже при цитировании материалов, если нет ссылок, источник:
Источник:
ЛУБЯНКА
Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД 1937-1938
Подписано к печати 10.10. 2003.

1. Источники по биографии Жданова

До сих пор нет научной биографии Жданова.
Впрочем, как и о фигурантах Ленинградского дела.
Которые все как-то были связаны со Ждановым.
О других лицах из окружения Сталина материала побольше.
Так о Берии и Маленкове написали книги их  сыновья.
Каганович и Микоян написали мемуары.
Молотов продиктовал мемуары Чуеву.
Да и изучение деятельности Сталина имеет основополагающий документ.
Это Журнал посещения кабинета Сталина.
Сын ЖДАНОВА написал только одну статью.
В которой об отце мало.
http://www.ihst.ru/projects/sohist/memory/jdan93ph.htm
Ю. А. Жданов
ВО МГЛЕ ПРОТИВОРЕЧИЙ
О Жданове наиболее объективная информация в книге «Ленинградское дело».
О Жданове написана диссертация.
http://www.dissercat.com/content/andrei … -1940-e-gg
Андрей Александрович Жданов:
Идеологическая деятельность
в 1920-1940 -е гг.
тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Глотова, Олеся Александровна

Изучение биографии Жданова часто подменяется карикатурой:
А) До 1941 года: вся деятельность Жданова – массовые репрессии.
Б) Годы блокады: уморить максимальное число людей при личном обжорстве.
В) Послевоенное время: основное занятие: травить Зощенко и Ахматову.
Впрочем, карикатура как-то изжила себя.
Как-то сразу вспомнили: как ловко Ленинградские руководители прорвали энергоблокаду Ленинграда.
Это на фоне медлительности нынешних руководителей.
http://www.fontanka.ru/2015/11/23/132/
Основное затруднение при разработке научной биографии Жданова: много источников до сих пор не рассекречено.
Или пока не исследованы: рассекречены недавно.
В предыдущих постах помещены некоторые документы по деятельности Жданова в период блокады.

2. Вблизи диктатора

Перед тем, как перейти к массовым репрессиям 1937 – 1938 годов рассмотрим разные формы диктатур.
Диктатуры различаются по целям и по форме реализации диктатуры.
Например, в части поддержания своей власти. Примерно в одно время жили Мао Цзэдун и Сталин.
Сходство Мао и Сталина поразительно.
Умные, жестко руководили, любили выпить.
Имели желание и возможность провести массовые репрессии.
У Сталина особенно выделился период: 1937 – 1938 годы.
У Мао культурная революция с  1965 по 1976 (смерть Мао).
Подробности:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Культурная_революция_в_Китае
Причины репрессий для Мао и Сталина в принципе одинаковы. Политические ошибки.
Сталин начудил с конституцией 1936 года.
Мао начудил с «большим скачком».
Прежние методы мягкой диктатуры были уже недостаточны. Отсюда репрессии.
В Китае общепринятая оценка Мао:
70% побед, 30% поражения.
Пример:
http://www.rosbalt.ru/main/2016/01/08/1478017.html
Насчёт Сталина в России единого мнения не сложилось.
Специфика жизни Жданова, как крупного политического деятеля: он находился в тени диктатора – Сталина.
А это значит!
«Шаг влево, шаг вправо – попытка к бегству.
Прыжок на месте тоже расстрел».

Но варианты действий в тени диктатора вначале рассмотрим на примере Китайской Народной Республики времен Мао.
Поведение китайских лидеров первой линии при массовых репрессиях  следующее.
Лю Шаоци и Пэн Дэхуай выступили против Мао и были жестко репрессированы. Приложения 1, 2.
На ход культурной революции эти деятели ощутимого влияния не оказали.
Линь Бяо примкнул к ультралевым.
Усугубил преступления культурной революции.
Вероятно, замыслил военный переворот. Погиб при бегстве.
Приложение 3
Чжоу Эньлай прямо не противоречил Мао. Но пытался, и весьма успешно, использовать Мао в своих целях.
Среди целей Чжоу культурной революции не было. Но Чжоу никак не пытался облегчить участь Лю и Пэна.
Но вероятно, падение Линь, из-за разоблачения действительного или мнимого заговора, – это Чжоу. В результате к концу своей жизни Чжоу вновь ввел в руководство КПК Дэн Сяопина.
Который и создал современный Китай.
Приложение 4
А как в СССР?
Высших руководителей, открыто выступивших против Сталина, после декабря 1924, января 1925 годов (Зиновьев) достоверно не известно.
Хотя в ряде процессов такие обвинения выдвигались.
Но пока материалы следствий по делам высшего руководства СССР и данные разработок НКВД засекречены, и нельзя определить:
Были ли действительно заговоры против Сталина или это фальсификация?
Одно ясно.
Ежов потакал всяким фобиям Сталина и щедро плодил всякие небылицы.
Насчёт заговора против Сталина, реальная кандидатура – Ежов.
Хотя достоверных доказательств нет.
По сути, Сталин и Ежов два автора массовых репрессий.
А как Жданов?
Моё мнение, он играл свою игру.
Пока не опубликовано свидетельств, что Жданов подталкивал Сталин к репрессиям определенных лиц.
Было обыденностью.
Пример.
А вот Берия  успешно выполнял самые нехорошие задания и даже намёки Сталина

«Хотел бы особо подчеркнуть роль Научно-испытательного института Военно-Воздушных Сил и его начальника бригадного инженера Александра Ивановича Филина, очень яркой фигуры в нашем летном мире.
……………………………………….
Однажды Сталин после обсуждения с Филиным какого-то авиационного вопроса пригласил его обедать. Как сейчас помню красивое, бледное лицо Александра Ивановича, стройную фигуру, внимательный взгляд голубых глаз и улыбку. За обедом Сталин расспрашивал Филина о летной работе, самолетах. Интересовался здоровьем. У Филина был больной желудок, кажется язва. Спрашивал, нравится ли ему вино с наклейкой из обычной бумаги и напечатанным на машинке названием. Филин ответил:
- Да, очень хорошее вино - слабое и приятное. Сталин заметил:
- Вам это можно пить?
Затем, спросив, какие фрукты любит Филин, распорядился отнести ему в машину фруктов и несколько бутылок вина. Смотрел на него все время приветливо и дружелюбно.
А через несколько недель стоило одному конструктору доложить: "Товарищ Сталин, Филин тормозит испытание моего истребителя, предъявляет всякие претензии",- и в судьбе Филина произошел крутой поворот.
- Как так? - спросил Сталин.
- Да вот указывает на недоработки, а я утверждаю, что самолет хороший.
Присутствующий Берия что-то пробормотал про себя. Можно было понять только одно слово: "Сволочь..." А через несколько дней стало известно, что Филин арестован.
Спустя некоторое время я попытался помочь Александру Ивановичу, но из этого ничего не вышло».
Источник:
Шахурин Алексей Иванович
Крылья победы
1990 г.
……

На амплуа советского Чжоу может быть Жданов.
По моему мнению,  Жданов ввел в высшие эшелоны власти новых людей, прямо не замешанных в репрессиях 1937 – 1938 годов.
Воскресенский А.А., Кузнецов А.А., Косыгин маршал авиации   Новиков.
За исключением Косыгина выдвиженцы Жданова  после смерти Сталина никакой роли не сыграли.
Ибо сказался фактор времени.
Жданов умер или был убит задолго, за 4 года, до смерти Сталина.
Примеры выдвиженцев Жданова:
Вознесенский Н.А.
Википедия
В 1935—1937 годах председатель Ленинградской городской плановой комиссии и заместитель председателя исполкома Ленгорсовета.
В ноябре 1937 года он был назначен заместителем председателя Государственной плановой комиссии при Совнаркоме СССР[источник не указан 1808 дней]. С 19 января 1938 по 10 марта 1941 и с 8 декабря 1942 по 5 марта 1949 годы председатель Государственной плановой комиссии при Совнаркоме (Совмине) СССР.
Косыгин А.Н.В 1938 году был назначен на пост заведующего промышленно-транспортным отделом Ленинградского обкома ВКП(б) и в том же году был назначен на пост председателя Ленинградского горисполкома, который занимал до 1939 года.
21 марта 1939 года на XVIII съезде Алексей Косыгин был избран членом ЦК ВКП(б). В том же году был назначен на пост народный комиссар текстильной промышленности СССР, который занимал до 1940 года. В апреле 1940 года был назначен заместителем председателя Совнаркома СССР и председателем Совета по товарам широкого потребления при СНК СССР.
Источник: http://www.aphorisme.ru/about-authors/kosigin/?q=4950

Жданов, моё мнение, заботился о том, что как можно больше ответственных постов занимали люди, которых он знал лично.
По сути, готовился к уходу Сталина по естественным, а может и не естественным причинам.
Но не получилось.
Жданов умер слишком рано, Сталин умер слишком поздно.
Справка о датах:
Даты: Чжоу – Мао, Жданов – Сталин.
Чжоу Энь Лай
(5 марта 1898 года — 8 января 1976 года)
Мао Цзэ Дун; 26 декабря 1893, Шаошань — 9 сентября 1976, Пекин)
Иосиф Виссаринович Сталин (настоящая фамилия — Джугашвили, груз. 6 [18] декабря 1878 (по официальной версии 9 (21) декабря 1879), Гори, Тифлисская губерния, Российская империя — 5 марта 1953,
Андрей Александрович Жданов (14 (26) февраля 1896 года, Мариуполь — 31 августа 1948 года, Валдай)

Потом это аукнулось в Ленинградском деле.
Моё мнение, «Ленинградское дело» ритуальная расправа с преждевременно умершим Ждановым.

3. Конституция 1936 года

Новая конституция была принята 5 декабря 1936 года и официально опубликована 6 декабря в издании Известия ЦИК СССР и ВЦИК, № 283.
Отменено деление жителей России на два сорта: лишенцев и прочих.
Звание лишенцев это не только недопущение к выборам, но и многочисленные бытовые затруднения.
По конституции также декларировались основные демократические  свободы, например свобода слова и свободные выборы.
Уравнять лишенцев можно было и без излишка демократии.
Естественный вопрос.
А зачем Сталину конституция 1936 года?
Версия 1.
Сталин – великий артист.
Настолько Великий, что свою игру часто принимал за реальность.
И как все Великие артисты легко перевоплощался при смене спектакля.
В 1936 году Сталин играл пьесу «Демократия, конституция».
В 1937 году пьесу «Врага уничтожим».
К концу 1938 году – «Партия превыше всего».
И соответственно поочередно:
- конституция,
- репрессии,
- не бывалые преференции для партии.
О последнем. Дело дошло до абсурда.
Компромат на руководящих партийных работников был уничтожен.
Органам безопасности запретили агентурную разработку партруководителей.
Эта практика аукнулась в перестройку.
Версия 2.
Сталин, как гениальный вождь – диктатор, решил, и вероятно правильно, что даже при диктатуре необходимы демократические ритуалы.
Но возможно конституция 1936 года принесла больше вреда, чем пользы.
Что-то вроде советского дефицита.
Который возник из несоответствия платежоспособного спроса и объема товаров в магазинах госторговли.
Хотя задумка была хорошей, держать низкие цены.
Черномырдин: «Хотели  как лучше, получилось как всегда».
Применимо к сталинской конституции и дефициту.
Версия 3. Руководство СССР готовилось к войне. Но держать значительную часть населения - лишенцев в состоянии лютой ненависти к советской власти опасно. Резерв для врага.
Конституция была должна быть оболочкой для прекращения статуса лишенцев.
Но Сталин переборщил с оболочкой.

В декабре 1936 года принята Конституция СССР. Насколько она соответствовала реальному положению в СССР.
А) Социалистическое государство.
Соответствовало Конституции:

Статья 5.  Социалистическая собственность в СССР имеет  либо
форму государственной собственности (всенародное достояние), либо
форму   кооперативно-колхозной    собственности    (собственность
отдельных колхозов, собственность кооперативных объединений).
     Статья 6.  Земля,  ее недра,  воды,  леса,  заводы, фабрики,   шахты,  рудники,  железнодорожный,  водный и воздушный транспорт, банки,   средства   связи,  организованные  государством  крупные
сельскохозяйственные  предприятия  (совхозы,   машинно-тракторные станции  и  т.п.),  а  также  коммунальные предприятия и основной
жилищный  фонд  в  городах  и   промышленных   пунктах   являются государственной собственностью, то есть всенародным достоянием.

Б) Свобода совести
В СССР свобода совести была ограничена.
Религиозная пропаганда практически запрещена.
Назначение на значимые должности верующих, как правило, не допускалось.

Статья 124.   В  целях  обеспечения  за  гражданами  свободы
совести церковь в СССР отделена от государства и школа от церкви.
Свобода отправления религиозных культов и свобода антирелигиозной
пропаганды признаются за всеми гражданами.

Комментарий
Сейчас положение перевернулось.
Атеистическая пропаганда не запрещена, но её фактически нет.
Также как в СССР не было религиозной пропаганды.
Сейчас государственные деятели или верующие, или молчаливые в вопросах религии.
Так же как в СССР официальное лицо не могло заявить себя верующим.

В) Однопартийная система.
Соответствовало конституции.
Других партий, кроме коммунистической, конституция не предусматривала:
Статья 126. В соответствии с интересами трудящихся и в целях    развития   организационной   самодеятельности   и    политической активности  народных  масс  гражданам  СССР  обеспечивается право
объединения в общественные организации:  профессиональные  союзы, кооперативные  объединения,  организации  молодежи,  спортивные и оборонные  организации,   культурные,   технические   и   научные
общества,  а  наиболее  активные и сознательные граждане из рядов
рабочего класса,  трудящихся крестьян  и  трудовой  интеллигенции добровольно  объединяются  в  Коммунистическую  партию Советского Союза,  являющуюся передовым отрядом трудящихся в  их  борьбе  за
построение    коммунистического    общества    и   представляющую руководящее ядро всех организаций трудящихся,  как  общественных,
так и государственных.

В) Свобода слова, печати, митингов и демонстраций.
В СССР сроду не было свободы слова.
Даже частные разговоры могли послужить причиной уголовного преследования.
И, разумеется, все  демонстрации - митинги жестоко подавлялись.
Такой инцидент произошел в 1927 году в Москве и Ленинграде.
http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1003554
«Последним публичным выступлением оппозиции стало участие в демонстрациях по случаю 10-летия Октябрьской революции 7 ноября 1927 года в Москве и Ленинграде[14]. Члены Левой оппозиции вышли с собственными лозунгами: «Выполним завещание Ленина!», «Повернём огонь направо — против нэпмана, кулака и бюрократа!», «За подлинную рабочую демократию!», «Против оппортунизма, против раскола — за единство ленинской партии!», «За ленинский Центральный Комитет!», но были разогнаны сотрудниками ОГПУ и красноармейцами[15].»
В дальнейшем  факт отсутствия всяких свобод воспринимался как неизбежность.
А по конституции полная свобода слова и прочего:

     Статья 125. В соответствии с интересами трудящихся и в целях
укрепления  социалистического  строя гражданам СССР гарантируется
законом:
     а) свобода слова;
     б) свобода печати;
     в) свобода собраний и митингов;
     г) свобода уличных шествий и демонстраций.
     Эти права граждан обеспечиваются предоставлением  трудящимся и   их  организациям  типографий,  запасов  бумаги,  общественных зданий,  улиц,  средств  связи  и  других  материальных  условий,
необходимых для их осуществления.

     
Г) Неприкосновенность личности.

И до принятия конституции 1936 года и после принятия конституции 1936 карательные организации (НКВД, МГБ) практиковали аресты без санкции суда и прокурора.
Хотя с учётом авторитета карательных органов санкции были в части политических арестов пустой формальностью.

Однако по конституции записано замечательно.

     Статья 127. Гражданам СССР обеспечивается неприкосновенность
личности.  Никто не может быть подвергнут  аресту  иначе  как  по постановлению суда или с санкции прокурора.
     Статья 128.   Неприкосновенность   жилища  граждан  и  тайна переписки охраняются законом.

Д) В СССР суды подчинялись партии.
Конечно часть дел, преимущественно уголовные суды решали в соответствии с законом.
Но, как правило, приговоры по политическим делам определялись партийными органами.
К тому же при Сталине приговоры выносили и внеконституционные органы.
В 1937-1938 годах – «тройки».
Пример правосудия при Сталине:
№ 336
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б)
«ВОПРОС ВЫШИНСКОГО»
25 августа 1938 г.
150 — Вопрос Вышинского.
Рассмотреть дело о переходе на территорию СССР с целью диверсий и шпионажа японской вооруженной банды в открытом судебном заседании с применением к 17-ти бандитам и владельцу шаланды ЧАН-БАО-НАН высшей меры наказания — расстрела, а к команде шаланды — длительных сроков тюремного заключения.
АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 255.Л1. 45. Копия. Машинопись.
Протокол № 63.

Статья 112. Судьи независимы и подчиняются только закону.

Д) Высшие органы государственной власти
Реально высшим органом государственной власти был Сталин. Формальная должность, занимаемая года  им, с 1925 никак не соответствовала реальной власти Сталина.
Он - классический диктатор.
Так что
     Глава III
     ВЫСШИЕ ОРГАНЫ   ГОСУДАРСТВЕННОЙ   ВЛАСТИ   СОЮЗА   СОВЕТСКИХ
СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК

не соответствовала реальности.

То есть по важнейшим статьям конституция не соответствовала реалиям СССР времен Сталина.
Пофантазируем.
Что было если бы, если положения конституции были реально реализованы в 1937 году.
Ответ получен через 53 года.
Лозунг перестройки – гласность.
Иными словами свобода слова.
И стало реально соблюдаться неприкосновенность личности.
Просто так арестовать было нельзя

СССР такого испытании  не выдержал.
Разумно предположить: СССР рухнул бы и в 1937 году, если бы положения конституции 1936 года были реально воплощены.
Появилось бы нечто другое.
И Сталин, и Горбачев отнюдь не желали краха СССР и социализма.
Но сделали одинаковые ошибки, слишком положившись на свой имидж.
Однако в 1937 начался террор, а не перестройка.
Сподвижники Сталина толково растолковали диктатору, к чему идет дело при буквальном выполнении конституции.
Сталин прозрел и нашел оригинальный выход - террор.
То есть ликвидация всех, опасных для существующего строя.
Такое в истории было.
Например, проскрипции.
Википедия
«Сулла занялся убийствами, кровавым делам в городе не было ни числа, ни предела, и многие, у кого и дел-то с Суллой никаких не было, были уничтожены личными врагами, потому что, угождая своим приверженцам, он охотно разрешал им эти бесчинства. Наконец, один из молодых людей, Гай Метелл, отважился спросить в сенате у Суллы, чем кончится это бедствие и как далеко оно должно зайти, чтобы можно стало ждать прекращения того, что теперь творится. «Ведь мы просим у тебя, — сказал он, — не избавления от кары для тех, кого ты решил уничтожить, но избавления от неизвестности для тех, кого ты решил оставить в живых». На возражение Суллы, что он-де ещё не решил, кого прощает, Метелл ответил: «Ну так объяви, кого ты решил покарать». И Сулла обещал сделать это… Не посоветовавшись ни с кем из должностных лиц, Сулла тотчас составил список из восьмидесяти имён. Несмотря на всеобщее недовольство, спустя день он включил в список ещё двести двадцать человек, а на третий — опять по меньшей мере столько же. Выступив по этому поводу с речью перед народом, Сулла сказал, что он переписал тех, кого ему удалось вспомнить, а те, кого он сейчас запамятовал, будут внесены в список в следующий раз. Тех, кто принял у себя или спас осуждённого, Сулла тоже осудил, карой за человеколюбие назначив смерть и не делая исключения ни для брата, ни для сына, ни для отца. Зато тому, кто умертвит осуждённого, он назначил награду за убийство — два таланта, даже если раб убьёт господина, даже если сын — отца. Но самым несправедливым было постановление о том, что гражданской чести лишаются и сыновья, и внуки осуждённых, а их имущество подлежит конфискации — Плутарх. Сулла, 31.»

4. Февральско-мартовский Пленум 1937 г.

Низовые партийные руководители более реалистично, чем Сталин, оценивали ситуацию с новой конституцией.
Выражением этого стал доклад Жданова февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года.
Приложение 5
Доклад посвящен предстоящим выборам.
Жданов дипломатично новую конституцию не критикует.
Но косвенно.
Во первых четко показывает на примере Северного края: «попы», а следовательно и прочие элементы вне ВКП(б), вполне могут победить на свободных выборах.
Во вторых упоминание о вполне законной по новой конституции деятельности вызвало смех у присутствующих.
В третьих, Жданов рассказывает поучительные истории о выборах партийных органов.
В данном случае мораль ясна.
Если ВКП(б) не может организовать нормальные выборы внутри самой партии, то что будет на выборах среди беспартийных масс?   
Не менее интересно выступление Сталина.
Приложение 6.
Сталин певец демократии и перестройки. Горбачев жалкий плагиатор.
А лжедемократ Сталин давал такие указания
«№ 303
УКАЗАНИЯ И.В. СТАЛИНА О ДОПРОСАХ (75)
13 марта 1938 г.
1) Бить во всю Рябинина, почему не выдал Варейкиса.
2) Нажать на Паскуцкого о выдаче левоэсеровской группы (возм. Белов и др.).
АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 339. Л. 199. Подлинник. Рукопись.
Источник: ЛУБЯНКА
Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД 1937-1938
Подписано к печати 10.10. 2003.

5. Июньский пленум 1937 г.

Пленум необычайный.
Стенограмма велась выборочно.
Но и стенограмму заседаний со стенографированием в Интернете найти не удалось.
Как на нём отметился Жданов неизвестно.
Вот фрагмент об этом Пленуме:
http://booksonline.com.ua/view.php?book … p;page=130
LV
Июньский пленум ЦК
………….
Этот пленум, состоявшийся 23—29 июня, до недавнего времени представлял белое пятно в истории партии. В официальном сообщении о нём значилось, что он утвердил новый избирательный закон — положение о выборах в Верховный Совет СССР и рассмотрел три узкохозяйственных вопроса: об улучшении семян зерновых культур, о введении правильных севооборотов и о мерах по улучшению работы МТС [1137].
Эти вопросы, как можно видеть из стенограммы пленума, действительно рассматривались на его заседаниях 27—29 июня. Однако эта официальная, сугубо мирная повестка дня камуфлировала основное содержание работы пленума, первым пунктом которого было обсуждение доклада Ежова о раскрытии Наркомвнуделом грандиозного заговора с участием видных деятелей партии и страны.
……………

6. Начало массовых репрессий

Массовые репрессии следует классифицировать по следующим показателям:
А) Жертвы репрессий.
Основные группы репрессируемых:
- люди настроенные принципиально против
советской власти или которых обоснованно можно подозревать в антисоветских настроениях.
- люди, которые в принципе за советскую НО, против которых имелись обвинения действительные или ложные в попытке изменить форму реализации социализма.
- уголовники.
Конечно, были и пересечения указанных групп.

Б)Инициаторы репрессий:
- партия  (в лице Сталина),
- органы безопасности в лице очередного наркома.

Технически репрессии осуществлялись исключительно органами безопасности.
В это отличие от Китая.
Во время культурной революции репрессии осуществляли наряду с органами безопасности, также армия и военизированные молодёжные организации.
В 1936 году НКВД стало инициатором репрессий членов партии, которые обвинялись в разных оппозициях.
Характерна история Отто Августовича Лидака.
Она изложена в ветви «Истпарт»:
ИСТПАРТ
Суть такова.
В начале 1935 года Лидака партия наказала за публикацию авторов, ранее замешанных в оппозиции.
Получил выговор.
В 1936 году НКВД сообщило о показаниях на Лидака о якобы его участии в оппозиционном заговоре.
Лидак подал аппеляцию.
Пока её рассматривали, НКВД ликвидировало Лидака.
Мораль.
Партруководители  стали терять контроли над репрессиями в отношении коммунистов. А общее правило руководителей всех организаций. Не переносят вмешательство в контроль над членами свой организации.
А с приходом Ежова  резко усилилось вмешательство НКВД в партийные разборки.
Раскрытие всяких вредителей пошло потоком. А ощутимо вредить реально только на руководящих должностях. Так что де-факто репрессии пошли на партийных.
В общем, совершенно бессмысленно в смысле подготовки к выборам. Возможность партруководителй воздействовать на  репрессии были минимальны. Так с материалами дел их не знакомили. От них требовалась только подпись под санкцией на арест. А иногда и такая формальность не соблюдалась. Очевидно, что власть над партией переходила от всяких секретарей к начальникам НКВД.
Но в июле 1937 г. Политбюро начало спускать на низы указания  с требованием проведения репрессий явно беспартийных.
Приложение 7.
В первую очередь бывших кулаков.
Общее название «антисоветские элементы».
Самое удивительно следующее.
Указания направлялись на места, минуя руководство НКВД, то есть Ежова.
Впрочем, Сталин не желал конфронтации с Ежовым и 17 июля Ежов появился проект документа о награждении Ежова орденом Ленина.
Только 30 июля 1937 г. вышел приказ НКВД
№ 00447, регламентирующий репрессии против «бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов».
Фрагменты приказа № 0047
– Приложение 8.
То есть репрессии имели два направления, которые условно назовем:
Против вредителей;
Против антисоветских элементов.

Репрессии против вредителей заготовка НКВД. Для обвинения во вредительстве должны были какие-то доказательства. И НКВД пытками добывала такие доказательства.
Репрессии против антисоветских элементов – заготовка партии в лице Политбюро.
Репрессии против антисоветских элементов пыточного следствия не требовали. По документам легко устанавливалась принадлежность к антисоветским элементам, например к бывшим кулакам или эсерам.
Случаев, когда человека пытками заставляли признаться что он кулак, мне не известно.
А пытки для признания во вредительстве или шпионаже в 1937-1938 году - стандарт следствия.
Следует отметить просто болезненную страсть сотрудников НКВД к фальсификациям.
Пример.
Сталин дал указание репрессировать отдельные национальности по политическим соображениям.
Выбор национальностей соответствовал национальным государствам вблизи СССР:
немцы, поляки, латыши и другие. Так органы НКВД умудрялись по этому направлению репрессировать людей других национальностей
Пример.
[i]«О ходе проведения операций по инонациональностям дает представление шифртелеграмма от 21 марта 1938 года заместителя наркома внутренних дел М. И. Фриновского начальнику УНКВД по Свердловской области Д.М. Дмитриеву. Следует однако отметить, что действия последнего даже в центральном аппарате вызывали негативную реакцию. Фриновский отмечал: «Вами представлены альбомы на 10 024 арестованных по польской, немецкой, латышской и другим операциям. По данным этих альбомов:
По немецкой операции Вами арестовано 4 142 человека. Из них немцев только 390. В числе арестованных до 20 летнего возраста 215 человек. Почти все арестованные (3 968 человек) значатся бывшими кулаками и их детьми и в то же время рабочими (3 647 человек). Перебежчиков немцев арестовано только 8.
По польской операции репрессировано 4 218 человек. Из них поляков только 390. В числе арестованных 3 798 бывших кулаков и их детей, причем из этого числа 3 552 рабочих. Среди них до 20 летнего возраста 161 человек. Перебежчиков поляков арестовано 34.
По харбинцам арестовано 1249 человек. Из них харбинцев всего 42 человека. Бывших кулаков и их детей, являющихся рабочими арестовано 1 003 человека. Перебежчиков арестовано 21 человек.
По латвийской операции арестовано 237 человек. Из них латышей всего 12 человек. Все арестованные также значатся рабочими, бывшими кулаками и их детьми. Перебежчиков арестовано 28 чел.
По румынской операции арестован всего один румын и одновременно с ним 96 русских. Все они, как и по другим операциям рабочие и бывшие кулаки и их дети. Перебежчиков арестовано 4 чел.
По финской операции ни одного финна вообще не арестовано, но зато значатся 5 русских, 8 евреев и 2 прочих». ЦА ФСБ. Ф. 3. Оп. 5. Д. 82. Л. 32-33.»
[/i]
Для сравнения. В гитлеровской Германии тоже были репрессии по национальному признаку.
Причина уже не политическая, а расовая: Евреев и цыган.
Но репрессии проводились строго по адресу.
Ни разу не встречал, чтобы в фашистской Германии по каким-то соображениям вместо заданных национальностей репрессировали людей другой национальности.
То есть НКВД при Ежове превратилась в неуправляемую организацию.
Какое-то сообщество садистов – убийц, которые усугубляли выполнение преступных приказов.
Репрессии имели были безусловной ошибкой с тяжелыми последствиями для СССР.
А) Огромные человеческие потери.
Б) Раскол в советском обществе.
Репрессированные, близкие им люди и сочувствующие частот шли на сотрудничество с оккупационными властями.
Также в Красной Армии было много перебежчиков.
В) Репрессии до 1956 года парализовали советскую пропаганду .
Так как вразумительной дискуссии о репрессиях советская пропаганда вести не могла.

Плюс от репрессий могли бы только враги СССР.
В первую очередь Германия Гитлера.
Однако до сих пор доказательств причастности каких-либо иностранных спецслужб к разжиганию репрессий нет.
Но результатом репрессий стало. Общее запугивание граждан СССР не предсказуемыми репрессиями.
Результат
http://superinf.ru/view_helpstud.php?id=914
……………………………….
В целом по СССР в выборах Верховного Совета приняло участие 96,8 % от общего числа избирателей. При этом за кандидатов в Совет Союза было подано в среднем 98,6 %, а в Совет Национальностей - 97,8 % голосов.
……………………………..

До перестройки это стало стандартом.

7. Январский Пленум 1938 г.[/b][/color][/size]

Какова позиция Жданова в период массовых репрессий.
Вероятно, он против репрессий антисоветских элементов ничего не имел.
Доказательcтво:

Протокол № 60.
№ 318
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б)
ОБ УВЕЛИЧЕНИИ ЛИМИТА ТРОЙКЕ ПО ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

13 апреля 1938 г.

115 — Вопрос НКВД.

Разрешить Ленобкому ВКП(б) дополнительно рассмотреть на особой тройке по первой категории дел на 1 500 кулаков, эсеров, рецидивистов и уголовников.
АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 212. Л. 169. Копия. Машинопись.

А вот отношение Жданова к репрессиям против членов партии, как правило членов партии, вероятно было другим.
Доказательство. На Кировском заводе в Ленинграде началась охота на вредителей.
Стало обыденным все производственные неурядицы сводить к вредительству.
ТУРБИННЫЙ ЦЕХ: 1937, 1938 годы
Так под подозрение во вредительстве попал Яков Федорович Капустин.
1937 г. Капустин. Турбинный цех. Начало "Ленинградского дела"?
Конечный результат очевиден.
Пытки – расстрел. Но что-то не сработало.
И вскоре Капустин резко пошел по партийной линии.
Дело принципиальное и без личных указаний Жданова конкретно по Капустину такое не возможно.
Второе.
На следующий день после разрешения на допрепрессии (см. выше) был снят с НКВД Заковский, бывший начальник НКВД Ленинграда (соответственно  13 и 14 апреля 1938 г.)
Протокол № 60.
В тексте имеется машинописная помета о рассылке: «Тов. Ежову; Ленобком ВКП(б)».
№ 319
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) «О ЗАКОВСКОМ»
14 апреля 1938 г.
128 — 0 Заковском.
1. Ввиду того, что в работе по Ленинградскому УНКВД выяснился ряд серьезных недостатков за период работы т. Заковского, как-то: переписка заключенных с волей и шпионом Гродисом в частности, создание дутых дел; засоренность аппарата УНКВД шпионскими элементами, которые работали до последнего времени, несмотря на имеющиеся на них компрометирующие материалы, — ЦК ВКП(б) считает, что т. Заковский не может сейчас поль¬зоваться полностью политическим доверием как руководитель чекистской работы.
2. ЦК постановляет: освободить т. Заковского от обязанностей замести¬теля НКВД СССР и назначить его начальником строительства Куйбышев¬ского гидроузла, где он должен своей работой восстановить полное к себе доверие.
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 998. Л. 34. Подлинник. Машинопись.

Возможная реконструкция.
Жданов доказал на Политбюро свою лояльность Сталину, запросив, увеличение числа репрессированных.
В благодарность Сталин начал репрессировать Заковского, который попортил кровь Жданову массовой фальсификацией дел.
Но это произошло в апреле 1938 года.
А стало возможным благодаря решениям январского 1938 г. Пленума ЦК ВКП(б).
Решения этого Пленума резко ограничило возможности НКВД по репрессиям членов партии.
То есть пошел процесс, запущенный в Январе.
К концу года начался разгром НКВД.
По сути, запретили бодаться с партийными органами.
Показательно решение Политбюро по запрету агентурной разработки партруководителей:
Приложение 9.

8. ИТОГ

Репрессии можно разделить на три  потока «антисоветские элементы» и «вредители» и «уголовники».
Статистика арестованных по данным НКВД приведена в Приложении 10
По статистике следующие выводы.
А). В указаниях Политбюро о репрессиях – Приложение 7 регламентировались репрессии в адрес кулаков и уголовников. В статистике НКВД отдельных показателей для кулаков и уголовников нет.
Б) В 1937 году среди репрессированных наибольшая доля «К.р. агитация» .
157 694 человека, 25%.
В 1938 году среди репрессированных наибольшая доля шпионаж.
171 149 человека, 26,8%.
В) По приказу № 0047 сумма «антисоветских элементов» - 268950.
Общее число репрессированных за 1937 -1938 годы -= 1555259.
То есть доля репрессированных «антисоветских элементов» по приказу № 0047среди всех репрессированных = 17,07%.
После выхода приказа 0047 на места неоднократно спускались разрешения на увеличение доли репрессированных.
Обычно не более чем в 1,5 раза.
Но полных данных нет.
Вывод.
Все-таки самые объемные репрессии
прошли сверх лимитов в решениях Политбюро о «антисоветских элементах».
Значит, репрессии явно вышли из-под контроля Политбюро и реально репрессиями руководило НКВД.
Но уточнение.
Функции и Политбюро, и НКВД ограничивались рекомендациями Сталину.
Окончательные решения по принципиальным вопросам  принимал он и только он.
И последнее.
Судя по многократному превышению реальных объемов репрессий, регламентированных решений Политбюро, органы НКВД игнорировали лимиты Политбюро.
А обращения в Политбюро секретарей обкомов и прочих партийных вождей об увеличении лимитов репрессий, не более чем соцобязательства по перевыполнению плана. Как известно соцобязательства необходимо было принимать, а выполнять: «как получится».
А вот, «как получится» на усмотрение НКВД.

Отредактировано Борис (2016-01-11 17:42:54)

0

29

ПРИЛОЖЕНИЯ  1 -4

КИТАЙ:
ИСТОРИЯ В ЛИЦАХ И СОБЫТИЯХ
Зав. редакцией А. В. Никольский Редактор Л. В. Сидашепко Художник В. В. Глебов Художественный редактор Е. А. Андрусенко Технический редактор Н. К. Капустина
ИБ № 7557
р 22.01.91. Подписано в печать 16.05.91. Формат 66х84'/(р. Бумага № 1. Гарнитура «Обыкновенная новая». Печать высокая. Уел. Уч.-пзд. л. 15,83. Тираж 50 тыс. экз. Заказ № 1572. Цена 1 р. 90 к,
!Т. 125811, ГСП,. Москва, А-47, Миусская пл., 7.
Ленина типография «Красный пролетарий».
103473, И-473, Краснопролетарская, 16.

|||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Приложение 1

Стр. 133 -139

В 1963 г. обстановка в народном хозяйстве стала меняться к лучшему. В 1964 г. задачи по урегулированию в основном были выполнены, и в 1965 г. вновь началось поступательное развитие китайской экономики.
В период урегулирования народного хозяйства в 1961 — 1965 гг. Лю Шаоци стремился по возможности поддерживать контакты с Мао Цзэдуном, формально отошедшим от практи¬ческих дел, обсуждал и согласовывал с ним различные вопросы, хотя последний в эти годы редко бывал в Пекине, предпочитая под предлогом болезни проживать в Восточном, Центральном или Южном Китае. Отношения между Лю Шаоци и Мао Цзэдуном внешне были вполне корректными. Однако между ними усиливались разногласия по основным вопросам внутренней и внешней политики.
Лю Шаоци и другие руководители КПК, разделявшие его взгляды, надеясь на естественный уход Мао Цзэдуна от политической деятельности (ему было уже за 70 лет), не хотели обострять противоречий и шли на компромиссы. Однако Мао Цзэдун, продолжая ошибочно оценивать социально-политиче¬скую ситуацию, призвал к развертыванию в Китае «культурной революции», направленной, по его словам, против «представите¬лей буржуазии, стоящих у власти и идущих по капиталистиче¬скому пути».
Лю Шаоци поначалу воспринял это как очередную массовую политическую кампанию, не допуская и мысли о том, что Мао Цзэдун задумал ее как репрессивную акцию по устранению из руководящих органов партии всех, не согласных с его полити¬кой, и прежде всего устранению самого Лю Шаоци.
В период, когда началась «культурная революция», Мао Цзэдуна не было в Пекине, и повседневной деятельностью ЦК руководили Лю Шаоци и Дэн Сяопин. Они решили направить в учебные заведения Пекина, учащихся которых сторонники Мао Цзэдуна хотели, прежде всего, поднять на борьбу под своими лозунгами, рабочие группы. Тем самым Лю Шаоци и Дэн Сяопин надеялись сохранить руководство развернувшимся движением за партийными органами и не допустить беспорядков.
В конце июня 1966 г. под руководством Лю Шаоци и Дэн Сяопина был разработан проект «Уведомления ЦК КПК и Гос¬совета КНР о начале движения за осуществление культурной революции на предприятиях», где подчеркивалась необходи¬мость соблюдать порядок на производстве.
В июле состоялось совещание Политбюро ЦК КПК, на котором Лю Шаоци выступил за то, чтобы проводить «культурную революцию» под руководством партийных организаций. И Лю Шаоци, и Дэн Сяопин не хотели, чтобы «культурная революция» оказала негативное влияние на социалистическое строп
После того как 18 июля 1966 г. Мао Цзэдун вернулся в Пекин, его сторонники повели наступление на Лю Шаоци и других руководящих работников ЦК КПК, обвиняя их в первую очередь в том, что посланные ими рабочие группы препятствуют развитию движения масс, санкционированного Мао Цзэдуном.
Начало широкой политической кампании против Лю Шаоци в Дэн Сяопина положил XI пленум ЦК КПК 8-го созыва, проходивший 1 — 12 августа 1966 г. 5 августа была опубликована написанная Мао Цзэдуном дацзыбао «Огонь по штабам!», в которой «некоторые руководящие товарищи в центрах и на местах» обвинялись в том, что они «осуществляли диктатуру буржуазии, и пытались подавить бурное движение великой пролетарской культурной революции».
После 5 августа 1966 г. вся работа XI пленума стала проходить под знаком критики «ошибок» Лю Шаоци. По вечерам его вынуждали заниматься «самокритикой» перед «красными охранниками» — хунвейбинами инженерно-строительного института — под надзором члена специально созданной еще в мае Группы по делам культурной революции Ци Бэньюя. Последний раз в качестве Председателя КНР Лю Шаоци появился на приеме в честь правительственной делегации Замбии 5 августа 1966 г. XI пленум ЦК КПК сместил Лю Шаоци с поста заместителя председателя ЦК КПК, но оставил в составе Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК.
На квартире Лю Шаоци в правительственной резиденции в Чжуннаньхае, отведенной для самого высшего китайского руководства, был устроен обыск, а сам Лю Шаоци взят под домашний арест. Ему и его жене Ван Гуанмэй было категорически запрещено отлучаться из Чжуннаньхая. В строго уста¬новленное время его вместе с женой и детьми (от брака с Ван Гуанмэй у Лю Шаоци было три дочери) отводили в столовую, путь к которой был увешан хунвэйбиновскими дацзыбао с на¬падками на «самое крупное лицо, стоящее у власти и идущее по капиталистическому пути». Прогулки по территории рези-денции разрешались только в ночное время.
18 августа 1966 г. в Пекине был организован митинг, на котором Мао Цзэдун встретился с представителями хунвэйбинов, приехавших из разных городов Китая, и выразил поддержку хунвэйбиновскому движению. С начала сентября занятия во всех учебных заведениях Китая прекратились: учащиеся и преподаватели стали разъезжать по всей стране, для того что¬бы вести борьбу с «облеченными властью и идущими по капиталистическому пути». Отряды хунвэйбинов совершали нападе¬ния на партийные и государственные органы, парализуя их работу.
В начале «культурной революции» многие члены КПК и рядовые труженики, глубоко веря в Мао Цзэдуна и испытывая недовольство некоторыми негативными явлениями в партии и в обществе (бюрократизм, привилегии и т. д.), приняли активное участие в ней. Но затем они стали сомневаться в том, что расправы хунвэйбинов с представителями интеллигенции и партийными работниками являются правым делом. Некоторые из них стали организовываться и вставать на защиту тех партийных  руководителей, которые верно служили народу.
Организаторы «культурной революции» увидели в таких людях «силы сопротивления», и для организации борьбы с ними Мао Цзэдун созвал в Пекине рабочее совещание ЦК КПК (9— 28 октября 1966 г.), на котором Лю Шаоци и Дэн Сяопин были  названы «представителями ошибочной линии в КПК», а их действия охарактеризованы как контрреволюционные».
Лю Шаоци был вынужден выступить на этом совещании с  «самокритикой». Он заявил о поддержке всех решений XI пленума ЦК КПК, обещал строго их выполнять и неуклонно соблюдать партийную дисциплину. Однако хунвэйбины продолжали  нападки на Лю Шаоци. Ими были изданы памфлеты («Окончательно похоронить ревизионистскую линию, олицетворяемую Лю  Шаоци», «Десять преступлений Лю Шаоци»), в которых Лю Шаоци обвиняли в «злоумышленном стремлении к захвату власти для осуществления планов контрреволюционной реставра¬ции». Наряду с памфлетами хунвэйбины расклеивали в столице дацзыбао и плакаты, разбрасывали листовки с призывом «Уничтожить Лю Шаоци!». Выступая перед хунвэйбинами — студентами университета Цинхуа, жена Мао Цзэдуна Цзян Цин заявила, что вопрос о Лю Шаоци решен, расправа с ним — всего лишь вопрос времени, и надо постепенно готовить народ к воспринятию деятельности Лю Шаоци как «антипартийной и антисоциалистической».
Старший сын Лю Шаоци Лю Юньбин и старшая дочь Лю Айцин, которые в молодые годы учились в Советском Союзе, были арестованы и сосланы в сельскую местность на «трудовое  воспитание». (Позднее Лю Юньбин кончил жизнь самоубийством, бросившись под поезд.) Других детей Лю Шаоци (от брака с Ван Цянь, с которой он разошелся в 1946 г.), студентку Цинхуа Лю Тао и сына Лю Юньчжэня, заставили выступить против отца с клеветническими обвинениями.
В начале 1967 г. хунвэйбины продолжали вести активную кампанию против Лю Шаоци. Жену Лю Шаоци Ван Гуанмэй
135
периодически уводили на допрос, где жестоко избивали. В мае 1967 г. была создана специальная следственная группа по «делу Лю Шаоци и его жены», в которую вошли Цзян Цин, Каи Шэ и Ван Дунсин.
18 июля 1967 г. на квартире у Лю Шаоци был произвел еще один обыск и отобрано его личное имущество. Лю Шаоци изолировали от жены и младших детей. 5 августа 1967 г. им было устроено последнее свидание: всех поставили на колени: перед хунвэйбинами, которые стали их избивать до потери сознания. Придя в себя, Лю Шаоци вызвал приставленного к нему охранника и заявил: «Я Председатель КНР. Не имеет значения как вы относитесь ко мне лично, но следует считаться с престижем главы государства. Кто освободил меня с этого поста? Xотите меня судить? Но на это нужна санкция Всекитайского собрания народных представителей. К тому же я еще и граждан! Почему вы лишаете меня слова? Конституция гарантирует неприкосновенность личности. Нарушителей конституции надо сурово карать на основании закона». Этот протест остался без ответа. 7 августа Лю Шаоци написал еще одно, последнее письмо Мао Цзэдуну, в котором заявил решительный протест против приклеивания ему ярлыка «антипартийного, антисоциалистического деятеля» и потребовал своей отставки с поста Председателя КНР, так как он, Лю Шаоци, на деле «уже потерял свободу». Но как и другие его письма, адресованные Мао Цзэдуну, оно осталось без ответа.
Как сообщала впоследствии, после реабилитации Лю Шаоци, китайская печать, «изуродованный на допросах Лю Шаоцине мог разогнуть поясницу; он волочил за собой правую но медленно передвигался по коридору, двумя руками опираясь на подоконник... Но самое страшное несчастье обрушилось на него 13 сентября 1967 года. В этот день насильно увезли его младших детей, не дав им попрощаться с отцом и матерью. Вечером того же дня была арестована и брошена в тюрьму Ван Гуанмэй».
После 13 сентября 1967 г. Лю Шаоци были запрещены прогулки, его кабинет был превращен в тюремную камеру строго; режима. Из-за побоев у него вновь открылась на руке старая рана, полученная в годы гражданской войны. Ему было трудно одеваться, 30 метров до столовой он преодолевал за 50 минут. Вплотную следовавшие за ним охранники не оказывали ему никакой помощи. Вскоре Лю Шаоци вообще лишился способности двигаться. Будучи прикован к постели, он был вынужден испражняться под себя, но белье ему при этом не меняли. Лечащий врач записал в медкарте: «Полное поражение сосудистой системы».
Летом 1968 г. Лю Шаоци заболел тяжелым воспалением легких. Медработники, которые за ним наблюдали, были предупреждены ответственными лицами из канцелярии ЦК КПК, что «это человек хитрый и, возможно, притворяется». Одновременно им было сообщено, что скоро откроется специальное совещание по вопросу о Лю Шаоци, и надо сделать все, чтобы он сам услышал о своем исключении из партии. Предложение врача отправить Лю Шаоци в больницу было отклонено, не разрешено было также снять лозунги и плакаты, критикующие Лю Шаоци, которые висели над его койкой.
Несмотря на жестокие репрессии, обрушившиеся на лиц, в разное время работавших с Лю Шаоци, все же во время его публичной травли в разных уголках страны раздавались голоса в его защиту. Они исходили от представителей различных слоев китайского общества. Так, в августе 1967 г. преподаватели медицинского техникума в провинции Цзянсу супруги Чэнь Яотин и Се Цюйчжан в письме в ЦК КПК выразили свое глубокое возмущение кампанией против Лю Шаоци и его сторонников. За это они были брошены в тюрьму и приговорены к смертной казни. Такое же наказание понес харбинский библиотекарь Го Вэйбин за отказ писать дацзыбао против Лю Шаоци.
В августе 1968 г. на 20 лет заключения была осуждена бухгалтер фарфоровой фабрики в Хунани Тан Лининь, публично заявившая, что враги Лю Шаоци — ее враги. Ее дело было пересмотрено в 1970 г., и за повторный отказ осудить Лю Шаоци она была казнена в тюрьме в феврале 1970 г.
4 сентября 1968 г. в письме в ЦК КНК сотрудник органов общественной безопасности провинции Фуцзянь Чэнь Шаоту писал: «Нет никаких оснований поднимать массы на критику председателя Лю Шаоци». Чэнь погиб в тюрьме в 1970 г.
От дачи ложных показаний на Лю Шаоци отказались заключенные в тюрьмы в годы «культурной революции» и впоследствии погибшие видные деятели КПК Чжан Вэньтянь, Ли Лисань, а также брат легендарного китайского революционера, видного коммуниста Фан Чжиминя — Фан Чжичун.
В октябре 1968 г. состоялся XII пленум ЦК КПК. Он был созван в обстановке полного нарушения внутрипартийной демократии в КПК. Значительная часть членов и кандидатов в члены ЦК была ошельмована или арестована, поэтому не участвовала в работе этого пленума (на нем присутствовало только 40 из 87 членов ЦК КПК).
Работой пленума руководил Мао Цзэдун. На пленуме был утвержден «Доклад о расследовании преступлений изменника, провокатора и штрейкбрехера Лю Шаоци», сфабрикованный «специальной следственной группой», действовавшей под непосредственным контролем Цзян Цин. Было принято необоснованное решение об исключении Лю Шаоци навсегда из рядов КПК и о снятии его со всех партийных, государственных и общественных постов. Это, по оценкам китайских историков 80-х гг., было «самым крупным несправедливым делом в истории КПК».
Как впоследствии стало известно, член ЦК КПК, заместитель председателя Всекитайской федерации профсоюзов, долгие годы работавшая вместе с Лю Шаоци в рабочем и профсоюзном движении, Чэнь Шаоминь одна отказалась голосовать за такое решение. Сразу же после пленума она была брошена в тюрьму.
XII пленум закончил свою работу 31 октября 1968 г. Однако об «изгнании из партии» и о снятии со всех занимаемых постов Лю Шаоци оповестили лишь 24 ноября 1968 г., в день, когда ему исполнилось 70 лет, 50 из которых он отдал делу революционного освобождения своего народа. Выслушав решение XII пленума, Лю Шаоци пришел в еще более тяжелое состояние: у него усилилась лихорадка, резко участился пульс, началась рвота, подскочило давление, до 40° поднялась температу¬ра. При этом он не проронил ни слова, прибегнув к своеобразной форме протеста — перестав говорить вообще.
Чтобы окончательно добить Лю Шаоци на предстоявшем IX съезде КПК, «некто» по поручению Кан Шэна попытался уговорить заключенного еще в 1966 г. в тюрьму бывшего заведующего орготделом ЦК КПК Ань Цзывэня дать письменные показания о якобы готовившемся в феврале 1966 г. контррево¬люционном путче во главе с Лю Шаоци. За такое лжесвидетель¬ство Ань Цзывэню было обещано избрание в состав ЦК КПК на IX съезде КПК. Ань Цзывэнь — соратник и старый друг Лю Шаоци — отказался дать такое лжесвидетельство (попытки за¬ставить Ань Цзывэня оговорить Лю Шаоци предпринимались и ранее).
На смертельно больного, прикованного к постели Лю Шаоци распространили действие приказа № 1 Линь Бяо, согласно которому «опасные враги» подлежали ссылке в отдаленные районы, дабы они не оказались во вражеском стане в случае войны Китая с СССР.
17 октября 1969 г. в одном нижнем белье Лю Шаоци на носилках доставили на аэродром и отправили па самолете в город Кайфын (провинция Хэнань), где его под вымышленным именем заключили в специальную тюрьму. Там, лишенный какой- либо медицинской помощи и одежды, он скончался 12 ноября 1969 г. Жена Лю Шаоци Ван Гуанмэй провела в тюрьме 11 лет. По «делу Лю Шаоци» только в Пекине было арестовано 64 че¬ловека. Репрессиям подверглись почти все родственники Лю Шаоци: четверо из них умерли от издевательств, шестеро были посажены в тюрьму, в том числе престарелая мать Лю Шаоци и его шестилетняя дочь. Были арестованы и два брата Ван Гуанмэй, один из которых погиб в тюрьме.
29 февраля 1980 г., через десять лет после смерти Лю Шаоци, он был реабилитирован на V пленуме ЦК КПК 11-го созыва. Пленум единогласно постановил аннулировать обвинения, выдвинутые XII пленумом ЦК партии 8-го созыва в адрес Лю Шаоци, и ошибочное постановление о его исключении из рядов партии и снятии с постов. Пленум принял решение «восстано¬вить доброе имя товарища Лю Шаоци как великого марксиста и пролетарского революционера, как одного из главных руководителей партии и государства».
В коммюнике пленума отмечалось: «Реабилитация V пленумом товарища Лю Шаоци касается не только личности самого пострадавшего. Эта акция предпринята с тем, чтобы партия и народ всегда имели перед глазами этот тяжелый урок, прилагали все усилия к защите, упрочению и совершенствованию со¬циалистической демократии и социалистической законности, чтобы дела, подобные тем, что были сфабрикованы на основании надуманных обвршений в отношении товарища Лю Шаоци и многих других товарищей внутри и вне партии, не могли никогда повториться и чтобы наша партия и наше государство никогда не переменили своего цвета».

|||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||

Приложение 2

Стр. 246 -253

Когда в КНР начался «большой скачок», Пэн Дэхуай, совершив в 1958 г. поездку по стране, трезво оценил обстановку и выступил с критикой политики «коммунизации» деревни, завышения показателей массовой выплавки стали в кустарных печах.
То, что Пэн Дэхуай видел своими глазами, навеяло стихо¬творение «Путешествие по родным местам», в котором были такие строки:
Засыхает батат, зерна в поле лежат.
Кто силен — отправляется сталь выплавлять,
А хлеба убирать оставляют девчат...
Как до завтра дожить?
Я во имя народа обязан ударить в набат!
И Пэн Дэхуай сдержал слово и ударил в набат на Лушаньском совещании.
Со 2 июля по 16 августа 1959 г. в горном курортном местечке Лушань провинции Цзянси под председательством Мао Цзэдуна проходило расширенное совещание Политбюро ЦК КПК и вслед за ним состоялся VIII пленум ЦК КПК 8-го созыва, которые получили общее наименование — Лушаньское совещание. На совещании выявились серьезные разногласия по поводу оценки положения в стране. Наиболее решительную и принципиальную позицию занял Пэн Дэхуай. За восемь дней работы северо-западной группы (все участники совещания были разделены на шесть групп), с 3 по 10 июля, как вспоминал Пэн Дэхуай, он выступал семь раз. Он говорил, что определенные успехи послужили основанием для игнорирования частью пар¬тии ранее принятых решений ЦК КПК, что среди партработ¬ников получили широкое распространение бюрократизм и зло¬употребления. Основываясь на материалах проведенного им перед совещанием обследования и на изучении множества до¬кументов, маршал подверг критике левацкий курс на кустарную выплавку стали и создание без предварительной подготовки «народных коммун». Пэн Дэхуай смело обратил внимание участников совещания на нарушение принципа коллективного руководства в КПК, на удушающую атмосферу культа личности, поставил вопрос о недопустимости подмены экономической работы игрой в политические лозунги: «Как политике, так и экономике присущи свои законы, и, следовательно, идеологи¬ческое воспитание не может заменить хозяйственной работы».
Беседы в ходе совещания с руководителями с мест и руко-водителями отраслей народного хозяйства привели Пэн Дэхуая к мысли о необходимости изложить свою позицию более обстоятельно в письме на имя председателя ЦК КПК.
«К вечеру 12 июля у меня сложилось мнение о том, что сей
час в Китае возникли серьезные диспропорции в государственном планировании... Это и стало основным содержанием моего письма от 14 июля 1959 года...— вспоминал Пэн Дэхуай.— В письме я только изложил в общих чертах несколько довольно важных вопросов, но не комментировал причин, порождающих эти проблемы, да в то время я и не мог объяснить причины. Во всяком случае, думал я, мое письмо председателю пишется только в качестве справочного материала для него».
Письмо это, однако, было истолковано весьма превратно. 16 июля Мао Цзэдун, написав на письме заголовок «Мнение товарища Пэн Дэхуая», дал указание канцелярии ЦК размножить и распространить его среди участников совещания в качестве документа, свидетельствующего о «наступлении на партию». «Письмо, которое я написал председателю Мао 14 ию¬ля,— отметит Пэн Дэхуай в своем дневнике 23 июля 1959 г.,— 16 июля канцелярией ЦК КПК было размножено и передано товарищам, участвующим в работе совещания. До 22 июля на секциях в течение шести дней шла дискуссия, письмо получило полное одобрение, только один товарищ был против и один «в основном не согласен». А часть товарищей не высказали своего мнения».
23 июля на совещании с резкой критикой Пэн Дэхуая выступил Мао Цзэдун. Он заявил, что письмо является «атакой на партию», «антипартийной программой правого оппортунизма».
По мнению китайских историков, в связи с тем, что в то время авторитет Мао Цзэдуна в партии был высок и культ личности уже расцвел махровым цветом, а также в связи с тем, что «группа лиц в то время пыталась подлить масла в огонь», после выступления Мао Цзэдуна совещание резко изменило повестку дня и начало критиковать и разоблачать Пэн Дэхуая, Хуан Кэчэна, Чжан Вэньтяня и Чжоу Сяочжоу за так называемый правый уклон.
Как говорится в «Решении по некоторым вопросам истории КПК со времени образования КНР», принятом VI пленумом ЦК КПК 11-го созыва (1981 г.), «во второй половине работы этого совещания товарищ Мао Цзэдун развернул несправедли¬вую критику товарища Пэн Дэхуая, что вылилось в ошибку — так называемую борьбу против правого уклона в масштабах всей партии. Совершенно ошибочной явилась и резолюция VIII пленума ЦК КПК 8-го созыва о так называемом блоке Пэн Дэ¬хуая, Хуан Кэчэна, Чжан Вэньтяня и Чжоу Сяочжоу». В резолюции совещания констатировалось, что необходимо освобо¬дить Пэн Дэхуая, Хуан Кэчэна, Чжан Вэньтяня и Чжоу Сяочжоу от занимаемых ими постов. По решению Лушаньского
пленума Линь Бяо заменил Пэн Дэхуая в Военном совете ЦК КПК, стал отвечать за постоянную работу этого совета и был назначен министром обороны КНР.
Пэн Дэхуай, отстаивая свое мнение в другом письме к Мао Цзэдуну, уже после пленума, заявил, что он дает партии три обязательства, которые будет свято выполнять: во-первых, никогда не станет контрреволюционером, во-вторых, не покончит жизнь самоубийством, в-третьих, будет трудом зарабатывать на жизнь. В письме Мао Цзэдуну от 9 сентября 1959 г. он просил разрешения поехать работать в «народную коммуну» и стать простым крестьянином. В ответном письме Мао Цзэдуна высказывалось несогласие с предложением Пэн Дэхуая и обосновывалось это возрастом и физическими нагрузками. Взамен ему предлагалось несколько лет поучиться, заняться «обследо-ванием и изучением» на городских предприятиях и в деревне.
После Лушаньского совещания «тяжелая, гнетущая атмосфера внезапно сгустилась над домом Пэн Дэхуая». Он был снят с должности министра обороны и вынужден перебраться жить из Чжуннаньхая в западный пригород Пекина, в парк Уцзя, где его поместили в полуразрушенном домике У Саньгуя, имя которого являлось символом национального предательства. Там, находясь практически под домашним арестом, Пэн Дэхуай прожил почти шесть лет. Он резко постарел, поседел, стал много курить. Он чистил сточные канавы, убирал не¬чистоты, занимался выращиванием овощей, стирал и штопал свою одежду, сам убирал дом. Его жена Пу Аньсю в то время работала в педагогическом вузе и приезжала к нему из Пекина только по воскресеньям. Пэн Дэхуай передал в ЦК свою маршальскую форму, свои награды и ордена. Часто он в шутку говорил: «Без службы дышится легко... а все эти вещи простому человеку ни к чему».
В конце 1961 г. Пэн Дэхуай написал еще одно письмо Мао Цзэдуну, в котором просил разрешения поехать в Хунань на несколько месяцев «для обследования». Результатом поездки явились пять докладов о положении дел на местах, где было убедительно показано, что курс «большого скачка» и «трех красных знамен» провалился и положение в деревне тяжелое.
С 11 января по 7 февраля 1962 г. в Пекине было проведено расширенное рабочее совещание ЦК КПК (с участием семи тысяч кадровых работников) — самое представительное за всю историю КНР. Многие оценки экономического развития Китая в докладе Лю Шаоци совпадали с теми, которые в свое время дал Пэн Дэхуай.
Лю Шаоци открыто высказался за реабилитацию Пэн Дэхуая, признав, что большинство фактов, приводившихся в его . письме, соответствовало действительности, и назвав борьбу против него «ошибкой и перегибом». Дэн Сяопин поддержал Лю Шаоци, предложив принять меры к реабилитации тех, кто начиная с 1958 г. «ошибочно или в основном ошибочно был репрессирован». 27 апреля 1962 г. ЦК КПК издал специальное «Уведомление об ускорении темпов по частичной реабилитации членов партии и кадровых работников», однако осуществлялось оно крайне медленно.
Пэн Дэхуай решил обратиться в ЦК КПК и лично к Мао Цзэдуну с большим письмом, в котором излагалась просьба пересмотреть решение о нем, принятое на Лушаньском совещании. Пэн Дэхуай писал письмо долго и основательно. Он считал, что, если бы все дело сводилось только к его личности, можно было бы и не писать. «Но я коммунист, я старый сол¬дат, и если что-то есть на сердце — неужели я не могу выло¬жить это партии?» — спрашивал он. Пэн Дэхуай подчеркивал, что все, что написано в письме, правда и идет от сердца. Аналогичную точку зрения по поводу письма от 14 июля 1959 г. Пэн Дэхуай высказал своей племяннице, когда она заявила, что ему не следовало выступать на Лушаньском совещании. «Я — коммунист, к тому же член Политбюро, каким же я буду считаться коммунистом, если буду видеть крупные проблемы, затрагивающие интересы страны и народа, и не поставлю о них вопроса?! — взволнованно сказал Пэн Дэхуай.—Я несу ответственность перед народом. Коммунист обязан помнить о своих обязанностях. Не нужно бояться отстранения от должности, отчуждения, исключения из партии, тюремного заключения, казни. Я уже не боюсь смерти, чего бояться? С тех пор как я вклю¬чился в революционную борьбу, я всего себя целиком посвятил партии и народу, ничего не оставив себе».
16 июня 1962 г. это письмо объемом в 80 тысяч иероглифов было закончено и отправлено в ЦК КПК и Мао Цзэдуну. В августе он написал еще одно, однако оба письма остались без ответа.
Пэн Дэхуай не хотел даром терять время. Он решил использовать его для чтения и учебы. «Дом главнокомандующего был как кабинет ученого. На столе, кровати, в шкафах, в ящиках — всюду лежали книги»,— вспоминал его охранник. По данным Ян Шанкуня, который часто бывал у Пэн Дэхуая, последний прочел множество произведений К. Маркса и В. И. Ленина, книг по философии и политической экономии, по истории китайских династий. По просьбе Пэн Дэхуая два преподавателя Центральной партийной школы — по философии и политэкономии— занимались с ним на дому. Часто к нему приезжал известный философ, директор Центральной партийной школы
Ян Сяньчжэнь, однако в июне 1965 г. его неожиданно сняли с поста, обвинив в «выступлении против идей Мао Цзэдуна», в создании «антисоциалистической теории». Иногда Пэн Дэхуая навещали Чжу Дэ, Чэнь Юнь, Хэ Лун и Лю Бочэн.
Вместе с тем давление на Пэн Дэхуая продолжалось, от его жены требовали, чтобы она развелась с мужем. На X пленуме ЦК КПК (сентябрь 1962 г.) Дэн Сяопин по просьбе Мао Цзэдуна объявил, что по решению Постоянного комитета Политбюро в работе пленума не будут участвовать пять человек, в том числе Пэн Дэхуай, Чжан Вэньтянь, Хуан Кэчэн, Чжоу Сяо- чжоу, которые являются «главными объектами расследования». А Мао Цзэдун добавил, что, поскольку их преступления дейст¬вительно огромны, до завершения полного расследования они не имеют права присутствовать на этом пленуме, на важных совещаниях, во время парадов и демонстраций не должны под¬ниматься на трибуну на площади Тяньаньмэнь.
Осенью 1965 г. первый секретарь Пекинского горкома КПК Пэн Чжэнь встретился с Пэн Дэхуаем и передал ему предложение Мао Цзэдуна поехать на юго-запад страны, чтобы руководить строительством военных сооружений. Пэн Дэхуай не согласился, сославшись на то, что давно оторвался от армии и ничего не понимает в военном строительстве, и попросил в письме Мао Цзэдуну, чтобы его послали работать в деревню, где он станет простым крестьянином.
Через несколько дней рано утром Мао Цзэдун сам позвонил Пэн Дэхуаю и предложил ему приехать. Пэн Дэхуай знал, что Мао Цзэдун имеет привычку работать ночью, поэтому ответил: «Вы работали всю ночь, отдохните, я найду время приехать». Однако Мао настаивал на том, чтобы опальный маршал быст¬рее приезжал. Встреча состоялась 23 сентября 1965 г. и про¬должалась более пяти часов. Мао Цзэдун, увидев Пэна, сказал: «Ты — человек с упрямым характером. За несколько дней не написал и письма, но если ты берешься за перо, то сразу же сочиняешь послание в 80 тысяч иероглифов... Сейчас необхо¬димо создавать стратегический тыл, готовиться к войне... Выбор твоей кандидатуры для поездки в район юго-запада вполне оправдан. В будущем ты еще сможешь водить солдат в бой и восстановишь свое доброе имя». Далее Мао заявил, что он еще помнит о его последних обещаниях. «Возможно, правда на тво¬ей стороне,— заявил Мао Цзэдун,— пусть история нас рассу¬дит». Далее он предложил создать главный штаб по оборонному строительству во главе с Ли Цзинцюанем, а его заместителем сделать Пэн Дэхуая. В результате разговора Пэн Дэхуай согласился ехать в Чэнду.
28 ноября 1965 г. он скорым поездом выехал из Пекина.
Прибыв на новое место службы, Пэн Дэхуай сразу же с головой окунулся в новую для него работу. За первую половину 1966 г. он посетил более 20 уездных городов, 15 предприятий горно¬добывающей промышленности, объездил обширные отдаленные районы, обследовал фабрики, рудники, электростанции. Казалось, жизнь нормализуется. Однако на Китай надвигались черные тучи «культурной революции».
Однажды ночью в конце декабря 1966 г. хунвэйбины из «специальных отрядов по поимке Пэн Дэхуая» (они ссылались на указания Цзян Цин и Ци Бэньюя) ворвались в дом маршала, связали его и увели. 27 декабря 1966 г. его на поезде в сопровождении хунвэйбинов доставили в Пекин, где он был заключен в тюрьму. Начались надругательства и пытки. 1 января 1967 г. Пэн Дэхуай пишет последнее в своей жизни письмо Мао Цзэдуну. «Председатель! Вы приказали мне поехать в партком «третьей линии». Кроме назначения третьим замести¬телем начальника какой-либо другой работы мне не поруча¬лось... 22 декабря вечером в Чэнду я был схвачен хунвэйбинами Пекинского авиационного института и доставлен в филиал их штаба в Чэнду. 23 числа передан хунвэйбинам организации «Дунфанхун» Пекинского геологического института. 27 декабря под конвоем доставлен в Пекин, сейчас нахожусь под стражей... С самым последним приветом к вам! Желаю вам долгих лет жизни!» Даже находясь под арестом, он заботится о делах страны, пишет письмо Чжоу Эньлаю: «Когда в апреле прошлого года я посетил асбестовый завод (в 20 км ниже Аныпуньского месторождения), на разработках наблюдались огромные скопления отходов, которыми завален был южный берег реки Дадухэ. Они никак не используются и большая часть их уже раз¬мыта водой. Эти отходы содержат большое количество кальция и магния, фосфора, есть другие минеральные вещества. После переработки из них получились бы кальциево-магниево-фосфорные удобрения, которые являются отличным основным удобре¬нием для сельскохозяйственных культур».
В апреле 1967 г. Пэн Дэхуай был переведен в тюрьму НОАК на окраине Пекина, где его более 130 раз подвергали допросам, пыткам и истязаниям.
Надругательствам, избиениям и оскорблениям подверглась и его жена Пу Аньсю, которая была арестована хунвэйбинами, а затем направлена в «исправительно-трудовой лагерь», где она находилась до 1975 г. По словам Пу Аньсю и племянницы Пэн Дэхуая, во время «культурной революции» маршал подвергал¬ся избиениям более ста раз, на одном из «собраний критики» ему сломали два ребра. В 1969 г. была сформирована «специальная группа по расследованию преступлений Пэн Дэхуая»,
249
которая неоднократно допрашивала его, пытаясь выбить угодные ей признания. 17 сентября 1970 г. она представила в ЦК итоговый доклад «о расследовании преступлений Пэн Дэхуая, антипартийного главаря, имеющего тайные связи с заграницей», где утверждалось, что он «непрерывно выступал против партии и председателя Мао, имел тайную связь с заграницей, постоянно совершал преступления». В документе предлагалось «навсегда исключить Пэн Дэхуая из партии, лишить его гражданских прав и вынести приговор — пожизненное заключение». Под докладом стояла резолюция начальника Генштаба, начальника секретариата Военного совета ЦК КПК, члена Политбюро ЦК Хуан Юншэна — «Согласен».
«Во время десятилетней смуты,— писала племянница маршала,— дядя подвергался жестокому преследованию. После того как ЦК КПК пересмотрел дело дяди, мне попался один материал, где было запротоколировано, как в ходе «расследова¬ния спецгруппы ЦК КПК» дядя оставался олицетворением честности... Однажды, когда его в очередной раз стали вынуждать к признанию, он возмущенно ударил кулаком по столу: «Не будет этого, хоть голову отрежьте! Я не желаю писать, я ничего не боюсь, я буду твердо стоять за правду!» Вот что ска-зано в документе, подготовленном для Группы по делам куль¬турной революции: «Вчера в Пекинском авиационном институте был проведен митинг борьбы с Пэн Дэхуаем, на котором присутствовало около 40 человек. На митинге били Пэн Дэхуая, били семь раз. Был разбит лоб, в области легких имеются внутренние повреждения. Завтра будет новый раунд... После митинга борьбы 19 июля 1967 г. Пэн Дэхуай лег на кровать отдохнуть. У него болела грудь, было трудно дышать, он непре¬рывно стонал, вечером не мог сплевывать. Когда от него потре¬бовали, чтобы он написал материалы, он сказал: «Я сейчас не могу писать». 22 числа боль в груди усилилась... Ему трудно даже встать с постели... он не может сказать и нескольких слов». Врач обнаружил, что у Пэн Дэхуая сломаны два ребра, учащен пульс и повышено кровяное давление, имеются внут¬ренние повреждения. Моральные и физические истязания по¬дорвали здоровье Пэн Дэхуая. В 1973 г. у него было обнаружено раковое заболевание и он был переведен в тюремный госпиталь. В 1974 г., несмотря на сделанную операцию, болезнь обостри¬лась. Пэн Дэхуай испытывал страшную боль, однако не наш¬лось человека, который сделал бы ему обезболивающие уколы. Ночью 29 ноября 1974 г. Пэн Дэхуай скончался на 76-м году жизни. На его похоронах не было ни души.
Те, кто травил Пэн Дэхуая и измывался над ним, боялись его даже мертвого. Во время похорон они изменили его имя и
фамилию на «Ван Чуань». Прах Пэн Дэхуая после сожжения был тайно отправлен в урне в Сычуань под № 327, был изменен возраст умершего, в сопроводительном документе значилось, что ему 32 года и он уроженец города Чэнду. Более 60 книг, которые маршал читал и просматривал в тюрьме и во время болезни, были немедленно сожжены. Во время последней встречи Пэн Дэхуая со своим другом Хуан Кэчэном в середине авгу¬ста 1974 г. маршал высказал свое последнее и единственное желание, чтобы по его делу был вынесен справедливый при¬говор. «История,— сказал как-то Пэн Дэхуай,— самое беспо¬щадное лекарство. История сможет привлечь их к судебной ответственности и дать мне справедливую оценку». Эти слова маршала оказались пророческими. На III пленуме ЦК КПК 11-го созыва в декабре 1978 г. Пэн Дэхуай был реабилитирован. Ему было возвращено доброе имя верного сына партии и великого борца-революционера, коммуниста.
|||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||

Приложение 3
С сентября 1959 г., после Душаньского совещания и снятия Пэн Дэхуая, Линь Бяо становится министром обороны КНР. Он активно способствовал распространению в Китае культа личности Мао Цзэдуна. В армии по его указанию уже в мае 1964 г. издается «Цитатник» Мао Цзэдуна. Линь Бяо заявил, что эту книгу, так же как и личное оружие, должен иметь каждый солдат. Линь Бяо становится активным участником и провод¬ником «великой пролетарской культурной революции». На XI пленуме ЦК КПК в августе 1966 г. он вновь избирается в состав Постоянного комитета Политбюро ЦК, называется в списке вторым после Мао Цзэдуна. После IX съезда КПК с ап¬реля 1969 г. официально становится единственным заместите¬лем председателя ЦК партии и определяется как «преемник» Мао Цзэдуна.
20 августа 1973 г., уже после гибели Линь Бяо, ЦК КПК принял решение о посмертном исключении Линь Бяо из партии как «буржуазного карьериста», «интригана», «контрреволюционного двурушника», «предателя», «национального изменника».
Со времени гибели Линь Бяо прошло почти два десятилетия, но до сих пор она продолжает привлекать внимание исследователей. В Китае и на Западе появилась обширная литература, позволяющая составить достаточно полное представление о сентябрьском инциденте. Вниманию читателя предлагается попытка реконструкции событий тех дней, сделанная на основе китайских публикаций.
ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ
«Он (Линь Бяо) дошел до того, что в августе 1970 г. на II пленуме ЦК 9-го созыва предпринял неудавшуюся попытку контрреволюционного переворота, в марте 1971 г. состряпал план контрреволюционного вооруженного переворота «Тезисы об объекте «571» и затем, 8 сентября, организовал контрреволюционный вооруженный переворот, тщетно пытаясь совершить покушение на жизнь великого вождя Председателя Мао Цзэдуна и создать свой Центральный Комитет. 13 сентября, после провала своего заговора, он незаконно взял самолет и вылетел на нем, чтобы переметнуться к советским ревизионистам, изменив партии и родине, но разбился на территории Монгольской Народной Республики в районе Ундэрхана». (Из отчетного доклада Чжоу Эньлая на X съезде КПК 24 августа 1973 г.)

|||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Приложение 4
…….
Весной 1964 г. бывший советский посол в КНР П. Ф. Юдин рассказал автору об одной своей доверительной беседе с Мао Цзэдуном, проходившей на берегу открытого плавательного бассейна в личной резиденции Мао Цзэдуна в Пекине в середине 50-х гг. Мао Цзэдун, находившийся после сытного обеда с обильной выпивкой в благодушном настроении, упрекнул Юдина в том, что тот не соблюдает строгого паритета в своих деловых ви¬зитах к Лю Шаоци и к Чжоу Эньлаю. Юдин ответил, что он не видит никакой необходимости в соблюдении такого паритета, ибо обращается к тому или другому, лишь когда возникают вопросы, входящие в круг их компетенции. «Вы плохой дипломат,— заметил Мао Цзэдун,— впредь следуйте моему примеру и уравновешивайте число встреч с тем и другим, даже если у вас нет для этого никакого делового повода, ибо оба крайне ревниво следят друг за другом».
Автору в бытность советником посольства СССР в КНР во время одного на деловых визитов к Чжоу Эньлаю в октябре 1949 г. довелось быть свидетелем бурной вспышки гнева обычно спокойного ,и уравновешенного премьера, когда по распоряжение Лю Шаоци была предпринята попытка изменить ранее согласованный  Чжоу Эньлаем порядок вручения верительных грамот Мао Цзэдуну первым советским послом в КНР Н. В. Рощиным.
Поддержав в самом начале «культурную революцию», развернутую Мао Цзэдуном сперва как кампанию борьбы против бюрократизма, Чжоу Эньлай в дальнейшем, когда это движение вышло из-под контроля партии и правительства, делал все, чтобы сохранить работоспособность правительственных органов страны, не допустить полного краха экономики, уберечь хотя бы часть государственных, военных и партийных кадров, представителей научной и творческой интеллигенции от разъяренных банд хунвэйбинов и цзаофаней. Он максимально использовал свой возможности доступа к Мао Цзэдуну, стремясь предотвра¬щать чинимые «бунтарями» с ведома Линь Бяо и Цзян Цин эксцессы и насилия. Приходя к Мао Цзэдуну как бы «за советом» Х& 46Н или иным вопросам, Чжоу Эньлай предлагал Мао Цзэдуну лишь те варианты их решения, которые были приемлемыми для него самого. Затем он объявлял членам, всемогущего «штаба культурной революции», которым заправляли Линь Бяо и Цзян Цзин, что данное решение является «указанием председа¬теля, Мао, против чего те не могли возражать.
О поведении Чжоу Эньлая в годы «культурной революции» весьма образно сказал Дэн Сяопин: «Чжоу Эньлай был в край¬не трудном положении, и он говорил и делал много того, чего не хотел бы. Но люди простили ему, потому что, если бы он не делал и не говорил этого, он не смог бы выжить и сыграть нейт¬рализующую роль, которая уменьшила
потери».
Деятельность Чжоу Эньлая в годы «культурной революции» вызывала острую неприязнь к нему со стороны Цзян Цин и ее сторонников, натравливавших хунвэйбинов персонально на премьера. В течение нескольких дней и ночей Чжоу Эньлай был буквально осажден хунвэйбинами в своей резиденции, и ему стоило немалого труда убедить ворвавшихся к нему разъяренных молодых людей в том, что он проводит линию председателя Мао, а не «каппутистов» (т. е. «сторонников капиталистического пути», к которым тогда причисляли всех неугодных Мао Цзэдуну лиц). 6 января 1967 г. на центральной столичной площади Тяньаньмэнь были вывешены огромные плакаты, призывавшие хунвэйбинов «заживо сжечь Чжоу Эньлая». Осенью 1969 г. в Пекине автору довелось видеть написанные хунвэйбинами черной краской на заборах и стенах домов лозунги, призывавшие «размозжить собачью голову черного бандита Чжоу». Явно про¬тив Чжоу Эньлая была направлена и развернутая Цзян Цин и ее сторонниками «кампания критики Линь Бяо и Конфуция». Она проводилась не без ведома Мао Цзэдуна, решившего если не совсем избавиться от столь популярного в народе и за гра¬ницей человека, то по крайней мере сильно подорвать его авто¬ритет, напоминая народу о том, что по происхождению Чжоу Эньлай принадлежит к чиновной прослойке феодального клас¬са. Линь Бяо ко времени начала кампании уже не было в живых, и организаторы этой шумной акции на все лады поносили древнекитайского мыслителя Конфуция, жившего в VI—V вв. до н. э., представляя его крайним реакционером, сторонником реставрации династии Чжоу (тот же иероглиф, что и в фамилии Чжоу Эньлая), царствовавшей в XI—VIII вв. до н. э.
По распоряжению Цзян Цин была арестована и впоследстви  замучена в тюрьме приемная дочь Чжоу Эньлая и Дэн Инчао талантливая актриса и режиссер Сунь Вэйши, в свое время учившаяся в СССР. Поведение Цзян Цин и ее подручных, когда ими были нарушены самые элементарные обряды траурной церемонии в связи с кончиной премьера, свидетельствовало о том, что они не простили Чжоу Эньлаю его борьбу против проводимой ими левацкой авантюристической политики. На гражданской панихиде по Чжоу Эньлаю Мао Цзэдун не присутствовал, хотя до и после похорон премьера он принимал иностранных визитеров. Политике Цзян Цин и ее единомышленников Чжоу Эньлай в последние годы жизни противопоставил свой план «четырех модернизаций» Китая. Ему удалось за год до своей кончины заручиться согласием Мао Цзэдуна на его осуществление. Ради этого смертельно больной премьер нашел в себе силы 23 декабря 1974 г. покинуть больничную палату и совершить последний в своей жизни полет (из Пекина в Чанша, где в то время отдыхал Мао Цзэдун). Но только на III пленуме ЦК КПК 11-го созыва в декабре 1978 г., проходившем под руководством Дэн Сяопина, завещанная Чжоу Эньлаем программа «четырех модернизаций» обрела реальное воплощение.
В «Решении по некоторым вопросам истории КПК со време¬ни образования КНР», принятом VI пленумом ЦК КПК 27 июня 1981 г., была дана подробная оценка роли Чжоу Эньлая в годы «культурной революции». В нем, в частности, отмечалось, что на втором этапе «культурной революции» (апрель 1969 —август 1973 г.), руководя повседневной работой ЦК, Чжоу Эньлай сдвинул с мертвой точки работу на всех фронтах. В 1972 г. в ходе борьбы против Линь Бяо он правильно поставил вопрос о необходимости критики ультралевых идейных течений, поддержав справедливые требования исправить ошибки «культур¬ной революции», выдвинутые многими руководителями партии в период до и после февраля 1967 г. Во время «культурной революции», говорилось далее в «Решении», он находился в чрезвычайно тяжелом положении, но он трудился, не щадя своих сил, чтобы уменьшить до минимума ущерб, причиняемый «культурной революцией», и сберечь большое число партийных и беспартийных кадровых работников. Он всеми способами бо¬ролся с подрывной деятельностью контрреволюционных груп¬пировок Линь Бяо и Цзян Цин.
Несмотря на ряд враждебных Советскому Союзу заявлений, сделанных Чжоу Эньлаем, как и другими китайскими руково-дителями в период «культурной революции», он принял все имевшиеся в его распоряжении меры, чтобы не допустить разъяренную толпу на территорию посольства СССР в Пекине, дли-тельное время осаждавшегося хунвэйбииами. 11 сентября 1969 г. в пекинском аэропорту Чжоу Эньлай провел встречу с Председателем Совета Министров СССР А. Н. Косыгиным с целью урегулирования крайне напряженных после вооруженных столкновений на восточных и западных участках китайско-советской границы отношений между нашими странами. Эта встреча положила начало постепенной нормализации советско-китайских отношений; на ней было решено вновь назначить послов в соответствующие столицы и активизировать торговые и экономические связи между обеими странами.
Западные авторы книг по новейшей истории Китая и биог-рафических работ о Чжоу Эньлае неизменно выдвигают на первый
план его роль в деле восстановления китайско-американ¬ских отношений и подготовки визита в КНР президента США Р. Никсона, объясняя, как правило, такой поворот в политике КНР давними прозападными симпатиями Чжоу Эньлая, якобы появившимися у него чуть ли не со школьных лет. Но это не так. Чтобы вывести страну из хаоса «культурной революции» и осуществить программу «четырех модернизаций», необходимы были колоссальные материальные затраты, наличие большого количества квалифицированных кадров. Десятилетний период «культурной революции» привел Китай к экономическому упад¬ку, массовому уничтожению материальных ценностей, наруше¬нию работы транспорта, прекращению школьного и вузовского образования, большим кадровым потерям. Крайне обострившие¬ся отношения с Советским Союзом и другими социалистическими странами и враждебность к нашей стране лично Мао Цзэдуна исключили возможность обращения руководства Китая, как это было в 1949 г., за помощью к СССР. В этих условиях Мао Цзэдун пришел к выводу о целесообразности пойти на сбли¬жение с США, администрация которых неоднократно подавала сигналы о своей готовности нормализовать отношения с КНР, и поручил Чжоу Эньлаю практическое осуществление этого поворота, что тот и стал незамедлительно и весьма искусно делать, считая, что это поможет Китаю покончить с хаосом «культурной революции».
……

0

30

ПРИЛОЖЕНИЯ 5,6

Приложение 5

http://www.memo.ru/history/1937/

Вопросы истории, 1993, № 5

Приложение 5
ПОЛИТИЧЕСКИЙ АРХИВ XX ВЕКА
Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года
26 февраля 1937 года. Вечернее заседание

Андреев (председательствующий). Заседание открывается. По второму пункту порядка дня для доклада слово имеет т. Жданов.
Жданов.
Товарищи, нам предстоят очевидно или осенью или зимой этого года перевыборы в Верховный Совет СССР и в Советы депутатов трудящихся сверху донизу по новой избирательной системе. В связи с этим перед нашей партией стоит задача подготовки к выборам. Характер этой подготовки, ее объем, масштабы и связанная с ней перестройка партийной работы определяются глубиной тех преобразований, которые вытекают из новой Конституции для политической жизни нашей страны. Введение новой Конституции означает поворот в политической жизни страны. Существо этого поворота заключается в дальнейшей демократизации избирательной системы в смысле замены не вполне равных выборов в Советы — равными, многостепенных, — прямыми, открытых — закрытыми.
Введение новой Конституции отбрасывает всякие ограничения, существовавшие до сих пор для так называемых лишенцев. Если раньше, до введения новой Конституции, выборы в Советы были неравными, то теперь необходимость ограничения равенства выборов отпала и все граждане имеют право участвовать в выборах на равных основаниях. Если раньше выборы средних и высших органов власти были многостепенными, то теперь, согласно новой Конституции, выборы во все Советы будут производиться всеми гражданами непосредственно путем прямых выборов. Если раньше по старой Конституции голосование при выборах было открытым и по спискам, то теперь, согласно новой Конституции, голосование при выборах будет тайным и по отдельным кандидатурам, выдвигаемым по избирательным округам.
Наконец, Конституцией вводится всенародный опрос, так называемый референдум. Что означают эти изменения в избирательной системе? Они означают усиление контроля масс в отношении советских органов и усиление ответственности советских органов в отношении масс. Новая избирательная система упрочит связь народных избранников с массами избирателей. Она даст мощный толчок к улучшению работы советских органов, ликвидации бюрократических недостатков и извращений в работе наших советских организаций. А эти недостатки, как вы знаете, очень существенны.
Следствием введения всеобщего, прямого и равного избирательного
{3}
права при тайном голосовании будет дальнейшее усиление политической активности масс, вовлечение новых слоев трудящихся в работу по управлению государством. Тем самым диктатура пролетариата становится более гибкой и, стало быть, более мощной системой государственного руководства рабочего класса обществом, база пролетарской диктатуры расширяется, ее основа становится более прочной. Ленинизм учит: «Диктатура пролетариата имеет свои периоды, свои особые формы, разнообразные методы работы. В период гражданской войны особенно бьет в глаза насильственная сторона диктатуры... В период строительства социализма, наоборот, особенно бьет в глаза мирная, организаторская, культурная работа диктатуры, революционная законность и т. д. Но из этого опять-таки вовсе не следует, что насильственная сторона диктатуры отпала или может отпасть в период строительства. Органы подавления, армия и другие организации необходимы теперь, в момент строительства так же, как в период гражданской войны. Без наличия этих органов невозможна сколько-нибудь обеспеченная строительная работа диктатуры. Не следует забывать, что революция победила пока что всего лишь в одной стране. Не следует забывать, что пока есть капиталистическое окружение, будет и опасность интервенции со всеми вытекающими из этой опасности последствиями» [Сталин И. Соч. Т. 8, с. 31.].
Что необходимость наряду с мирными организаторскими, культурными сторонами нашей диктатуры в насильственных ее сторонах не отпала, а продолжает существовать, наглядно показывает только что обсужденный нами вопрос о деле Бухарина — Рыкова; диктатуре пролетариата и впредь придется беспощадной рукой преодолевать сопротивление остатков враждебных капиталистических классов и агентов фашистской буржуазии — троцкистов, зиновьевцев, правых и других врагов народа. Товарищ Сталин учил нас, что нам нужна крепкая диктатура для того, чтобы развеять остатки ранее господствующих классов. Проведение демократических выборов — это дело очень серьезное. Это очень серьезный экзамен для нашей партии в смысле проверки ее связи с массами, работоспособности и авторитета наших партийных организаций в массах. Проведение выборов потребует огромного напряжения всех сил нашей партии.
Чтобы встретить этот поворот в политической жизни нашей страны во всеоружии, наша партия должна встать во главе этого поворота и обеспечить свою руководящую роль в выборах верховных органов страны.
Что значит возглавить и обеспечить руководящую роль партии в выборах верховных органов? Какие задачи должна будет разрешить партия?
Прежде всего нужно иметь в виду, что наши работники будут иметь дело с известной новизной положения. Мы впервые проводим выборы по новой избирательной системе. У нас нет навыков к выборам по отдельным кандидатурам, по принципу тайного голосования и т. д. Это представляет известную трудность для наших партийных организаций.
Во-вторых, возглавить поворот в политической жизни нашей страны и руководить выборами это значит обеспечить полное соблюдение новой избирательной системы, установленной Конституцией, т. е. строго соблюдать принцип всеобщего, прямого, равного избирательного права при тайном голосовании. Это значит, что наши партийные организации должны блюсти, как зеницу ока, наш новый избирательный закон от всяких нарушений.
В-третьих, наши партийные организации должны быть готовы к избирательной борьбе. При выборах нам придется иметь дело с враждебной агитацией и враждебными кандидатурами. Что такая возможность является реальной, видно из того, что уже имеет место известное оживление антисоветских элементов, именно в связи с предстоящими выборами. Наши партийные организации должны во всеоружии встретить попытки враждебных элементов использовать легальные возможности, предоставленные новой Конституцией. Об этом свидетельствует, например, оживление деятельности религиозных организаций. Попы всех рангов и мастей развивают сейчас очень оживленную деятельность. Есть довольно значительное количество ходатайств из целого ряда краев и областей об открытии закрытых
{4}
церквей. Известно, что попы внесли сейчас в ЦИК СССР проект закона, который развивает в поповском духе известный пункт Конституции относительно свободы совести. Они хотят «конкретизировать» закон и предлагают нам свои услуги по этой конкретизации. (Любченко. Законодательная инициатива.) Да, законодательная инициатива. Уже сейчас начата попами подготовка к выборам и даже проводятся «пробные» выборы. Не так давно, например, в Северном крае попы организовали перевыборы правления колхоза, причем в результате этих перевыборов коммунист-председатель был тайным голосованием отведен и вместо него поставлен псаломщик. (Смех.)
Пока наши люди дремлют и раскачиваются, враги уже действуют и крепко готовятся к выборам. Известно, что религиозные организации сейчас принялись за насаждение драматических, театральных и всякого рода культурных кружков, в то время как культурно-просветительная работа партии и комсомола находится в очень неудовлетворительном состоянии, в особенности в деревне. И если сопоставить эти факты с тем обстоятельством, что наш «Союз воинствующих безбожников» находится в состоянии не то мирного договора и, во всяком случае, в состоянии не то примиренчества с господом богом, оцепенения (Смех.), то здесь реальная опасность налицо. (Ярославский. Здесь дело не только в Союзе.)
По-моему, дело и в Союзе, который именует себя при этом союзом не просто безбожников, но и «воинствующих безбожников», а в чем заключается воинственность, трудно разглядеть. (Косарев. Это они пугают.)
В-четвертых, тайное и персональное голосование в отличие от голосования открытого и по спискам будет означать повышение ответственности партии за каждую выдвигаемую кандидатуру. Для того, чтобы быть избранным, наши кандидаты должны быть хорошо известны избирателям того округа, где они будут выдвинуты, их деятельность должна быть хорошо знакома избирателям. Проверка тайным голосованием будет самой основательной проверкой наших работников, потому что тайное голосование представляет гораздо более широкие возможности отвода нежелательных и негодных с точки зрения масс кандидатур, чем это было до сих пор. Это надо отчетливо представлять.
В-пятых, надо преодолеть вредную психологию, имеющуюся у некоторых наших партийных и советских работников, которые полагают, что народное доверие можно получить даром и что можно спокойно спать, ожидая преподнесения депутатских мандатов на дом, под гром аплодисментов, в силу прежних заслуг. Получить доверие даром,— это не выйдет при тайном голосовании.
У нас имеется довольно значительный слой работников в партийных и советских организациях, которые считают, что их задача, собственно, окончена тогда, когда они выбраны в Совет. Об этом говорит большое количество ответработников, не посещающих пленумов Советов, депутатских групп и секций наших Советов, уклоняющихся от несения элементарных депутатских обязанностей. Такого рода пережитки в психологии наших работников необходимо сломать, надо воспитать у наших работников сознание своей ответственности перед избирателями, имея в виду, что каждый избранник будет досконально и всесторонне просмотрен и проверен самими массами.
Было бы грубой ошибкой откладывать борьбу с этими пережитками до момента выборов. Мы должны без промедления взяться за неуклонное улучшение работы наших советских организаций, связь их с массами, усиление ответственности наших советских работников перед массами.
В-шестых, надо уже теперь воспитывать у работников сознание того, что новая избирательная система означает гораздо более широкую гласность в деятельности советских организаций и что их деятельность будет проходить на виду у масс и что ответственность их перед массами будет более полной. Многие наши депутаты Советов из членов нашей партии привыкли отвечать только перед своей партийной организацией. Многие наши советские работники из людей, склонных к бюрократизму и имеющие
{5}
крупные недостатки в работе, готовы десять раз отчитаться в своей работе перед бюро партийного комитета, в узком, семейном кругу, чем выйти на пленум Совета, критиковать себя и выслушать критику масс. Я думаю, что это вам известно не хуже, чем мне. (Голос с места. Правильно. Косиор. А то еще на заводах так бывает.)
В-седьмых, с такой практикой безответственности надо покончить, возглавить поворот в политической жизни страны и обеспечить демократические перевыборы — это означает, что наши партийные организации не должны ожидать, когда массы толкнут их снизу в отношении критики и отвода наших кандидатур, а должны сами быть во главе критики и отводов негодных кандидатур, не дожидаясь их провала при тайном голосовании. При этом наши партийные организации должны научиться отличать дружескую критику от враждебной. У нас Нередко бывает так, что недовольство трудящихся отдельными недостатками и извращениями в деятельности наших советских органов расценивается и рассматривается как враждебная критика. Умение отличать дружескую критику, которая иногда бывает очень острой, от критики врага требует от наших партийных организаций высокого уровня партийно-политического воспитания и большой чуткости.
Во время новых выборов возможны попытки агитации против наших кандидатов со стороны враждебных элементов. Нашим работникам приходится вести немало трудных кампаний, заготовительной работы, строительства и т. д., а такого рода кампании не обходятся без известного нажима. Это входит в понятие диктатуры рабочего класса. Мы не отказываемся от этого нажима, и впредь было бы смешно от этого отказываться. Будет, очевидно, демагогия насчет раздувания всякого рода недостатков наших работников по этой линии. Партийные организации должны уметь взять под защиту этих людей. Речь идет о кадрах наших сельсоветчиков, райисполкомщиков и т. д. Этого нельзя упускать из виду.
В-восьмых, вопрос относительно беспартийных. Было бы очень вредным и опасным, если бы при новых выборах были повторены ошибки, имевшие место в старой тактике выборов и которые заключались в невнимательном отношении к кандидатурам беспартийных, когда в целях обеспечения партийного влияния в Советах беспартийные кандидатуры не пользовались необходимым вниманием и поддержкой, которые вытекают из основ большевистского понимания руководства и связи с массами. Имейте в виду, что коммунистов в нашей стране 2 миллиона, а беспартийных «несколько» больше. Стало быть, мы должны, если хотим возглавить выборы, усилить наше влияние и связи с беспартийными и поддерживать, а не оттеснять беспартийные кандидатуры, пользующиеся доверием.
Таковы некоторые вопросы, касающиеся руководства и организации подготовки к выборам. Они стали на очередь не в порядке отдаленной перспективы, а в порядке боевой, совершенно неотложной и насущной задачи.
Вот что говорит ленинизм в. вопросе о соотношении подъема активности рабочего класса с активностью и проведением внутрипартийного демократизма, внутри нашей партии.
Что требуется от партии для того, чтобы она могла стать во главе новых, до конца демократических выборов? Каковы главные условия, обеспечивающие руководство партии поворотом в политической жизни страны?
Для этого требуется, чтобы партия сама проводила последовательную демократическую практику, чтобы она проводила до конца во внутрипартийной жизни основы демократического централизма, как этого требует устав нашей партии, чтобы партия сама имела необходимые условия, в силу которых все органы партии являлись бы выборными, чтобы критика и самокритика внутри партии развивалась в полной мере, чтобы ответственность партийных органов перед партийной массой была полной и чтобы сама партийная масса была полностью активизирована.
Ленинизм учит, что подъем активности рабочего класса, которого мы добиваемся в связи с проведением советского демократизма до конца — это
{6}
дело очень серьезное и большое. Для того, чтобы поднять активность рабочего класса, надо прежде всего активизировать саму партию. Нужно, чтобы сама партия твердо и решительно встала на путь внутрипартийной демократии, чтобы наши организации втягивали в обсуждение вопросов нашего строительства широкие массы партии, творящие судьбу нашей партии. Без этого нечего и говорить об активизации рабочего класса. Этому учит нас товарищ Сталин.
Можно ли сказать, что все наши партийные организации уже готовы выполнять эти условия и что они уже перестроились на демократический лад? К сожалению, этого с полной уверенностью сказать нельзя. Каковы факты, свидетельствующие о том, что этого нельзя сказать с полной уверенностью?
Об этом говорит имеющаяся в некоторых организациях практика нарушения устава партии и основ внутрипартийного демократизма. Каковы эти нарушения? Уставом партии, как известно, предписывается проведение выборов комитетов первичных организаций один раз в год, городских и районных комитетов — один раз в год, областных, краевых комитетов и центральных комитетов национальных компартий — один раз в полтора года. Так гласит устав. Если обратиться к практике, то факты говорят о том, что это требование устава нарушено у нас в целом ряде организаций. За последние 2–3 года выборы областных, краевых комитетов и ЦК нацкомпартий проводились лишь в тех организациях, которые образованы заново в связи с формированием новых областей (Калининская, Красноярская, Омская, Оренбургская и Ярославская организации). Большинство наших областных, краевых комитетов и ЦК нацкомпартий, горкомов и райкомов и первичных парткомитетов существуют с периода XVII съезда партии, то есть с периода, когда происходила общая кампания выборов парторганов. Исключения из этого положения составляют, как я уже говорил, новые края и области, а также отдельные районные и городские организации, главным образом, в связи с провалами в партийной работе. Я думаю, таково положение. (Шкирятов. Правильно.)
Значит, законы нашей партии опрокинуты, хотя мы клянемся и божимся уставом, зубрим его в кружках, требовали во время проверки и обмена партдокументов от членов партии знания устава. Выходит на поверку, что сами мы недопустимо либерально относимся к нашим собственным партийным законам.
Уставом нашей партии предписывается далее выборность всех руководящих органов партии сверху донизу. Это требует основной принцип организационного строения нашей партии— принцип демократического централизма. Параграф устава партии гласит, что. «Руководящим принципом организационного строения партии является демократический централизм, означающий: а) выборность всех руководящих органов партии сверху донизу, б) периодическую отчетность партийных органов перед своими партийными организациями, в) строгую партийную дисциплину и подчинение меньшинства большинству и г) безусловную обязательность решений высших органов для низших и для всех членов партии». Этот основной организационный принцип нашей партии в ряде организаций нарушен. Членам пленума, вероятно, уже известно, к каким вредным последствиям для нашего партийного дела привела практика нарушения устава партии в Киевской, Азово-Черноморской и других организациях, где забвение устава в смысле отхода от выборности привело к вопиющей запущенности партийной работы и способствовало проникновению враждебных элементов в руководящие партийные органы.
Таким серьезнейшим нарушением устава нашей партии в отношении выборности является ничем не оправдываемое распространение кооптации различных руководящих работников в члены пленумов, парткомов, райкомов, горкомов, обкомов, крайкомов и ЦК нацкомпартий.
Имеющиеся в распоряжении ЦК ВКП данные говорят, что вредная практика кооптации укоренилась и зашла далеко, что представляет собой нарушение законных прав членов партии принимать участие в выборах
{7}
своих руководящих органов. Ведь при кооптации члены партии лишаются возможности участвовать в выборах, возможности отвода негодных кандидатов, их мнение вообще не спрашивается, потому что кооптация проводится на пленуме. (Ярославский. А иногда и на бюро.) Я об этом скажу ниже. Так вот, если взять положение с кооптацией, надо сказать, что кооптация применяется очень широко. Это порок, которым страдает целый ряд организаций.
В обкомах, крайкомах и ЦК нацкомпартий кооптированных в члены пленумов 11,6%. Это средняя цифра. По отдельным организациям % кооптированных доходит до 22,8% (Киевская) и даже до 26,2% (Белоруссия), т. е. больше четвертой части пленума состоит из кооптированных. В составе райкомов и горкомов кооптированных: в Московской организации 17%, в Ленинградской— 17,2%, в Азово-Черноморской— 17,5%, Днепропетровской — 26,7%, в Белорусской — 28,9%, в Воронежской — 29,8%, в Армянской — 30%, т. е. почти одна треть кооптированных. В составе бюро райкомов и горкомов в среднем по областным организациям % кооптированных колеблется от 14 до 59%. В Западной области, Армении, Ивановской и Карельской организациях больше половины членов бюро райкомов и горкомов являются кооптированными. Тут уж не разберешь, что осталось от законного состава, ведущего свое начало от выборов.
Размах кооптации доходит до того, что, например, на пленуме Киевского обкома 19 октября 1934 года было кооптировано в пленум сразу 14 человек, и в том числе Ашрафьян, Дзенис, Сонченко, Тодор, разоблаченные в настоящее время как враги партии.
В Харькове, в горкоме партии из 158 членов горкома и 34 кандидатов, избранных на IV-й городской партийной конференции, осталось только 59. Нельзя назвать этот состав законным, т. к. осталась лишь одна треть избранных. За время последней партийной конференции в состав горкома кооптирован 61 человек, причем бюро горкома за исключением одного товарища состоит целиком из кооптированных. Вам известно, к какому состоянию дел в партийной организации привело такое положение в Харькове.
Если обратиться к отдельным районным комитетам партии, то, очевидно, вы сами располагаете достаточно обширным материалом на счет кооптации. Я думаю, что у нас имеется не один десяток райкомов, в которых большинство членов райкома является не выбранными, а кооптированными. Например, в Мало-Архангельском районе Курской области из 23 человек 18 кооптировано, в Мценском районе Курской области из 26 кооптировано 22, в Гомельском горкоме Белоруссии из 52 — 40 кооптировано, в Ораниенбаумском районе Ленинградской области из 22 кооптировано 15, в Устюженском районе той же области из 12 кооптировано 11 и т. д. В составе бюро отдельных горкомов и райкомов кооптация практикуется также широко. Ульяновский городской комитет имеет из 12 членов 11 кооптированных. Щучанский районный комитет Челябинской области — все кооптированы. Мордовский райком Куйбышевской области — все кооптированы. Семипалатинский райком Казахстанской области — все кооптированы. Асбестовский горком Свердловской области — все кооптированы и т. д.
Приемы кооптации дошли до того, что иногда кооптирует или исключает из состава пленума меньшинство, т. е. о законном кворуме здесь никакой речи быть не может. Это показывает, что понятие о кворуме в целом ряде мест стерлось, потерялось. Например, в Ленинском районе г. Харькова 4-го апреля 1936 г. собирается пленум райкома вместе с активом, на котором ставится вопрос об исключении из состава райкома целой пачки людей. Несмотря на то, что прошло немало времени после известного решения ЦК, что активы должны собираться отдельно от пленумов, собирают пленум райкома вместе с активом. Зачем это понадобилось? Затем, что в пленуме «не хватило» выборных членов. Из членов горкома присутствовало 10 или 11 человек, однако пленум вывел из своего состава 12 человек. 10 человек сожрали 12 человек. (Смех. Голос с места. И тучными не сделались.)
{8}
Товарищи, видимо, забыли, что даже в период нелегального существования партии, когда кооптация вызывалась необходимостью, она была обставлена целым рядом ограничительных условий.
Мало того, что кооптируют пленумы, есть организации, которые идут еще дальше. Например, пленум Тужинского райкома Кировского края вынес решение, согласно которому новому составу бюро поручалась кооптация в состав членов райкома. На основании этого решения пленума бюро райкома кооптировало 7 человек и утвердило кооптацию на пленуме только через 5 месяцев, причем присутствовало при утверждении этих 7 членов РК только 6 законно избранных членов пленума райкома. Практика нарушения выборности и подмены ее кооптацией захватила очень многие руководящие организации, а при их попустительстве по той же дорожке пошли и первичные партийные организации. У нас в Ленинграде, например, партком Канонерского завода избран был до XVII съезда, и за 3 года при составе парткома в 7 человек было кооптировано 22 человека, т. е. партком трижды сменил свой состав без нормальных выборов. Это у нас в Ленинграде. (Косиор. Это во многих местах есть.) На Кировском заводе осталось 3 из состава выбранных, остальные все кооптированы. В партком завода им. Жданова в разное время был кооптирован 31 человек.
В связи с тем, что нарушение сроков выборов и кооптация стали у нас распространенным явлением, в ряде организаций забыли, кого выбирали. Именно на основе этого могли получиться такие факты, о которых вы читали вчера в «Правде», когда в Одессе потеряли члена областного комитета партии т. Олейникова и вспомнили о нем через 2 года, когда он, обеспокоенный тем, что его никто не трогает и не вызывает, сам явился в ОК. В Ленинградской области в парторганизации з-да «Красный Керамик» в Боровичах 4 января 37 г. стоял вопрос о довыборах партийного комитета. Читаю по протоколу: «Секретарь парткома Родионов информирует о выполнении им поручения партсобрания в части «документального уточнения» состава парткома. Он сообщил, что по документам, имеющимся в парткоме, членами парткома являются Свидерский, Кузнецова, Данилов и Родионов. Числятся в списке парткома, но не подтверждаются документами Громова, Соколов, Калинин. Постановили: внести ясность в состав парткома и довыбрать в него работоспособных товарищей». Между прочим, на самом собрании два члена партии из партийного комитета, которых считали законно избранными, категорически от этого отрекались, их горячо убеждали. Секретарь парткомитета рассказывал потом о трудностях выполнения данного ему поручения «разыскать» членов парткома: «Уф, искал, искал членов парткома, едва их нашел». Так обстоит дело с грубым нарушением законов нашей партии о выборности партийных органов и с подменой выборности, несовместимой с духом и традициями нашей партии, практикой кооптации.
О практике самих выборов. Механика выборов у нас зачастую построена так, что члены партии лишены возможности свободно высказаться по кандидатурам, воспользоваться правом отвода и критики неприемлемых кандидатов. Организация выборов направлена не к тому, чтобы обеспечить действительную возможность проверки каждой кандидатуры партийной массой, а к тому, чтобы как можно скорее, попроще провести выборы и избавиться от докучливой критики партийных масс по отношению к той или другой кандидатуре. У нас дело, обычно, обстоит так: секретарь партийного комитета за несколько дней до конференции где-то в уголке своей записной книжки делает предварительную прикидку кандидатов. Затем созывается совещание секретарей, на котором формируется список. Затем обсуждение кандидатов переходит на «синий конверт», как у нас называют — сеньорен конвент, и на совещание делегаций. Обсуждение кандидатур исчерпывается, таким образом, на различных закрытых предварительных совещаниях, «семейным» порядком, без особых «хлопот». Совершенно ясно, что если совещания секретарей делегаций вопрос предрешили, то чрезвычайно трудно отвести какую-либо кандидатуру на общем собрании или конференции.
{9}
На самих конференциях прения по кандидатурам, как правило, не открываются. Голосование производится списком, а не персонально, и таким образом выборная процедура превращается в простую формальность. На конференциях курс ставится на скорость, председателем сажают такого человека, который, засучив рукава, провертывает выборы списком минут за 20. Тут и демонстрация полного единодушия получается и для возражений по существу нет возможности. Вместо того, чтобы дать возможность людям на самой конференции принять участие в обсуждении, открыть доступ широкой критике и отводу выставляемых кандидатур, все дело сводится к организационной «технике», преследующей одну цель: отгородиться от критики партийных масс. Такая практика несовместима с духом и традициями нашей партии и с теми задачами, которые перед нами стоят. Она представляет собою завуалированное нарушение законных прав члена партии, нарушение партийной демократии.
О кооптации я хотел бы сделать еще одно замечание.. Я хочу сослаться на опыт Центрального Комитета нашей партии. Если бы местные работники лучше учились у Центрального Комитета, мы не допустили бы такого разгула кооптации, который был в ряде организаций. Ведь Центральный Комитет за время своего существования ни одного члена и кандидата в ЦК не кооптировал. Нет такой практики в Центральном Комитете.
Следующим серьезным недостатком в деле соблюдения основ внутрипартийного демократизма является широко распространенное назначенчество партийных руководителей, секретарей партийных комитетов. Вместо того, чтобы кандидатуру секретаря партийного комитета, рекомендуемую вышестоящим комитетом, до утверждения ее обсудить в партийной организации, куда рекомендуется секретарь, практикуется совсем другой способ. Предположим, обкому необходимо подобрать кандидата на пост секретаря какой-либо районной партийной организации. У нас это делается таким образом. Аппарат, он подбирает кандидата, бюро утверждает, часто без обсуждения, опросом, что также является совершенно недопустимым. Затем вопрос идет на утверждение Центрального Комитета. Такова ведь практика? (Голоса с мест. Именно такая.) Таким образом, человек имеет две санкции: санкцию обкома и санкцию Центрального Комитета. Он приезжает в партийную организацию с обеими этими санкциями, здесь уже трудно что-либо изменить. Необходимо эту практику изменить в таком направлении, что если партийный комитет имеет в виду произвести изменение в составе партийного руководства нижестоящей организации, то он, наметивши кандидатуру, обязан до представления ее на утверждение вышестоящей партийной инстанции поставить на обсуждение той организации, куда рекомендуется секретарь, и лишь после этого идти за санкцией к вышестоящей организации.
У нас немало секретарей партийных комитетов, которые не являются избранными в состав партийного комитета. Я бы мог назвать здесь несколько десятков человек, которые, будучи секретарями парткомов, не являются избранными в состав парткомов. Получили назначение, получили путевку, приезжают и сразу садятся за работу, а старый секретарь, как правило, не отчитывается. У нас сильно развиты «самоотчеты», но отчетность партийных комитетов перед партийными массами развита явно недостаточно.
Относительно самоотчетов. В такой форме, в какой у нас практикуются самоотчеты коммунистов, они являются бюрократической издевкой над членами партии. По большей части самоотчеты связаны с копаньем в личной жизни, в семейной жизни коммуниста, а отнюдь не с выявлением его авангардной роли и работы в массах. К чему сводятся самоотчеты? Об этом говорят некоторые факты. Партийная организация колхоза им. Дзержинского Матвеевского района Оренбургской области слушает самоотчет коммуниста Сидорова. «Газет не читает и не выписывает. С женой живет ничего, с детьми тоже. Учесть, что Сидоров недостаточно воспитывает свою семью». Это типичный самоотчет. (Сталин. Почему это называется самоотчет?) Потому что отчитывается коммунист в личной своей деятельности перед коммунистами...
{10}
Та же  организация по самоотчету члена партии Мазина, который избивает свою жену, записала: «Не допускать больше семейных глупостей. В кратчайший срок наладить семейные отношения». (Общий смех.) В совхозе им. Амосова Казахстанской области слушают самоотчет коммуниста Слирова. Принимается лапидарное постановление: «Слушали: самоотчет Слирова. Постановили: Слирова арестовать». (Общий смех. Голоса с мест. За что?) Тут другой вопрос возникает, имеет ли право партийная организация арестовывать своих членов? Отчитался человек на свою голову!
Во многих партийных организациях принижена роль пленумов как органов коллективного руководства. Пленумы собираются редко, больше для обсуждения парадных или общих вопросов, вопросы местной работы редко ставятся.. Выборные и другие вопросы, как я уже говорил, обсуждаются и решаются при отсутствии необходимого кворума.
В Вачском райкоме Горьковской области в течение 1936 года ни одного пленума не собирали. В Веселовском районе Днепропетровской области в течение десяти месяцев ни одного пленума не собирали. В Набережно-Челнинском районе в Татарии и в ряде других РК Татарии в 1936 году по 7–8 месяцев не собирали ни одного пленума. Где же тут коллективное руководство? Такие же недостатки по линии принижения роли наших выборных организаций имеются и в первичных партийных организациях.
В проекте резолюции имеется указание на то, что мы должны обеспечить такое положение, при котором в первичных парторганизациях было бы обеспечено строгое соблюдение порядка выборов парткомов на общезаводских собраниях, не допуская подмены последних конференциями, там же указывается на необходимость ликвидировать имеющую место в ряде первичных парторганизаций практику фактической отмены общих собраний и подмены общего собрания цеховыми собраниями и конференциями. Вместо того, чтобы собрать для выборов партийного комитета общезаводское партсобрание, созывают по норме 1 делегат от 3-х членов партии на заводскую конференцию, подменяют тем самым Общезаводское партийное собрание конференцией и производят выборы, т. е. по сути дела двух человек из трех лишают возможности участвовать в выборах. Допустимо ли это? Ясно, что ни в коем случае недопустимо.
Роль общих собраний принижена. В ряде организаций общепартийные собрания собираются редко, вопросами местной партийной жизни занимаются мало. Нарушения основ внутрипартийного демократизма сказываются и на подготовке партийных собраний, когда члены партии не знают заблаговременно, какие вопросы будут обсуждаться.
О подготовке резолюций партсобраний. Нередко на этих партсобраниях резолюция по тому или иному вопросу вносится загодя или кропается мастерами этого дела во время самого собрания без учета того, о чем говорится в прениях. У нас в моде формулировка: разработать проект решения «на основе обмена мнениями», а на деле как раз этот-то «обмен мнениями» и не учитывается. Это величайшее проявление неуважения к законным хозяйским правам членов партии.
Беспорядочно и недобросовестно, халатно относятся у нас люди к партийным документам и решениям. Всем нам нужно учиться у Центрального Комитета отношению к партийным документам. Если мы подняли сейчас роль членского билета и уважение к нему, то нельзя этого сказать об очень многих наших других партийных документах. Как они исполняются, хранятся, составляются? Небрежно. У ЦК нам нужно учиться исключительной точности, бережливости и аккуратности к каждому партийному документу. У нас в этом отношении на местах много организационной распущенности, халатности.
Вовсе немаловажен, например, вопрос, получили ли члены бюро партийного комитета материалы к обсуждению на заседании или нет. Это тоже есть часть вопроса о внутрипартийной демократии. (Косиор. И когда получили.) Получили ли их за день раньше или они раздаются на самом заседании? Это тоже вопрос об обеспечении внутрипартийной демократии.
{11}
Эти вопросы кажутся мелочными, но в конечном счете они вредят нам, поскольку мешают росту актива и затрудняют для него возможность активного и самодеятельного участия в жизни партии. В связи с этим развивается и командование и всякие другие дела.
Я хотел бы привести еще один из примеров нарушения принципов коллективного руководства. Речь идет о так называемых треугольниках. Под видом треугольника, состоящего из секретаря парткома, руководителя предприятия или учреждения и председателя местной профорганизации, у нас в ряде организаций существует в стороне от нормальных выборных органов (парткома и завкома) своеобразная официально и регулярно действующая, никакими партийными и советскими законами не предусмотренная организация. Она собирается, выносит решения и дает директивы к исполнению и т. д. С точки зрения коллективного руководства, с точки зрения правильных отношений между партийными, хозяйственными и профсоюзными организациями, треугольник представляет из себя совершенно недопустимую форму. Это есть семейственность. (Сталин. Это сговор.)
Это есть, как правильно говорит т. Сталин, сговор, для того, чтобы труднее было критиковать. И если уже эти трое сошлись, попробуй, пойди, покритикуй их! Профсоюзную и партийную организацию это обезличивает, разоружает в борьбе против недостатков хозяйственного руководства, а с другой стороны, разоружает самого хозяйственника, потому что треугольник представляет нечто вроде какого-то коллегиального органа управления, в то время как наше хозяйственное руководство совсем иным образом построено. Треугольники представляют из себя пародию, карикатуру, суррогат коллективного руководства. К чему это приводит? Вот у нас в Ленинграде на заводе им. Калинина исключили коммуниста из партии за критику неправильного руководства со стороны заводоуправления стахановским движением, за то, что он указывал на недостатки в руководстве. Его зачислили в бузотеры. Мы восстановили его в правах члена партии, наказали тех, кто в отношении его поступил самым беззаконным и грубым образом. Но сам по себе этот факт стал возможным благодаря существованию треугольника, который раньше договорился. Директор пришел туда и говорит: возмутительное дело, ругают дирекцию. Ему поддакнули секретарь и председатель завкома. Так получается зажим критики, и тогда уже рабочим на таком заводе трудно добиться правды. Мне кажется, пора поставить вопрос о ликвидации треугольников.
Несколько слов о партийных группах. В уставе нашей партии предусмотрено, как известно, существование партийных групп во внепартийных организациях. Фактически же положение таково, что во многих советских, профсоюзных, кооперативных и других организациях эти группы бездействуют или даже не оформлены. Но зато они, эти партийные группы, выплывают на поверхность во время съездов, конференций, и тогда их роль нередко сводится к навязыванию беспартийным предложений партгруппы. На этот недостаток работы наших партгрупп товарищ Сталин обратил внимание во время последнего, VIII Всесоюзного и XVII Всероссийского съезда Советов, когда он указывал, что если партийная группа выступает по всем вопросам от своего имени, то беспартийные, которые привыкли нашу партию уважать, нашей партии доверять, считают, что им уже делать нечего, надо голосовать. Это представляет из себя, в известной степени, отталкивание беспартийных, это ограничивает для беспартийных возможность активно участвовать в работе съездов. В связи с новыми выборами нам необходимо осуществлять и проводить с гораздо большей гибкостью формы руководства партии, чтобы не создавать у беспартийных представление, что их мнение не имеет существенного значения.
В чем заключается вред всех указанных выше фактов нарушения основ демократического централизма? Он заключается в том, что подобная практика тормозит рост активности и самодеятельности членов партии, принижает у членов партии чувство хозяина, мешает идейному и политическому росту членов партии. Лишает членов партии их законных прав, контроля над деятельностью парторганов и тем самым нарушает правильные вза-
{12}
имоотношения между руководителями и партийными массами, ослабляет партию перед лицом стоящих перед нею задач. Для всех ясно, какими громадными кадрами мы должны располагать для того, чтобы успешно решать задачи, диктуемые развитием социалистического строительства во всех областях, введением новой Конституции, в нашей дальнейшей борьбе за коммунизм, сколько нам нужно преданных и самоотверженных товарищей и в партии и за пределами ее, среди беспартийных!
Мы должны устранить из нашей партийной практики все то, что тормозит, что мешает росту актива, развитию его самодеятельности и повышению его роли в руководстве партийной жизнью, в обсуждении всех вопросов партийной политики, как это вытекает из основ внутрипартийной демократии. Тов. Сталин постоянно учит нас тому, что партийный актив имеет особое политическое значение в жизни нашей партии. Он является проводником в жизнь решений нашей партии, когда партийное решение вынесено, судьба его находится в руках актива. Партийный актив является выразителем общественного мнения партии. Именно потому, что наша партия сумела выковать и воспитать в духе Ленина — Сталина широкие слои актива, мы разрешили с успехом коронные задачи социалистического строительства, мы имеем такие гигантские, сказочные победы. Именно в этой связи было вынесено по инициативе т. Сталина известное решение ЦК о собраниях партийных активов для обсуждения решений ЦК ВКП(б). Именно поэтому мы должны устранить с нашего пути все, что мешает расширению кадров нашего актива, его идейно-политическому росту, его большевистской закалке, его организационному укреплению.
Задачи, которые мы должны разрешить и в области социалистического строительства и в связи с предстоящими новыми демократическими выборами, ставят на очередь важнейший вопрос об активизации каждого коммуниста. Вся наша двухмиллионная партийная масса должна быть полностью активизирована, каждый коммунист должен быть активным организатором, агитатором и пропагандистом за дело партии. Под этим углом должна быть перестроена наша организационная, агитационная и пропагандистская работа.
Одно замечание о пропагандистской работе. Основной недостаток в нашей пропагандистской работе, на который неоднократно указывал ЦК, заключается в том, что она ведется зачастую схоластически, оторванно от текущих и насущных боевых задач партии. Наша пропаганда должна быть поставлена так, чтобы задачей каждого пропагандистского кружка, каждой школы было такое воспитание членов партии, при котором пополнение знаний и совершенствование членов партии в науке марксизма-ленинизма являлось бы не самоцелью, а средством воспитания из членов партии активных пропагандистов за дело партии. Вот что нужно иметь в виду нашей пропагандистской работе, как один из ее важнейших принципов.
Без ликвидации крупных недостатков, которые мы имеем в нашей внутрипартийной практике, и в первую очередь по линии нарушения внутрипартийной демократии и выборности, не могут быть разрешены новые задачи партии, связанные с демократическими выборами, и партийные организации могут оказаться несостоятельными перед лицом этих задач. И если мы хотим произвести перевыборы... (Сталин. Какие перевыборы?) Выборы по новой избирательной системе, так, как этого требует партия, так, как этого требует Конституция, если мы хотим добиться уважения у наших советских и партийных работников к нашим законам и масс к советской Конституции,— то мы должны обеспечить перестройку партийной работы на основе безусловного и полного проведения начал внутрипартийной демократии, предусмотренных уставом нашей партии. Исходя из этого нам необходимо провести следующие мероприятия:
Во-первых, ликвидировать безусловно практику кооптации и восстановить в соответствии с уставом выборность руководящих органов партийных организаций.
Во-вторых, воспретить при выборах парторганов голосование списком и перейти от открытого голосования к тайному и персональному
{13}
голосованию. При этом должно быть обеспечено неограниченное право отвода членами партии выдвигаемых кандидатур и неограниченное право критики этих кандидатур.
Необходимо в связи с этим, ввиду серьезных нарушений выборности в наших партийных организациях, произвести выборы партийных органов, начиная от парткомитетов первичных организаций и кончая краевыми и областными комитетами и ЦК нацкомпартий, проведя их в ближайшие два месяца и закончив выборы до конца апреля. Необходимо впредь строго соблюдать сроки выборов парторганов в соответствии с уставом в первичных организациях один раз в год, в районных и городских организациях один раз в год, в краевых, областных и республиканских организациях один раз в полтора года. Что касается партийных собраний, то необходимо категорически осудить и воспретить практику подмены общих партийных собраний цеховыми собраниями или конференциями и не допускать двухстепенных выборов в партийных организациях, а ввести практику выборов низовых партийных органов непосредственно на общих собраниях. Вот те предложения, которые я имел здесь сформулировать.
.
||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Приложение 6

5 марта 1937 года
…………

Сталин. Видите ли, товарищи, тут выборы по партийной, линии на основе резолюции, принятой по докладу т. Жданова, придется провести к 20 мая, бесспорно. Мы в Политбюро обсуждали вопрос, у нас мнение такое, что придется вот в таком же подробном порядке обсудить вопрос о том, чтобы наши советы тоже перестроились на новый лад, имея в виду восстановление демократического централизма в советах. Там выборность плохая. Не только партийные организации забыли о выборности партийных органов, но и советские организации об этом забыли и неправильно применяют принцип выборности— депутаты пропадают куда-то, списков нет, отчетности нет. А между тем, если мы только партийные организации перестроим — в перспективе перестройки партийных организаций на демократический лад,— мы им поможем принять активное участие и возглавить выборы в верховные органы страны. Тем более вы должны наши местные советы перестроить на общедемократический лад, все эти РИКи, исполкомы, горсоветы, потому что много ли там демократизма, как вы подумаете? (Голоса с мест. Мало. Молотов. Да, да). Так вот у нас общее мнение такое, чтобы на следующем пленуме поставить вопрос о подготовке советов к новым условиям выборов в связи с принятием новой конституции... (Голоса с мест. Правильно!)... с приглашением предисполкомщиков и вообще советских людей. (Голос с места. О профсоюзах тоже надо.) О профсоюзах и о комсомоле, может быть, придется там же обсудить вопрос, не только о профсоюзах, но и о комсомоле, может быть, придется соединить эти три вопроса. Но центром будет перестройка рядов наших работников местных советов, где демократизма очень мало, где работа запущена. (Каганович. Правильно. Голоса с мест. Правильно.) Если это верно, тогда это можно принять.
Андреев. Возражений нет против этого предложения т. Сталина?
Голоса с мест. Нет.
Сталин. Вопрос можно обсудить о перестройке лишь в том случае, если товарищи у себя в партии проведут выборное начало и опытом своим поделятся с советскими работниками, которых мы пригласим на следующий пленум. Тогда будет уже опыт демократический. (Каганович. Вы уже тогда сумеете отчитаться.)
Андреев. Принято предложение т. Сталина?
Голоса с мест. Принято.
Андреев. Заседание Пленума ЦК объявляю закрытым.

0


Вы здесь » поговорим о ЛОНИИС » История нашего города » А.А. Жданов