поговорим о ЛОНИИС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » поговорим о ЛОНИИС » История нашего города » Ленинградское дело - документы


Ленинградское дело - документы

Сообщений 31 страница 53 из 53

31

Кто интересуется «Ленинградским делом», рекомендую
прочитать ветвь - А.А. Жданов.
А.А. Жданов
Мое мнение, февраль 1942 года – начало «Ленинградского дела».
Сразу:
А) Провокационные слухи о Ленинградском руководстве.
Б) Окрик на «Ленинградскую Правду».
В) Смена коменданта Смольного.

0

32

При рассмотрении «Ленинградского дела» необходимо учитывать и психологию основных фигурантов.
Ниже служебная записка А.А. Кузнецова А.А. Жданову.
Записка на выставке о мостах в ЦГАИПД СПб.
Машинописный текст.

                                                                                   103

                                                  Тов. Ж Д А Н О В У   А.А.

Оказывается, указание, данное Вами еще в прошлом году о недопустимости одновременного разведения мостов
в центральной части города через Неву, не выполняется.
10 июня мне пришлось возвращаться из Смольного в 3 ч. ночи. Мосты Литейный, Кировский, лейтенанта Шмидта
и Тучков оказались разведенными.
Ни через один из них мне не удалось проскочить и пришлось ждать, когда свели Кировский мост.
Положение явно недопустимо ни с оборонной, ни с точки зрения пожарной охраны и  вообще ничем не оправдываемое.
Полагал бы принять соответствующие меры
.

АКузнецов

10 VI 39 г.

Письмо второго секретаря Ленинградского обкома и горкома А. А. Кузнецова
первому секретарю Ленинградского обкома и горкома А. А. Жданову
по поводу разводки мостов. 1939. ЦГАИПД СПб

Отредактировано ABC (2014-10-14 23:59:35)

0

33

Справка по  «Ленинградскому делу» информационный, а не юридический документ.
Поэтому неясно:
А) Что такое «Ленинградское дело»?
Единое дело или совокупность отдельных дел.
Б) Согласно книге «Ленинградское дело» многих судили по сфабрикованным хозяйственно-уголовным делам.
Вошли ли их приговору в статистику «Справки»?
Список осужденных в источнике не приведен.
В библиографическом комментарии есть запись:

Бадаев Г.Ф. (1909 1950) – в 1945 -1949 гг. секретарь Ленинградского горкома,
затем второй секретарь Ленинградского Обкома ВКП(б).
В 1949 г. арестован, в марте 1950 г. расстрелян.

То есть, расстрелян до суда над основными обвиняемыми в октябре 1950 года.

Стр. 306, 307

№ 252
Справка об осужденных по «ленинградскому делу»
10 декабря 1953 г.

Копия.
Совершенно секретно.
Секретарю ЦК КПСС товарищу Хрущеву Н.С.
МВД СССР докладывает об осужденных и высланных в ссылку Военной Коллегией Верховного Суда СССР и Особым Совещанием МГБ по Ленинградскому делу в 1949—51 годах.
По имеющимся в МВД СССР данным, было всего осуждено 214 человек, из них 69 человек основных обвиняемых, а 145 человек из числа близких и дальних родственников. Кроме того, 2 человека умерли в тюрьме до суда.
При этом Военной Коллегией Верховного Суда СССР осуждено 54 человека, а остальные осуждены Особым Совещанием МГБ.
Согласно имеющимся приговорам Военной Коллегии и постановлениям Особого Совещания, 23 человека осуждены Военной Коллегией к ВМН (расстрелу), 85 человек осуждены на различные сроки содержания в лагерях и тюрьмах на срок от .5 до 25 лет, один человек помещен в психиатрическую больницу для принудительного лечения и 105 человек постановлениями Особого Совещания МГБ направлены в отдаленные районы страны в ссылку на различные сроки, в основном от 5 до 8 лет.
Из общего числа осужденных 36 человек работали в Ленинградском обкоме и горкоме КПСС, а также в областном и городском исполкомах, 11 человек — на руководящей работе в других обкомах КПСС и облисполкомах и 9 человек — в райкомах и райисполкомах Ленинградской области.
Разобравшись с лицами, осужденными по Ленинградскому делу, Министер¬ство внутренних дел СССР считает целесообразным пересмотреть архивно-следственные дела на родственников осужденных для вынесения заключения об отмене решений Военной Коллегии и быв[шего] Особого Совещания МГБ, так как на абсолютное большинство из них не имеется серьезных оснований для привлечения к уголовной ответственности или высылке в дальние районы страны.
Так например:
Осуждены Особым Совещанием МГБ на 5 лет ссылки мать быв[шего] секретаря Ленинградского обкома Бадаева в возрасте 67 лет и две его сестры, проживающие самостоятельно.
Осуждены в ссылку: отец бывшего секретаря Ленинградского горисполкома Бубнова в возрасте 72 лет, мать 66 лет, два брата и две сестры.
У быв[шего] зав. отделом комсомольских и профсоюзных органов Ленинградского обкома Закржевской осуждены Особым Совещанием в ссылку три сестры и дочь одной из сестер — Балашова Таисия в возрасте 20 лет.
У быв[шего] секретаря Ленинградского горком Левина осуждены на разные сроки лагерей и ссылки: мать, жена и три брата. Причем, все три брата значительно старше Левина, а одному из них 60 лет.
У быв[шего] зам. председателя Ленгорисполкома Галкина, кроме его жены, осуждены брат с женой и сестра на 5 лет ссылки каждый и дочь брата на 3 года ссылки.
Приведенные примеры свидетельствуют о том, что Особое Совещание МГБ без законных оснований только по родственным признакам, в том числе и дальним, осудило на различные сроки содержания в тюрьмах и лагерях, а также в ссылку большую группу лиц.
В связи с изложенным, Министерством внутренних дел СССР будут все следственные дела на эту группу осужденных пересмотрены и с заключениями направлены Генеральному Прокурору СССР с просьбой опротестовать в установленном законом порядке перед Верховным Судом СССР и отменить решения Военной Коллегии и Особого Совещания МГБ по лицам, незаконно осужденным.
Вся эта работа будет выполнена в месячный срок.
О результатах будет Вам доложено дополнительно.
Приложение: список осужденных.
С. Круглов.
И. Серов.
ГА РФ. Ф. 8131. Оп. 32. Д. 3989. Л. 63—65. Заверенная машинописная копия;
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материа¬лы. Т. 1 / Сост. Артизов А.Н. и др. М., 2000. С. 74—75.

Источник

Политбюро ЦК ВКП (б) и Совет Министров СССР
1945-1953
2002.

РОССПЭН

Отредактировано ABC (2015-01-13 18:02:30)

0

34

Берия и Ленинградское дело

В публикациях по Ленинградскому делу часто анализируются взаимоотношения между жертвами Ленинградского дела и другими членами Политбюро.
А также уже покойного Жданова.
Версии большей частью гадательные.
Ниже приведены три документа.
Далее мои трактовки материала.
В отсутствие Сталина – отдых на Юге, решения принимались коллективно Политбюро.
Согласовалось только очень важное.
В № 204 Берия сталкивает Кузнецова и Жданова. Ставя Жданова выше Кузнецова.
В благодарность через несколько дней Жданов просит наградить Багирова, ставленника Берии - № 205.
Сталину приходится согласиться.
В № 212 Вознесенский явно подставляет Берию.
Намекает: Берия покрывает хищение алмазов.
Разумеется, все протоколы Политбюро поступали Сталину.

Политбюро ЦК ВКП (б) и Совет Министров СССР
1945-1953

Подписано в печать 23.01.2002.
Тираж 1500 экз.
Издательство «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН)

Стр. 239

№ 204

Заявление Л.П. Берии при голосовании постановления Политбюро
о довыборах в Академии наук СССР

9 сентября 1946 г. Считаю необходимым возглавить комиссию тов-щем Ждановым А.
Л. Берия.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1490. Л. 27.
Автограф.
1 Эту надпись Берия сделал на выписке из протокола № 276 заседания Секретариата ЦК от 7 сентября 1946 г. следующего содержания:
«Вопрос Академии наук СССР.
1. Для рассмотрения вопросов, связанных с проведением довыборов академиков и членов-корреспондентов Академии наук СССР в октябре с.г., утвердить комиссию ЦК ВКП(б) в составе т.т. Кузнецова А.А. (председатель), Попова Г.М., Александрова Г.Ф., Андреева Е.Е., Вавилова С.И., Бруевича Н.Г., Кафтанова С.В.
2. Внести на утверждение Политбюро
Секретарь ЦК Жданов».
В соответствии с установленным порядком, выписка была пущена вкруговую на голосование членов ПБ. Первым голосовал Берия. Под его подписью в знак согласия с его заявлением расписались Ворошилов, Андреев, Микоян, Каганович, Маленков. В текст постановления была внесена соответствующая поправка: Жданов добавлен к списку комиссии в качестве председателя, Кузнецов остался рядовым членом комиссии. В таком виде документ был оформлен как решение ПБ от 11 сентября (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1490. Л. 27).

№ 205
Записка А.А. Жданова И.В. Сталину
о награждении М.Д. Багирова орденом Ленина
14 сентября 1946 г.

Товарищу Сталину.
17 сентября исполняется 50 лет со дня рождения тов. Багирова. Посоветовавшись с тов. Берия, считаем, что следовало бы отметить 50-летие тов. Багирова, наградив его Орденом Ленина.
Просим Вашего согласия1.
А. Жданов.
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1490. Л. 62.
Машинописная копия

Записка Жданова передавалась Сталину в Сочи, о чем есть отметка: «Передано по ВЧ 14. IX в 20.10».
На документе имеется запись Логинова: «Тов. Незлобии сообщил: «Тов. Поскребышев просил передать, что вопрос о награждении тов. Багирова доложен тов. Сталину, и он не возражает против предложения тт. Жданова и Берия».
16 сентября 1946 г. ПБ утвердило следующий проект указа Президиума Вер-ховного Совета СССР: «В связи с 50-летием тов Багирова Мир Джафар Аббасовича и принимая во внимание его заслуги перед партией и советским народом,
наградить тов. Багирова М.Д. орденом Ленина». В подлинном протоколе заседа-ний ПБ на тексте проекта Указа помета (автограф): «т. Жданов проголосовал за этот текст Указа. А. Кузнецов. 14.9.46» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1490. Л. 61). Указ был опубликован в печати 18 сентября.

.

Стр. 244
№ 212

Заявление Н.А. Вознесенского при голосовании постановления Политбюро об освобождении от обязанностей заместителя министра угольной промышленности восточных районов СССР
22 августа 1947 г.
За. Считаю, однако, это решение недостаточным, т.к. Гольберт должен быть
привлечен за дела, о которых говорится в записке т. Алексеева .
Н. Вознесенский.
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1503. Л. 65.
Автограф.

«О т. Гольберт В.И.
1. Освободить т. Гольберт В.И. от обязанностей заместителя министра и члена коллегии Министерства угольной промышленности восточных районов СССР.
2. Внести на утверждение Политбюро
Секретарь ЦК Жданов».
В соответствии с установленным порядком, выписка была пущена вкруговую на голосование членов Политбюро. Первым «за» проголосовал Берия. Под его подписью Вознесенский вписал свое заявление, после чего голосование вкруго¬вую прекратилось. Вопрос 23 августа был вынесен на рассмотрение семерки (о чем имеется отметка Логинова) и был утвержден ею с учетом предложения Вознесенского. В текст выписки рукой Жданова была внесена соответствующая поправка: «2. Материал о его недостойных поступках передать на рассмотрение КПК». В таком виде документ был оформлен как решение ПБ от 23 августа (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 1066. Л. 33).
26 декабря 1947 г. партколлегия КПК приняла следующее постановление, утвержденное Секретариатом ЦК ВКП(б) 14 февраля 1948 г.: «Гольберт В.И. (бывший зам. министра угольной промышленности восточных районов СССР), будучи в 1945 г. руководителем группы по демонтажу немецких заводов, зная поста¬новление Правительства, что все обнаруженные трофейные ценности подлежат немедленной сдаче в полевые органы Госбанка, нарушил его. Будучи поставлен в известность работниками, производившими демонтаж завода, что ими на предприятии найдено большое количество технических алмазов, не принял своевременных мер к правильному их учету и сдаче государству, а в течение 10 месяцев оставил на хранение у своих подчиненных. В результате этого впоследствии при сверке наличия алмазов с записями в заводских книгах, оказалась недостача 722 граммов алмазов.
Кроме того, установлено, что Гольберт, находясь за границей, за бесценок не¬законно приобрел себе автомашину, которую впоследствии продал по спекулятивной цене за 18 тысяч рублей.
За нарушение государственной дисциплины и недостойное поведение исключить Гольберта В.И. из членов ВКП(б).
Учитывая, что Гольберт В.И. привлекается к партийной ответственности впе-рвые, считать возможным вернуться через год к рассмотрению вопроса о его партийном положении, если дальнейшей примерной работой он оправдает доверие парторганизации и представит ходатайство райкома и горкома ВКП(б) о восстановлении его членом ВКП(б)» (Там же. Оп. 116. Д. 340. Л. 48—49).

0

35

Материалы о Якове Федоровиче Капустине в довоенное время в ветви
поговорим о ЛОНИИС/ КИРОВСКИЙ ЗАВОД 1937-1938 годы /
1937 г. Капустин. Турбинный цех. Начало "Ленинградского дела"?]

1937 г. Капустин. Турбинный цех. Начало "Ленинградского дела"?

Отредактировано ABC (2015-01-24 19:26:35)

0

36

Материалы Ленинградской парторганизации напоминают передачу «Момент истины».
Тоже поток всякого компромата.
Проверить достоверность такого компромата затруднительно.
Но изучить полезно.
Много информации по двум направлениям:
А) Выясняется в какой-то степени причины Ленинградского Дела.
Но очень туманно.
Б) Более определенно по партийным материалам можно получить информацию по отрицательным сторонам быта партийно-советской элиты.
Конечно, эти материалы требуют проверки.
Ниже фрагмент из материала Пленума ГК.
Материал Пленума в части Мариинки в ветви «Мариинка»

Мариинка

Ленинградский
Городской Комитет ВКП(б)

РАССЕКРЕЧЕНО
Протокол МЭК
При губернаторе СПб
От 03 03 2010 №1

Ленинградский
Городской Комитет ВКП(б)

Ф о н д   № 25
Опись № 28
Связка № 1586
Ед. хр. № 26

№ 22

Стенограмма
пленума от 5-6 октября 1949 г.
(подлинная правленная)

Начато 5 октябр 1949 г..
Окончено 5 окт. 1949 г.

На 147 листах.

||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Стр. 3
ЗАСЕДАНИЕ ПЛЕНУМА ЛЕНИНГРАДСКОГО КОМИТЕТА ВКП(б)
5 ОКТЯБРЯ 1949 ГОДА

Тов. АНДРИАНОВ
…………………………………..

В целях осуществления своего замысла антипартийная группа насаждала в организациях пьянство, моральное разложение, подхалимство и угодничество. Критика и самокритика душилась, а всех тех, кто пытался поднимать вой голос, убирали с дороги.
Для того, чтобы развязать себе руки, безнаказанно творить свои гнусные дела, антипартийная группа усиленно насаждала угодных её врагов – скрытых зиновьевских отщепенцев.
Они скрыли отЦК и товарища Сталина серьезные провалы в работе по восстановлению промышленности и городского хозяйства Ленинграда, рапространяли провокационные слухи о том, что Ленинграду плохо помагают и представляли себя, как особых защитников интересов Ленинграда, на словах призывали к экономии, а сами на организации ярморок, на строительство катеров дл прогулок, на охотничье хозяйство, на банкеты и кутежи расхищали сотни тысяч, миллионы партийных и государственных средств.
Достаточно сказать, что только по партийному бюджету на всякие кутежи и другие разгулы растрачивалось……..
Растрачивалось более 2_миллионов рублей в год. Только на питание семьи Попкова противозаконно затрачивалось более 2-х тысяч рублей в день.  Они на миллионы разворовали ценности трудящихся Ленинграда, находившихся в ломбарде, которые были сданы ленинградцами в период блокады. Они вели разгульный, развратный образ жизни.
Большой вред принесла антипартийная группировка на идеологическом фронте. В издаваемой литературе замаскировано протаскивались и печатались статьи злейших врагов – Зиновьева, Каменева, Троцкого и других. Они всячески восхваляли себя, приписывали себе несуществующие услуги. Музей Обороны Ленинграда, призванный  сыграть большую воспитательную роль, показать героические подвиги тружеников Ленинграда в защите своего города, антипартийная группа использовала для самовосхваления и противопоставления ЦК. Они, как диверсанты вели себя на идеологическом фронте, воспитывали актив в неправдивости и нечестности перед партией, шли на подлоги и фальсификацию. Всем известен случай фальсификации, вопиющего обмана на областной и городской партийной конференции. Понадобилась анонимка, а не живой голос, чтобы разоблачить фальш и обман.
……………………….
Последние события, в том числе с Николаевым, Левиным, Щербаковым, Манаковым и другими со всей полнотой подтверждает это положение.
………………….
В вопросах темпов развития промышленности антипартийная группа пыталась посеять сомнение и, в противовес указаниям ЦК и правительства и лично товарища Сталина, культивировала всякий вздор. Вместо того, чтобы сосредоточить внимание на создании собственной топливно-энергетической и металлургической базы и двинуть вперед дело  технического прогресса ленинградской промышленности, Попков с открытым забралом, с левацкой фразиологией, ….- спекулянтски спекулировал, что ленинградскую промышленность правительство остановило на полном скаку.
………………………………
На самом деле,  дошло до того, что проводили репетицию, как встречать Кузнецова или Попкова на пленуме или партийном активе: оратор прерывался, командовали, что прибыл такой-то, все вставали и должны были учинить гром аплодисментов и прочие причиндалы.
………………………………..
Оказывается этот циркаческий  трюк встреч Кузнецова получил широкое распространение. В Калиниском районе это возглавили Турко, Николаев. Для Николаева интересы  Кузнецова выше чем партийные. Он настолько запутался в антипартийных связях, что до последних дней старался сохранить своих приспешников, допустивших тяжкие преступления перед партией.
В Свердловском районе в свое время подвизался Левин. Дела Левина известны членам пленума. Этот грязный человек ничем не брезговал, все хапал, все использовал, ничем не гнушался, даже охотничьими ружьями, принятыми от граждан в период блокады и войны на хранение. Все, что можно, было взято из кладовых обкома и горкома накануне денежной реформы.
В Свердловском районе комната партийного кабинета была превращена в банкетный зал, где проводились попойки и любовные интриги. Все оборудовании кабинета было выброшено в подвал. Даже портреты Ленина и Сталина оказались в коридоре, что и можно было ожидать при таком враждебном окружении. Говорят, выходя из этого зала, любовница Краснова выстрелила в сердце. Все же выстрел не насторожил: Краснов оказался секретарем райкома, а Левин оказался в горкоме партии. Соответствующие органы составили акт, что это было баловство сантиментальной девченки и на нее не следует обращать внимание. В этом самом кабинете прочили Кузнецова претендентом Всероссийским, преподнося ему скульптуру Петра 1-го с адресом.
Хочется вспомнить изречение Максима Горького: ″когда невежда обнажает свое ″я″, перед современным обществом встает животное″.
В Куйбышевском районе бывшие деятели Лизунов, Закржевкая не брезговали даже имуществом арестованных, дошли для низкого падения – сожительствовали в стенах райкома.
Бывшие руководители ГК и ОК ничего не нашли лучшего, как Кузнецов в присутствии секретарей райкомов об"явил в своем кабинете о помолвке Закржевской и Лизунова и секретарям райкома предложил принять участие на свадьбе и банкете, между тем как известно, что Лизунов был женат и имел детей. В Кировском райкоме работал секретарем Тихонов – инициатор подлогов и фальсификаций. Между тем известно, как преподносился Тихонов.
О нем написана специальная  книжка ″Секретарь райкома″, которую всячески восхваляли и преподносили на собраниях и в организациях. Тот же Тихонов…
Стр. 16
После Тихонова секретарем райкома оказался Семенов, который прикрыл разложившихся работников таких, как Чистяков, бывший секретарь партийного комитета порта, Ничего не сделал для очистки от врагов из Морского порта.

……………………………………………………………………………

0

37

Интересна судьба не только осужденных по «Ленинградскому делу», но и их родственников.
Большей частью репрессированных.
В сборнике «Ленинградское дело» на стр. 321 – 325
информация о детях Я.Ф. Капустина.
Старший сын – Владимир осужден на 8 лет.
Младший – Андрей попал в Детский Дом или что-то похожее.
Подробностей не приводится.
В 1949 году ему было 9 лет.
Оба сына окончили Политехнический институт.
К этому добавлю.
В 1988 году членом бюро Московского райкома КПСС был А.Я. Капустин.
Вероятно это Андрей Яковлевич Капустин, сын расстрелянного Я.Ф. Капустина.



РАССЕКРЕЧЕНО
Акт Межведомственной комиссии
экспертной комиссии
по рассекречиванию
документов при Губернаторе
Санкт – Петербурга
От 26 03 2015 №1

МОСКОВСКИЙ РАЙКОМ КПСС, ЛЕНИНГРАД

ОБЩИЙ ОТДЕЛ

П Р О Т О К О Л Ы

пп 2-4 заседаний бюро райкома КПСС
И приложения к ним

Начато: 8 декабря 1988 года
Окончено: 22 декабря 1988 года

ЛЕНИНГРАДСКИЙ
ПАРТИЙНЫЙ АРХИВ

Ленинградского
Обкома ВКП(б)

Фонд № 415
Опись  № 62
Дело № 23

ВНУТРЕННЯЯ ОПИСЬ ДОКУМЕНТОВ, НАХОДЯЩИХСЯ В ДЕЛЕ

Наименование документов                                            Листы

Протокол № 2 заседания бюро райкома КПСС
От 8 декабря 1988 г. и приложения к нему                       108

Протокол № 3 заседания бюро райкома КПСС
От 22 декабря 1988 года и приложения к нему                                109 - 123

Протокол № 4 бюро райкома КПСС
от 22 декабря 1988 года и приложения к нему                                 124 – 184

Секретно

Экз. № 1

П Р О Т О К О Л     №   2

заседания бюро Московского райкома КПСС

от 8 декабря  1988 года

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВОВАЛИ:  т. т. Александров А.И., Малышев В.И.

ПРИСУТСТВОВАЛИ:
ЧЛЕНЫ БЮРО РАЙКОМА КПСС: т.т. Везиков А.А., Горалов М.И., Ерошин Г.Д., Иванова О.В, Капустин А.Я., Новоселова Н.А., Петров С.Б., Фаддеева В.Н., Якубовский Н.А.
…………………………..

0

38

Материалы следствия и суда по «Ленинградскому делу» в тайниках каких-то архивов.
Тоже материалы Политбюро в послевоенные годы.
Но всё же возможности для исследования есть.
Так полезно изучить отношения члена Политбюро Н. Вознесенского с другими членами Политбюро.
Биография Вознесенского в Приложении 1.
Из этого документа очевидно  участие Вознесенского в  создании атомной бомбы.
То есть он должен был взаимодействовать с Берия.
Хронологически  раскрутка «Ленинградского дела» и взрыв советской атомной бомбы совпадают.
О взрыве.
http://www.opoccuu.com/290811.htm
В марте 1949 года Вознесенский  снят со всех постов, в октябре 1949 года арестован.
Посередке в августе 1949 года – взрыв.
Теперь  Вознесенский – Каганович.
В 1934 году член комиссии Советского контроля Вознесенский написал о  недостатках
учета  родившихся и умерших.
По моему,  суть - отношение к «голодомору».
В спор был втянут глава Комиссии партийного контроля –  Л.М. Каганович.
Вероятно,  не случайно Вознесенский в 1935 году переведен в Ленинград  на планирование.
И тем самым вошел в номенклатуру Жданова.

Приложение 1
http://pomnipro.ru/memorypage20167/biography
Вознесенский Николай Алексеевич — Биография
Никола́й Алексе́евич Вознесе́нский (18 ноября (1 декабря) 1903, село Тёплое, Тульская губерния — 1 октября 1950, Ленинград) — советский политический и государственный деятель, экономист.
Член ЦК ВКП(б) (1939—1949), член Политбюро ЦК ВКП(б) (1947—1949), депутат Верховного Совета СССР 2-го созыва.
Академик АН СССР (27.09.1943). Лауреат Сталинской премии (1947).
До начала войны
Родился в селе Тёплое Чернского уезда Тульской губернии в семье служащего лесной конторы. Отец Алексей Дмитриевич, был младшим приказчиком у лесопромышленника, мать Любовь Георгиевна. Его старший брат — известный советский экономист Александр Вознесенский.
С 1919 года по 1920 год возглавлял Чернскую уездную комсомольскую организацию. В 1920 году был выдвинут в Тульский губернский комитет комсомола, возглавлял планово-финансовый отдел. В 1925 году стал главным редактором Тульской областной газеты Молодой коммунар.
В 1921 году был направлен на учёбу в Коммунистический университет имени Я. М. Свердлова, который окончил в 1924 и был направлен на работу в Донбасс, работал в Енакиево и Артёмовске. В 1928 году Вознесенского направили на учёбу в Институт красной профессуры (ИКП), готовивший преподавательские кадры.
С 1931 года преподаватель в Институте красной профессуры. С начала 30-х годов начали появляться его работы, посвященные аспектам экономической политики советской власти. В 1935 году он защитил диссертацию и ему была присуждена учёная степень доктора экономических наук.
С февраля 1934 года член Комиссии советского контроля при СНК СССР, уполномоченный по Донецкой области. В 1935—1937 годах председатель Ленинградской городской плановой комиссии и заместитель председателя исполкома Ленгорсовета.
В ноябре 1937 года он был назначен заместителем председателя Государственной плановой комиссии при Совнаркоме СССР. С 19 января 1938 по 10 марта 1941 и с 8 декабря 1942 по 5 марта 1949 годы председатель Государственной плановой комиссии при Совнаркоме (Совмине) СССР.
С 4 апреля 1939 года года заместитель, с марта 1941 года 1-й заместитель председателя СНК СССР.
После начала войны
В годы Великой Отечественной войны в ранге Первого заместителя Председателя Совнаркома он был членом Государственного Комитета обороны и членом комитета при СНК СССР по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецко-фашистских оккупантов. Сразу после войны Н. А. Вознесенский включён в состав Специального комитета при ГКО как председатель Госплана для упрощения снабжения проекта. Для этого ему было поручено организовать управление № 1 Госплана, которое возглавил Н. А. Борисов, по указанию ГКО освободив Борисова от другой работы по Госплану и ГОКО.
В 1945 году Н. А. Вознесенский вошёл в состав комиссии под руководством члена Государственного комитета обороны А. И. Микояна: Н. А. Вознесенский, Нарком электропромышленности СССР И. Г. Кабанов, Руководитель ПГУ Б. Л. Ванников, Заместитель наркома внутренних дел А. П. Завенягин, Заместитель Председателя Госплана СССР Н. А. Борисов. Комиссии было поручено курировать обеспечение ногинского завода № 12 (современное ОАО «Машиностроительный завод», Электросталь) оборудованием для плавки урановой руды. Этот завод был обеспечен вакуумными высокочастотными электропечами советского производства, за счёт вывоза из Германии и закупки по импорту; в этих печах выплавлялись урановые стержни для реактора Ф-1.
В том же 1945 году Н. А. Вознесенскому было поручено совместно с НКАП рассмотреть вопрос об использовании металлургического оборудования, вывозимого из Германии на завод № 261 в Новоуральске. В 1946 году на площадке строительства завода № 261 началось сооружение газодиффузионного завода, носившего название Комбинат № 813 (завод Д-1) и предназначенного для производства высокообогащенного урана. Завод дал первую продукцию в 1949 г.
С февраля 21 февраля 1941 года был кандидатом в члены, а с 26 февраля 1947 года стал членом Политбюро ЦК ВКП(б). 27 сентября 1943 года был избран действительным членом АН СССР по Отделению экономики и права.
В 1947 году опубликовал монографию «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» за которую был удостоен Сталинской премии первой степени (1948).
В марте 1949 в связи с «ленинградским делом» снят со всех постов, выведен из Политбюро ЦК, в сентябре этого же года опросом исключён из состава ЦК ВКП(б). 27 октября 1949 арестован, ночью 1 октября 1950 осуждён к исключительной мере наказания по Ленинградскому делу. Через час после вынесения приговора был расстрелян. Реабилитирован 30 апреля 1954 года. КПК при ЦК КПСС подтверждено членство в партии.
Супруга с 1928 года Мария Андреевна Литвинова (1909—2000). Дочери Майя и Наталья.

Приложение 2

http://istmat.info/node/43696
Объяснительная записка сектора населения и здравоохранения ЦУНХУ Госплана СССР председателю комиссии партийного контроля Л.М. Кагановичу по поводу докладной записки Н. Вознесенского «О статистике народонаселения». 10 августа 1934 г.
СССР

Датировка:
1934.08.10
Метки:
Голод в СССР 1929-1934. Том 3. Лето 1933 - 1934 гг. М.: МФД, 2011. Стр. 616-622
Архив:
РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 329. Д. 107. Л. 156-165. Копия.
№ 504
Объяснительная записка сектора населения и здравоохранения ЦУНХУ Госплана СССР председателю комиссии партийного контроля Л.М. Кагановичу1* по поводу докладной записки Н. Вознесенского «О статистике народонаселения»2*
Не ранее 10 августа 1934 г.3*
Совершенно секретно
1. Постановка дела первичной регистрации рождений и смертей действительно неудовлетворительна. Основным ее дефектом является то обстоятельство, что акты рождений и смертей не носят строго документального характера, т.к. книги ЗАГС не пронумерованы, не прошнурованы, значительная часть актов не имеет подписи заявителя или подписи должностных лиц, книги ЗАГС хранятся вместе со всеми текущими материалами сельсоветов и, таким образом, доступны широкому кругу лиц и т.д.
Факты такого рода выявлены специальным обследованием ЦУНХУ не только на Украине и Северном Кавказе, но и в ряде других областей (Московская, Ленинградская, Западная, Ивановская и др.), давших в 1933 г. даже положительный прирост населения. Можно утверждать, что это явление повсеместного характера. Происходит оно от отсутствия руководящего центра делом ЗАГС и полного отсутствия руководства и контроля за этим делом со стороны специально выделенных для этого консультантов по вопросам ЗАГСов при секретариатах президиумов ЦИК союзных республик, облисполкомов, созданных постановлением ВЦИК РСФСР от 6 июня 1933 г. облЗАГСов, райисполкомов и райЗАГСов. Такое положение (отмечавшееся и прежде ЦУНХУ) отнюдь не является характерным только для 1933 г. с его специфическими особенностями, или для мест с особо неблагоприятными показателями естественного движения населения (Украина и Северный Кавказ), и поэтому нет никаких оснований предполагать, что это недопустимо безобразное положение дела регистрации смертей и рождений отразилось на цифрах в сторону преуменьшения прироста; скорее, можно даже предполагать обратное.
Положение, при котором значительная часть актов не имеет строго документального характера, создает, конечно, возможность неправильности в записях, причем в отдельных случаях не исключена возможность и прямых злоупотреблений.
И действительно, подобные факты были вскрыты не только на Украине и Северном Кавказе, но и в Ленинградской и Московской областях, причем во всех случаях они носили единичный характер.
Так, при обследовании, проведенном ответственными работниками разных секторов ЦУНХУ (членами партии) совместно с членами президиумов РИКов (117 сельсоветов с общим числом умерших в 1933 г. 13,7 тыс. чел.)4*, было вскрыто всего лишь несколько таких случаев, несмотря на специальное задание обследователям выявить все отдельные случаи переучета смертей. Причем в большинстве обнаруженных случаев носит характер технического недоразумения, и только лишь в одном установлен факт действительного злоупотребления.
Точно так же и т. Вознесенский, и его заместитель т. Левин, специально выезжавшие в ряд сельсоветов для выяснения постановки дела ЗАГС, не выявили хоть сколько-нибудь значительного количества переучета смертей.
С другой стороны, всеми товарищами, принимавшими участие в обследовании, в том числе представителями Комиссии советского контроля тт. Вознесенским и Левиным, были выявлены многочисленные факты весьма большого недоучета смертей.
Так, в Прочноокопском стансовете Азово-Черноморского края в поименном списке умерших значится 984 человека, из коих только 557 зарегистрированы в книгах ЗАГС. По справке Киевской медицинской инспектуры, число умерших, подобранных трупным покоем города Киева, составляет 9472 человека, из которых зарегистрировано только 3991 человек. Число неучтенных умерших по Песчанскому сельсовету Киевской обл. достигает нескольких сот человек. По Николаевскому сельсовету Аткарского р. Саратовского края число неучтенных умерших превышает 50 %. По десяти обследованным сельсоветам Павлоградского р. УССР действительное число умерших составляет 3584 чел., между тем в книгах ЗАГС зарегистрировано только 3344. Факты чрезвычайно большого недоучета смертей отмечены и в ряде других районов Украины, Северного Кавказа, Нижней Волги, ЦЧО. Обследователями установлено, что в отдельных районах Украины и Северного Кавказа работниками сельсоветов давались прямые указания районными властями временно не регистрировать случаев смертей.
Между прочим, факты, приведенные т. Вознесенским, говорят в неизмеримо большей степени о недоучете смертей, чем об их переучете. В частности, временное прекращение регистрации в книгах ЗАГС по отдельным сельсоветам, на что ссылается т. Вознесенский как на источник якобы возможного переучета, на самом деле являлось источником большого недоучета смертей. Прекращение регистрации в книгах ЗАГС вызывалось тем, что этих книг не хватало при массовых смертях. Комиссии, создаваемые сельсоветом, имели своей первой целью убрать трупы и их похоронить. Задача же учета смертных случаев естественно являлась для них второстепенной. По единодушному отзыву всех руководящих работников сельсоветов, во всех подобных случаях налицо имеется значительный недоучет смертей за этот период. Так, по той же Прочноокопской станице, на материал которой опирается т. Вознесенский, действительное число смертей значительно превышает цифру поименного списка умерших (984), о чем сельсоветом представлена соответствующая справка представителю Комиссии советского контроля т. Левину. В случае, упоминаемом т. Вознесенским, когда колхозника Прочноокопской станицы Бацая записали умершим, — в действительности имел место факт не переучета смертей, а их большого недоучета. В самом деле, действительно, умершая жена Бацая и его трое детей зарегистрированы не были. Это объясняется, по-видимому, тем, что сообщение о смерти жены и детей Бацая было передано в сельсовет через представителей специально выделенной комиссии, а работники сельсовета ошибочно записали умершим главу семьи вместо членов ее, что облегчалось еще характером фамилии «Бацай», звучавшей одинаково для мужчины и для женщины.
Наконец, т. Вознесенский ни словом не обмолвился об обнаруженном представителем Комиссии советского контроля т. Левиным факте переучета рождений, что так же, как и недоучет смертей, преувеличивает прирост населения. В ряде сельсоветов (Северный Кавказ, Ленинградская обл.) в связи с необходимостью получения паспорта для многих граждан, не имевших метрических выписей, восстанавливались записи в текущей книге регистрации рождений, а вторые экземпляры отсылались в район. Как показало обследование по Прочноокопскому стансовету, из 60 попавших в сводку за 1933 г. случаев рождений — в 33 имело место присчитывание давно родившихся. Общий вывод из изложенного выше может быть только один: при весьма ничтожном переучете смертей налицо их большой недоучет. При отсутствии документального характера ряда актов, при отсутствии точной цифры рождений и смертей все же можно с уверенностью сделать вывод о том, что неточности статистики населения в 1933 г. в первую очередь идут по линии недоучета смертей.
2. В пункте 3 своей докладной записки т. Вознесенский утверждает, что неполучение данных от ряда национальных районов, в которых не ведется запись актов гражданского состояния (по твердо укоренившимся местным, бытовым традициям), извращает картину естественного движения по СССР. Такое утверждение абсолютно неверно:
а) в представленных КСК отчетных данных (конъюнктурных) эти местности вовсе не включены, как не включены они и в итоги годовой разработки по 1932 г., дающему цифру прироста 1585 тыс. чел.;
б)    за предыдущие годы показатели естественного движения населения этих местностей устанавливались на основе специальных экспедиционных обследований и применительно к показателям географически, экономически и культурно однотипных областей, а не по среднему для всего Союза;
в)    абсолютно неверно утверждение о том, что эти районы были наиболее благоприятны по рождаемости и смертности. В то время как Закавказские республики и, возможно, Средняя Азия действительно давали более благоприятные показатели, чем Украина и Северный Кавказ, но, по-видимому, можно судить об имеющихся частичных данных по этим республикам, коэффициенты движения населения в них близки к средним по РСФСР — такие значительные массивы, как Киргизия, Казахстан, Кара-Калпакия (с населением более 8 млн чел.), давали уже в 1932 г. и, по-видимому, в 1933 г. чрезвычайно тяжелую картину естественного движения населения.
На явном непонимании т. Вознесенским порядка поступления материалов по естественному движению населения основано его утверждение, что «масса сельсоветов и центральных районов не ведут записей актов и не присылают бланков в органы ЦУНХУ». Причем пример Московской обл., по-видимому, приведен для того, чтобы показать, что имеющиеся в распоряжении УНХУ данные меньше отражают благополучные районы и области, чем неблагополучные. Конъюнктурные данные, по которым составлена сводка за 1933 г., посылаются сельсоветом в органы УНХУ ежемесячно на второй день по истечении отчетного месяца. По этой причине конъюнктурные данные охватили в 1933 г. около 70 % населения. Годовая же разработка в 1932 г. охватила около 90 % населения мест с налаженной ЗАГСовской системой, а в 1933 г., по предварительным данным, охватит процентов 96. Московская обл., по данным записки т. Вознесенского, посылала в разные месяцы карточки по 61—76 % ЗАГСов (что дает 75—80 % населения), т.е. значительно больше, чем среднегодовой процент конъюнктурных данных по РСФСР (66 %). Таким образом, пример Московской обл. доказывает обратное тому, для чего он, по-видимому, был приведен.
ЦУНХУ обладает в настоящий момент лишь предварительными конъюнктурными данными за 1933 г., охватившими, как указано было выше, 70 % населения, охваченного ЗАГСовской системой. Если учесть также, что около 25 % населения СССР этой системой не охвачено, то наши данные касаются, по-видимому, лишь 52 % всего населения СССР. Никак нельзя предполагать, что эти 52 % отражают, главным образом, местности с плохими показателями движения населения, т.к.: а) выше было уже указано, что значительная часть неохваченных ЗАГСовской регистрацией мест дает особо неблагоприятные показатели; б) среди 30 % сельсоветов, по которым данные не поступали в порядке конъюнктурной отчетности, имеется особенно большое число таких, в которых отсутствовали своевременно книги записи смертей, по которым дополнительно устанавливалось экстраординарным порядком (обходы, специальные комиссии и проч.) значительное количество смертей, или по которым именно в связи с особо высокой смертностью дело было окончательно запутано. Вместе с тем, учитывая чрезвычайную отчетность получения распространенных данных в специфической обстановке 1933 г., ЦУНХУ не считало возможным проводить какие бы то ни было распространения по полученным им конъюнктурным данным впредь до получения результатов годовой разработки, которая, кстати сказать, в этом году значительно ускоряется, по сравнению с прошлыми годами. Местные органы УНХУ вынуждены были прибегать к распространению в тех случаях, когда местные советские и партийные органы запрашивали их об имеющихся данных. Во всех случаях, конечно, указывалось, что данные, распространенные, ибо местные правительственные партийные органы, конечно, не могли удовлетвориться лишь конъюнктурными данными, имеющими только относительно статистическое значение. О том, что распространение не приводило к каким-либо явно несуразно и бесспорно преувеличенным данным, видно хотя бы из того, что именно по Украине сопоставление исчислений УНХУ с полным материалом, полученным по годовой разработке по Харьковской и Киевской областям, показало, что цифры исчисления ниже фактических (по не совсем еще к тому же полному отчетному материалу).
3.    Бесспорно признавая наличие серьезных дефектов в учетных аппаратах УНХУ и ведомств, требующих радикального изменения темпов и типа работы статистиков, я в то же время не могу не указать на тенденциозность подобранных в докладной записке т. Вознесенского фактов, между тем как у него имеются полнейшие данные, объясняющие природу расхождения некоторых цифр. Так, по первой справке НКФина Украины, по 1932 г. не были учтены так называемые рентники, а во вторую справку они были включены для получения данных, сопоставимых с материалами ЦУНХУ, которыми пользовался т. Вознесенский. По Житомиру материалы ЗАГСа касались всех случаев рождений, записанных в ЗАГСе, а в данных инспектора Нархозучета материалы были очищены от рождений прошлых лет. Что же касается факта с т. Коваленко, то в результате выяснения этого факта т. Каплуном ЦУНХУ в приказе объявило ему выговор за небрежное отношение к цифре.
4.    По поводу обвинений, предъявленных к руководству ЦУНХУ Госплана СССР и его органов и персонально тт. Каплуну и Курману, могу дать следующее объяснение:
а)    основной причиной недостатков в постановке регистрации актов смертей и рождений является отмеченная выше полная беспризорность этого дела со стороны местных органов (РИКов и сельсоветов), так и общих отделов крайисполкомов, ЦИКов союзных республик, а не постановка этого дела в ЦУНХУ, на которое государством возложен вообще лишь учет естественного движения населения, а не руководство делом ЗАГС;
б)    поскольку до сих пор нет никаких данных, которые опорочили бы отчетную цифру ЦУНХУ как дающую неверную картину происходящих сейчас в стране процессов естественного движения населения, преувеличивающих данные о смертности и преуменьшающих цифры рождаемости, не может быть и речи об отсутствии политической бдительности при использовании учетных материалов. Мало того, самого использования по существу до сих пор не было, поскольку абсолютно засекреченные цифры не только не представлялись ни в какие органы, но и ввиду специфического их характера, как отмечено было выше, ЦУНХУ не считало возможным дать итоговые распространенные цифры и выдало эти цифры лишь по специальным запросам как цифры, не только сугубо предварительные, но и конъюнктурные, т.е. не дающие пока права на подведение годовых итогов. Как будет указано ниже, именно в 1933 г. (т. Каплун работает по этой линии с 1 апреля 1934 г.) был принят ряд мер к улучшению постановки дела учета естественного движения населения.
Что касается «неправильной директивы» т. Курмана, то речь идет о следующем: Украина запросила, следует ли в конъюнктурной месячной отчетности очищать данные от фактов предыдущих лет, причем из всего контекста запроса (см. приложение)5* явствует, что речь идет главным образом о записях браков и рождений (в связи с паспортизацией, поступлением в школы и т.д.). Конечно, чистка материала требовала бы отбора этих карточек (что и делается всегда в годовой разработке). Однако, поскольку такая чистка привела бы к неминуемой затяжке отсылки конъюнктуры, основной смысл которой заключается в срочности, и поскольку она очень мало отразилась бы на годовых результатах (запрос был послан 15 ноября 1933 г.) и особенно на цифрах смертности — данную директиву следует считать правильной.
5. В заключение сообщаю о тех мерах, которые принимались в 1933— 1934 гг. по улучшению постановки учета естественного движения населения:
а)    По предложению ЦУНХУ, республиканские и областные УНХУ в 1933 г. (УНХУ РСФСР, БССР, ЗСФСР, ТаджССР, ТуркмССР, Восточно-Сибирского края, Московской обл., Ленинградской обл., Ивановской обл., ЦЧО, Якутии и т.д.) ставили перед соответствующими советскими организациями вопросы об улучшении постановки дела в ЗАГСе, что вызвало ряд постановлений ЦИК союзных республик (РСФСР, Белоруссия, Туркмения и ряд крайисполкомов) об улучшении постановки дела ЗАГС.
б)    В своей докладной записке ЦКК РКИ т. Вознесенскому работники сектора, указав на ряд дефектов в постановке дела ЗАГС, выпятили вопрос о необходимости организации ЦентроЗАГСа.
в)    Сектор населения и здравоохранения в ряде директивных писем и ряде указаний местным работникам, а также при поездках на места дал ряд практических указаний по улучшению дела учета рождений и смертей и по устранению ряда дефектов в этой области.
г)    Была введена конъюнктура естественного движения не только по городам, но и по республикам, и было установлено срочное сообщение данных по ряду наиболее неблагополучных городов непосредственно в ЦУНХУ. Это дало возможность впервые за все годы своевременно следить за динамикой ответственнейших процессов естественного движения населения и своевременно информировать об этом партийных и советских руководителей (беседы с тг. Молотовым и Куйбышевым), как в моменты наихудших показателей естественного движения населения, так и после того, как выявился резкий явный перелом в смертности.
д)    После постановления ЦК, ЦУНХУ организовало указанное выше обследование 117 сельсоветов и в настоящий момент разрабатывает ряд мероприятий по улучшению всего дела регистрации актов гражданского состояния для внесения их в ЦК и СНК и для проведения по своей системе.
И, наконец, считаю необходимым указать, что, несмотря на все бесспорные дефекты первичного учета смертей и рождений в сельсоветах, дефекты, главным образом лишающие эти записи их огромного государственного значения, даже конъюнктурные данные 1933 г., при всей их указанной выше неполноте, бесспорно, своевременно и достаточно чутко отражали основные процессы, происходившие в движении населения в связи с экономическими процессами, имевшими место в 1933 г. Так, по Украине и по РСФСР и по всем почти без исключения областям, по крупным городам в июле и августе 1933 г. наступил крутой перелом кривой смертности. Так, по сельским местностям Украины коэффициент смертности в августе упал, по сравнению с июлем, с 134,4 до 51,1 на 1 тыс. чел. Последние месяцы 1933 г. и первый месяц 1934 г. дают показатели по смертности, близкие к показателям наиболее благополучных лет. Точно так же месячные конъюнктурные данные поразительно отражали географию не только по всему Союзу (так, сельские местности Белоруссии и Армении дали прирост, РСФСР дала незначительное уменьшение смертности при значительном падении рождаемости), но и внутри отдельных республик и даже по отдельным городам (так, например, по РСФСР прирост дали 9 областей — Ивановская, Московская, Западная и др.), и значительный отрицательный прирост дали Северный Кавказ, Нижне-Волжский край, ЦЧО и Урал; положительный прирост дали Москва, Ленинград и города Донбасса; особенно значительный отрицательный прирост дали Житомир, Бердичев, Кременчуг, Винница, Полтава и Зиновьевск).
1* Также председателю  Комиссии  советского контроля  В.В.  Куйбышеву.
2* См. док.  №  503.
3* Датируется по документу №  503.
4* См. док.  №  500.
5*Приложение  в деле  отсутствует.
‹ Докладная записка члена комиссии советского контроля Н.А. Вознесенского председателю комиссии партийного контроля Л.М. Кагановичу о работе сельских и городских загсов по учету рождений и смертей. 10 августа 1934 г. Вверх Письмо начальника московского ГорУНХУ Шавтваловой и начальника сектора населения и здравоохранения Киркевича в ЦУНХУ СССР о рождаемости и смертности в Москве в 1923-1933 гг. 11 сентября 1934 г. ›


http://istmat.info/node/43696

Отредактировано Борис (2015-08-12 15:10:49)

0

39

После войны  Сталин допустил или  организовал  три волны репрессий:
А) Дело авиаторов.
Б) Ленинградское дело
В) Дело врачей.
Естественный вопрос о возможной связи этих трёх дел.
Ниже гипотеза о связи «Дела авиаторов» и «Ленинградского дела».
Материалы следствия и суда по этим делам не доступны.
В качестве источника использованы  мемуары Шахурина – Приложение 1.
По делу авиаторов главные обвиняемые: нарком авиационной промышленности
Шахурин А. И.  и главком ВВС  Новиков А.А.
Фрагмент биографии Новикова в Приложении 2.
Из мемуаров Шахурина  3 следует, что Новикова рекомендовал Жданов А.А.
Новиков по месту службы был  связан с партийным руководством Ленинграда.
То есть и с репрессированным А.А. Кузнецовым.
То есть арест Новикова бросал  тень  и на А.А. Кузнецова.
Среди репрессированных по «Ленинградскому делу»  был и председатель Совета Министров РСФР  –  М.И. Родионов.
Фрагмент биографии Родионова в Приложении 3.
Из мемуаров Шахурина следует, что именно Шахурин рекомендовал Родионова Сталину на пост первого секретаря Горьковского Обкома.
Вышесказанное соответствует  тому факту, что репрессии часто продолжались и в отношении лиц, как-то связанных с репрессированными.
Кроме того, под пытками люди давали показания на лиц, с которыми у них были контакты.
Всё зависело от фантазии следователей,  и насколько были эффективны пытки или угроза пыток к конкретному лицу.

||||||||||||||||||||||
Приложение  1

Шахурин А. И.
Ш32 Крылья победы.— 3-е изд., доп.— М.: Политиздат,

1990.-— 302 с.: ил.
15ВК 5—250—00831—3
Около 137 тысяч самолетов получили Советские Военно-Воздушные Силы за годы Великой Отечественной войны — выпустить такое количество само¬летов оказалось не под силу гитлеровской Германии и ее союзникам. В этой книге Алексей Иванович Шахурин — нарком авиационной промышленности СССР в годы войны — вспоминает о том, как трудились рабочие, авиационные конструкторы, ученые, все те, кто создавал в тяжелейших условиях боевую авиационную технику. Третье издание книги дополнено мемуарными материалами А. И. Шахурина, не вошедшими по разным причинам в преды¬дущие издания.
Книга рассчитана на широкий круг читателей.
ш 142—90 ББК 39.53г(2)
079(02)—90

Вместо предисловия
……………

Описывая события предвоенной и военной поры, участником или свидетелем которых автор был сам, Алексей Иванович Шахурин невольно нарисовал и свой образ — наркома, отдававшего все силы делу, которое ему поручила партия. Со страниц этой книги он предстает крупным организатором промышлен-ности, принципиальным коммунистом и чутким, внимательным человеком. Таким его и знали все мы, кто был причастен к работе в авиационной промышленности в самое трудное для страны и народа время.
Алексей Иванович прожил немногим более 70 лет. Он скончался в 1975 году, однако в книге ничего не сказал о своей послевоенной судьбе. А она была драматичной. В марте 1946 года А. И. Шахурина неожиданно освободили от руководства Нар¬коматом авиапромышленности СССР и назначили заместителем Председателя Совета Министров РСФСР, а спустя примерно месяц арестовали, причем, как это делалось в подобных случаях, без санкции прокурора. Вместе с А. И. Шахуриным в тюрьме оказались Главнокомандующий Военно-Воздушными Силами А. А. Новиков, главный инженер ВВС А. К. Репин, член Военного совета ВВС Н. С. Шиманов, начальник Главного управления заказов ВВС Н. П. Селезнев, заведующие авиационными отделами ЦК ВКП(б) А. В. Будников и Г. М. Григорьян. Их всех, а наркома авиапромышленности и Главкома ВВС в первую очередь, обвинили в «антигосударственной» практике, в «протаскивании» во время войны и в послевоенное время на вооружение самолетов и моторов с большим браком или серьезными конструктивно-производственными недоделками, в «сокрытии» всего этого от правительства.
Эта нелепость была сочинена вопреки тому, что уже после окончания Великой Отечественной войны писала газета «Прав¬да»: «Авиационная промышленность Советского Союза вышла из войны с подлинным триумфом», несмотря на то, что за свою работу перед войной и в ходе нее А. И. Шахурин был удостоен звания Героя Социалистического Труда, отмечен многими государственными наградами, последнюю из которых — орден Суворова I степени — ему вручили за полгода до ареста.
«Дело» А. И. Шахурина и тех, кто оказался вместе с ним в заключении, непосредственно сфабриковал начальник Главного управления контрразведки, а впоследствии министр государственной безопасности СССР Абакумов. Приговор Военной коллегии Верховного суда СССР, заседавшей в закрытом по¬рядке, без участия защиты и без свидетелей, обжалованию не подлежал. А. И. Шахурина приговорили к семи годам лишения свободы, А. А. Новикова — к пяти, остальных от шести до двух лет.
Почти весь срок заключения отбыл бывший нарком авиа¬промышленности в тюрьме, а не в исправительно-трудовом лагере, как это вытекало из приговора. Причем содержался не в обычной тюрьме, а в следственном изоляторе, где осужденных вообще держать не имели права. Так бериевские и абакумовские палачи пытались сломить свою жертву, просто хотели убить его, создавая невыносимые условия. Алексею Ивановичу отказывали в прогулках, за время заключения ему ни разу не разрешили выйти на свежий воздух, зато продолжались допросы, которые должны были держать его в напряжении и страхе. Даже после того как у А. И. Шахурина случился инфаркт, условия его пребывания в тюрьме не изменились.
После смерти И. В. Сталина Алексея Ивановича Шахурина и осужденных вместе с ним реабилитировали как жертв произвола и беззакония. Материалы архивного дела показывают, что все они в период следствия «подвергались физическому изнурению» и психологическому давлению, в протоколах допросов не указывались показания обвиняемых, которые давали объективное представление о «вине» арестованных.
«Я тогда еще не видел, что это действует шайка врагов Советского государства,— свидетельствовал А. И. Шахурин после освобождения на суде, где на скамье подсудимых сидели Абакумов и его подручные.— Только потом я понял, что случай со мной — это не ошибка, как я тогда считал, а заранее продуман¬ная система опорочивания честных советских людей, их шельмования, «одевания» их посредством пыток в наряд врагов советского народа, выдумывание «заговоров» и опять-таки шельмование и расстрелы честных советских людей... Я могу сказать, что меня спасла вера в партию. Только вера в партию, чистота перед ней, только то, что я, подвергаясь пыткам и оскорблениям, ни один час из этих тяжелых лет не чувствовал себя вне партии, спасло меня».
……..
Дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, генеральный конструктор, академик
Н. КУЗНЕЦОВ

……
Стр.11
Подойдя снова ко мне, Сталин сказал:
— Товарищ Яковлев будет вашим заместителем по опытно¬му самолетостроению. О других заместителях поговорим потом, а сейчас скажите, кого бы вы рекомендовали секретарем обкома в Горьком вместо себя?
Я назвал председателя облисполкома Михаила Ивановича Родионова, который до этого работал третьим секретарем обко¬ма и занимался в области сельским хозяйством.
— А почему вы рекомендуете именно его? — спросил Ста¬лин.
— Я его хорошо знаю.
И охарактеризовал Михаила Ивановича. Коренной горьков¬чанин. По образованию учитель. Долго работал секретарем рай¬кома, хорошо знает людей. Пользуется у них доверием, автори¬тетом. Одним словом, во всех отношениях человек для этой ра¬боты наиболее подходящий.
И я не ошибся. Всю войну Михаил Иванович был секрета¬рем обкома, и хорошим секретарем, а после войны возглавил Совет Министров РСФСР
Разговор подошел к концу. Я попросил разрешения съездить в Горький, чтобы сдать дела, Сталин немного помедлил, а затем сказал, что сделать это вряд ли удастся:
— Дела передать нужно в Москве. Работа, которая вас ждет, не терпит отлагательства. Всех, кого нужно, пригласим сюда. А в Горький мы пошлем представителя ЦК, который доложит обкому о принятом решении. Вам же нельзя терять ни одного дня и ни одного часа.
! Весной 1949 года М. И. Родионов был арестован по так называемому «ле¬нинградскому делу» и погиб в результате беззакония и произвола.— Прим. ред.

……
стр. 292
С командующим Военно-Воздушными Силами дважды Героем Советского Союза Главным маршалом авиации А. А. Новиковым я познакомился с момента назначения его на эту должность в апреле 1942 года, когда он был еще генералом. До конца войны мы работали с ним дружно и в то же время были требо-вательны друг к другу. Опытный военачальник и хороший товарищ, он многое сделал для объединения авиационных сил, создания воздушных армий, которые могли наносить более мощные и целенаправленные удары по врагу. Александр Александрович постоянно интересовался перспективами улучшения поступающих на вооружение наших ВВС самолетов, учитывал эти изменения в подготовке тех или иных воздушных операций. Как представитель Ставки, Новиков часто бывал на фрон¬тах,

организуя взаимодействие между войсками и воздушными армиями, используя опыт боев в руководстве Военно-Воздушными Силами.
Война застала А, А. Новикова на посту командующего ВВС Ленинградского военного округа. На этой должности он и находился до своего нового назначения, внеся значительный вклад в защиту Ленинграда. Очень уважали Новикова не только подчиненные ему авиаторы, но и командование Ленинградского фронта и в Ленинградском обкоме партии. Когда А. А. Ждано¬ва, первого секретаря Ленинградского обкома партии, спросили об Александре Александровиче в связи с необходимостью назначить нового командующего Военно-Воздушными Силами, он рекомендовал Новикова на эту должность.
………….


||||||||||||||||||||||||
Приложение 2
О Новикове А.А.
http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=337
Участник советско-финляндской войны 1939-1940 годов: начальник штаба ВВС Северо-Западного фронта. С 1940 по июнь 1941 года – командующий ВВС Ленинградского военного округа.

Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. В июне-августе 1941 года – командующий ВВС Северного фронта, с 23 августа 1941 по 2 февраля 1942 года – командующий ВВС Ленинградского фронта. Участник боёв за Ленинград.

Первый заместитель командующего ВВС Красной Армии (2.02.1942-11.04.1942). С 11 апреля 1942 по 22 апреля 1946 года - командующий Военно-воздушными силами Красной Армии, одновременно с 26 апреля 1942 по 20 мая 1943 года – заместитель наркома обороны СССР по авиации.

……….
После войны был репрессирован по сфабрикованному "авиационному делу". 22 апреля 1946 года был снят с должности командующего ВВС и арестован. Обвинялся в сознательном выпуске недоброкачественных самолётов, повлекших гибель лётчиков и техники, под избиениями признал себя виновным. Военной коллегией Верховного суда СССР был 11 мая 1946 года осужден на 5 лет лишения свободы по статье 193-17 п."а" УК РСФСР. Вместе с ним были осуждены к тюремному заключению Народный комиссар авиационной промышленности СССР генерал-полковник А.И. Шахурин, генерал-полковники авиации Н.С. Шиманов и А.К. Репин, генерал-лейтенант инженерно-авиационной службы Н.П. Селезнёв, заведующие отделами ЦК ВКП(б) А.В. Будников и Г.М. Григорьян. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 мая 1946 года А.А.Новиков лишён воинского звания, звания Героя Советского Союза и государственных наград.

Освобождён из заключения 12 февраля 1952 года. 29 мая 1953 года решением Военной коллегии дело прекращено за отсутствием состава преступления и судимость снята. 12 июня 1953 года Президиум ЦК КПСС вынес решение о реабилитации. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 июня 1953 года А.А.Новикову возвращены воинское звание, звания Героя Советского Союза и все государственные награды.

В 1953 - марте 1955 года – командующий Дальней авиацией и одновременно в 1954-1955 годах – заместитель главнокомандующего Военно-Воздушными Силами. С января 1956 года – в запасе с правом ношения военной формы. С 6 августа 1956 года – начальник Высшего авиационного училища Гражданского Флота. Профессор (1958).

|||||||||||||||||||||||||

Приложение 3
О Родионове М.И.
Википедия
……….
В январе 1938 года был назначен заведующим Горьковским областным отделом народного образования.
В июле 1938 года был избран третьим секретарём Горьковского областного комитета ВКП(б).
C апреля 1939 года по январь 1940 год был председателем исполнительного комитета Горьковского областного Совета.
С января 1940 по март 1946 года был 1-м секретарём Горьковского областного комитета ВКП(б).
С 23 марта 1946 года по 9 марта 1949 года — председатель СМ РСФСР.
Кандидат в члены ЦК ВКП(б) в феврале 1941—августе 1949 года. С 18 марта 1946 по 7 марта 1949 был членом Оргбюро ЦК ВКП(б). Депутат Верховного Совета СССР 2 созыва.
13 августа 1949 года был арестован по «Ленинградскому делу», расстрелян в Ленинграде 1 октября 1950 года.
Посмертно реабилитирован.
……….

0

40

Кубаткин Петр Николаевич Руководитель Ленинградского Управления НКВД - МГБ
с августа 1941 по май 1943 года.
Сообщение интересное, но не подтверждено в причинах ареста и расстрела никакими опубликованными архивными документами.
Пока на уровне народного фольклора или более грубо: ОБС (одна баба сказала).
"Ленинградское дело" расходилось по стране как круги на воде.
Вовлекая всё новых жертв, как-то связанных со Ждановым.
Вначале отстранение от должности, затем (или сразу) аресты.
Возможно первой жертвой стал Кубаткин.

http://veteran-fsb.ru/biografii/kubatki … a-mgb.html
...............
в марте 1949 года Кубаткина увольняют из органов с формулировкой: "за невозможностью дальнейшего использования и с передачей на общевоинский учет". Решение подтвердил Секретариат ЦК ВКП(б). Впрочем, выгнать на улицу 40-летнего генерала с безупречным послужным списком, удостоенного многих наград, было неприлично, и Кубаткина назначили заместителем председателя Саратовского облсовета.

Злоключения Кубаткина начались в 1949 году, вскоре после смерти Жданова, который лично знал его и относился к нему покровительственно. Именно в этот период в высших эшелонах власти развернулась острая борьба за место второго лица в партии, которому предстояло принять эстафету из рук уже одряхлевшего вождя. В Кремле настороженно относились к возраставшему авторитету и влиянию ленинградских руководителей. Всегда отличавшийся властолюбием Маленков, после опалы, продолжавшейся с 1946 по 1948 год, продвигается ко второму месту в партии и начинает атаки на выдвиженцев Жданова. В первую голову это коснулось ставшего к этому времени секретарем ЦК ВКП(б) бывшего руководителя ленинградских коммунистов А.А. Кузнецова, в котором Маленков видел опасного конкурента в борьбе за власть. По наветам Маленкова 15 февраля 1949 года возникло постановление Политбюро "Об антипартийных действиях члена ЦК ВКП(б) Кузнецова и кандидатов в члены ЦК Родионова и Попкова". Родионов занимал в то время пост Председателя Совета Министров РСФСР, Попков - секретаря Ленинградского обкома партии. Вскоре Кузнецов, Родионов и Попков получили партийные взыскания и были сняты со своих постов.
..............

Кстати мнение об организации Маленковым Ленинградского дела не имеет прямых доказательств.
Возможно всё же это дело начало раскручиваться Сталиным лично,
а Абакумов и Маленков только подыгрывали.
Архивы закрыты.

Отредактировано Борис (2015-11-13 11:13:34)

0

41

Характер обсуждения «Ленинградского дела» на всех партийных сходках имел внятную тенденцию.
Политические обвинения сменились обвинениями в хищениях (по современному, коррупции) и плохих поступках (пьянство, развод).
Поэтому интересно проследить характер хозяйственных преступлений в Ленинграде.
Вот дело Лотошева.
Дело многогранное.
А) Перемещения в НКВД после убийства Кирова;
Б) Назначение сотрудников НКВД на хозяйственные должности;
В) Преступления бывших сотрудников НКВД на хозяйственных должностях;
Г) Капустин как борец с хозяйственными преступлениями.

Суть истории.
Из Армянского НКВД перевели оперативного сотрудника в апреле 1935 года в Ленинград.
В сентябре (октябре) 1938 года назначили директором «Ленфильма».
В октябре (декабре) 1940 года сняли.
По анкетам: женат, двое детей.
Сам Лотошев – русский.
Знает армянский язык
Жена – армянка.
Приложение 1 – Автобиография.
Приложение 2 – Решение секретариата Горкома ВКП(б).
Приложение 3 – Опись документов личного дела Н.М. Лотышева.
Телефонный справочник 1940 г.
Лотошев Н.М., пр. Володарского 34, Ж-8-16-50

То есть в 1940 году Капустин принимал решения о преступлениях довольно высоких постов.
Тем более странно, то в 1949 году Капустин обвинен в прикрытии преступников в Кировском райкоме ВКП(б).
В 1949 году Н.М. Лотышев – директор театра Ленинского Комсомола.
Приложение 4
Приложение 5
Насколько это согласуется событиями 1949 года?
По моим сведениям репрессии «Ленинградского дела» ленинградских театров не коснулись.
Справка о Товстоногове – Приложение 6

Кстати биография Лотошева как-то похоже на биографию  Берии.
И вполне возможна завязка:
Лотышев – Берия.

||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Приложение 1

РАССЕКРЕЧЕНО
Акт Межведомственной комиссии
экспертной комиссии
по рассекречиванию
документов при Губернаторе
Санкт – Петербурга
От 02 12 2015 № 8

Лотошев
Николай Марианович

Начато
Окончено

На 9 листах

И Н С Т И Т У Т    И С Т О Р И И    П А Р Т И И
Ленинградского обкома КПСС
Филиал ИМЛ при ЦК КПСС

П А Р Т И Й Н Ы Й    А Р Х И В
Фонд № 1728
Опись № 1
Ед. хр. № 173699

СТР. 7

АВТОБИОГРАФИЯ

ЛОТОШЕВА, Николая Михайловича

Родился 12-го декабря 1907 года в г. Тифлисе. Отец мой был швейцаром в конторе Госбанка и вскоре после моего рождения умер. Мать отдала меня на воспитание в семью служащего того же банка, БЕЛЬКЕВИЧА, Мариана Викентьевича. С этой семьей я прожил в Тифлисе до 1914  года, затем переехали в г. Эривань /Армения/, после революции вернулись в Тифлис, где я поступил в 1-й класс гимназии, потом в 1918-19 г. вернулись обратно в Эривань.
Где моя родная мать - не знаю, об отце вообще не имею никаких сведений. Происходят они, насколько мне известно из Полтавской губ., более точных данных не имею. Вообще никаких родственников у меня нет.
С советизацией Армении в 1920 г. поступил на работу курьером. С этого времени ушел от приютившей меня семьи и начал жить самостоятельным трудом.
В мае 1921 г. поступил добровольцем в Красную Армию в вещевой склад Отдела Снабжения Армянской Красной Армии, а потом в штаб 20- стрелковой дивизии.
В Красной Армии добровольцем прослужил до декабря 1922 г.
Работая продолжал учиться в школе П- ступени. В мае 1924 г. Ереванским Горкомом ВЛКСМ был отправлен на работу в органы ГПУ-НКВД. В Армении на ответственной оперативной работе работал до апреля 1935 года, затем, после злодейского убийства С.М, Кирова С.М. переведен в Ленинградское Управление НКВД, где работал на оперативной работе до сентября 1938 г., затем решением директивных инстанций назначен на работу в "ЛЕНФИЛЬМ".
В январе 1923 года вступил в комсомол, был активным комсомольцем и нес ряд комсомольских нагрузок, в апреле 1926 года вступил в кандидаты партии и с июля 1930 года переведен в члены ВКП/б/.
Имел партийные нагрузки /член бюро ячейки, редактор стенгазеты, пропагандист/, сейчас член Партийного комитета  "ЛЕНФИЛЬМ".
Связей с заграницей не имею.

Подпись Лотышева

"9" января 1939 г.

г. Ленинград

||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Приложение 2

Источник в Приложении 1

стр. 9

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

СТРОГО СЕКРЕТНО

Л Е Н И Н Г Р А Д С К И Й    Г О Р О Д С К О Й   К О М И Т Е Т   В К П(б)

№ сг -29 С

9.X 1940

Кому т.т. Лизунову, Попову, Петроградскому РК ВКП(б),
учет ГК

Выписка из протокола № 29 заседания секретариата Горкома ВКП(б)

от 2 октября 1940 г.

О недопустимых действиях директора киностудии "Ленфильм" т. Лотошева Н.М.
(По письму т.т. Новикова, Ушакова и др.)

(Пост. с-та Ленинградского горкома ВКП(б)  от 25 УП-1940г., пр. п. 2гс)

а) За использование служебного положения в личных целях, за бесхозяйственное расходование государственных средств, директора киностудии  "Ленфильм" т. Лотошева Н.М. с работы снять.
Предложить Петроградскому райкому  ВКП(б) решить вопрос о партийности т. Лотошева Н.М.
б) Предложить Петроградскому городскому прокурору т. Попову произвести следствие и привлечь к ответственности виновных  в разбазаривании государственных средств киностудии Ленфильм".

(см. на обороте)

в) Считать нецелесообразным дальнейшее пребывание т. Ушакова в киностудии  "Ленфильм". Предложить Петроградскому РК ВКП(б) перевести т. Ушакова  на другое предприятие.

Секретарь горкома ВКП(б)  подпись (Капустин)

||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Приложение 3

Источник в Приложении 1

ОПИСЬ
Документов, имеющихся в личном деле
на тов. Лотошева Николая Мариановича

№ по пп.

НАИМЕНОВАНИЕ   ДОКУМЕНТОВ

Количество листов

Дата изъятия документа

Кем изъят документ и по какой причине

1. Личный листок   9-I – 1939г.  2   - -
2. Анкетный лист   9-I – 1939г.  2 - -
3. Вкладыш о партработе   1     - -     
4. Автобиография 2       - -             
5. Выписка ГК ВКП(б) от 2/X п. 29     - -

||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Приложение 4
http://www.istmira.com/knigrazlichnyete … nogov.html

……………………..
С середины 1920-х и почти до конца 1930-х годов Николай Михайлович Лотошев работал в органах ЧК-ГПУ «на разных оперативных должностях», затем был «брошен на культуру» — стал директором киностудии «Ленфильм», затем заместителем директора Театра имени Ленинского комсомола. В годы войны и в первые послевоенные годы нашел приложение своим силам в «смерше», а затем вернулся в театр, став в 1947 году директором.
Биография любопытная! Человек проверенный, для власти вполне благонадежный, Лотошев мог позволить себе такую роскошь, как приглашение молодого режиссера. Как это произошло, рассказывает в своих воспоминаниях Дина Морисовна Шварц:
……………………………….
|||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Приложение 5

…Особо следовало бы сказать о Николае Михайловиче Лотошеве. В 1949 году он был директором театра им. Ленинского комсомола, и ему лично принадлежит заслуга переезда Г. А. в Ленинград. В Управлении по делам искусств все были недовольны его борьбой за снятие тогдашнего главного режиссера Михаила Викторовича Чежегова. Уважаемый человек, хороший режиссер, из тех, кого обычно называют «крепкими», М. В. Чежегов был одним из немногих режиссеров, которые владели пространством огромной сцены. Его лучшие постановки — «Молодая гвардия», «Последняя жертва» - были масштабными спектаклями, с хорошим актерским ансамблем и пользовались большим зрительским успехом, хотя без особых открытий. Это был подробный, неторопливый реализм, проработанный рассказ о людях. Но к 49 году серьезно пошатнулось здоровье М. В. Чежегова, его репертуарные предложения стали встречать холодный прием в театре, и Н. М. Лотошев с присущей ему настойчивостью, с думой о будущем театра, как его директор, не без жестокости бывшего «смершевца», начал борьбу за уход Чежегова из театра — и преуспел в этом, вопреки мнению Управления, в том числе и моему. Стали искать замену. Все предложения Лотошев отвергал и в конце концов взял на себя миссию найти такого режиссера, какой нужен был театру и городу. Не особенно разбираясь в тонкостях театрального искусства, Н. М. Лотошев знал, что такое ТАЛАНТ. Только это для него имело значение. Несколько лет он был директором киностудии «Ленфильм». Студия при нем процветала (30-е годы) — «Крестьяне», «Трилогия о Максиме», «Петр I» и другие столь же успешные фильмы. Там проявилась «слабость» директора — любовь к таланту. Ради таланта он был готов на все — добыть любые деньги, создать все условия, поругаться с начальством. И на долгие годы сохранилась дружба Н. М. Лотошева с такими режиссерами, как братья Васильевы, Г. Козинцев, Л. Трауберг, Л. Хейфиц, Н. Зархи, с ведущими сценаристами тех лет…

И вот весной 1949 года Лотошев поехал в Москву искать Талант. И нашел. Он нашел молодого Георгия Товстоногова, спектакль которого «Где-то в Сибири» с большим успехом шел на сцене Центрального детского театра, в декорациях Татлина, с замечательным артистом в главной роли — Валентином Заливиным (увы, рано умершим). Н. М. Лотошев, посмотрев спектакль и прочитав многочисленные и весьма положительные рецензии, сразу предложил Г. А. стать главным режиссером Ленинградского театра. Но Г. А. в то время был привязан к Москве, у него были свои планы, хотя в главные режиссеры его никто не звал. Он дал согласие на одну постановку. Лотошев скрыл от Г. А., что у него были полномочия пригласить режиссера-«варяга» ТОЛЬКО на постановку, но никак не на роль главного — «Ишь ты, сразу хочет „кота в мешке“ главным сделать, у нас свои есть». Что говорить, мы все были охвачены «ленинградским патриотизмом». И действительно, в Ленинграде были замечательные режиссеры — Л. С. Вивьен, В. П. Кожич, вскоре попавший в опалу Н. П. Акимов, А. П. Тутышкин. Даже был яркий послевоенный фестиваль, где победителем стал спектакль «Парусиновый портфель» (пьеса М. Зощенко, постановка В. Лебедева под руководством В. П. Кожича в «Блокадном» театре). Вот такой был праздник ленинградской комедии до известного постановления, когда другая комедия М. Зощенко под названием «Очень приятно» была зверски запрещена. Конечно, если бы Г. А. сразу согласился быть главным, Лотошев добился бы своего, но Г. А. этого не хотел. Через годы, когда Г. А. уже был в зените славы, многие шутили, что Товстоногов был первым и последним режиссером, которого «экзаменовали» на главного режиссера в Ленинграде. Обычно сначала назначали главным, а потом уже судили-рядили, разочаровывались, снимали и т. д.

Первый раз в жизни я увидела Г. А. в кабинете директора театра им. Ленинского комсомола. Была генеральная репетиция спектакля В. Андрушкевича «Повести Белкина», художником была Софья Юнович, с которой мы очень дружили. С Андрушкевичем и Юнович мы вошли в кабинет директора, чтобы сказать Лотошеву, что со спектаклем все в порядке, можно его «сдавать». А было заведено такое правило — без просмотра инспектора Театрального отдела спектакль не мог быть предъявлен к «приемке» реперткомом. А этим инспектором как раз была я и ничего чудовищного в этом милом обычае не видела. Но я всегда говорила «можно», несмотря на мое личное мнение. Понимала, что не могу быть запрещающей инстанцией. Это правило у меня было скорее подсознательным чувством, и ни о какой личной ответственности я не думала, хотя неприятности были, но я твердо знала, что порядочный человек, начальник Управления Борис Иванович Загурский в обиду меня не даст, только сам поругает. Директор сидел на своем месте за столом, напротив в кресле сидел молодой человек восточного типа, как теперь сказали бы, «кавказской национальности», худощавый брюнет в очках. Он был похож на молодого ученого, физика, математика или шахматиста, но никак, по моим представлениям, не походил на режиссера. Лотошев нас познакомил (надо сказать, что Лотошев уже два года, как звал меня завлитом, но эта работа меня не прельщала), и я сразу стала хвалить спектакль. Я хвалила в этой ситуации все спектакли, чтобы не мешать их дальнейшему «прохождению». Этот молодой человек сначала смотрел на меня с удивлением, а потом презрительно отвернулся и «выключился» из происходящего, как умел выключаться только Г. А., когда ему становилось неинтересно. Спектакль в самом деле был на редкость неудачным, как говорится, «ни одного попадания» в Пушкина. Но мне тогда очень не понравился молодой режиссер — еще ничего не сделал, а столько гонора, столько презрения, не сказал ни единого слова. (Все, что надо, он сказал Лотошеву до нашего появления.) Наша компания очень осуждала этого зазнайку, когда мы «обмывали» в одной из забегаловок Ситного рынка «успех» постановки.

Потом мне звонил Лотошев и сказал, что я «перестаралась». Он все же надеялся, что Георгий Александрович останется в Ленинграде и возглавит театр, а также думал все же обо мне как о будущем завлите, а теперь не знает, как быть. Я произвела на молодого режиссера чудовищное впечатление, а Николай Михайлович ко мне очень хорошо относился. Он робко сказал: «А спектакль ведь правда плохой». Я сказала, что мне совершенно безразлично, что обо мне думает этот «варяг».

И вот наша вторая встреча, еще более стыдная для меня. И более конфликтная. В те времена жесткий и пристальный контроль за театром проявлялся и в такой акции, как приемка макета. Театр не имел права истратить ни копейки на оформление, пока не будет подписан акт представителями Управления культуры. Тут главным лицом была одна из моих подружек из отдела изобразительных искусств Марина Бойко или Ирина Дервиз, я выступала как «консультант» из театрального отдела. Я не любила эти приемки, чувствовала свою некомпетентность в этом деле, но меня посылали мои начальники. В их числе был Мовшензон, один из лучших знатоков сценографии и особенно театральных костюмов. Вот ему бы и быть консультантом, но он не любил этих приемок и уговаривал меня, что я должна в этом разбираться. Сейчас все это выглядит чудовищным — вторгаться в самое сокровенное, но таков был приказ, и мы ходили небольшой комиссией даже к Н. П. Акимову, мы принимали макеты Рындина, Манделя, Григорьева, Бруни и других выдающихся художников. Мне было не по себе, но мои подружки из изоотдела, нисколько не смущаясь, брали на себя решающее слово. Обычно нам нравилось все, что делали театры, и мы почти всегда быстро подписывали акт. И расставались по-дружески и с художниками и с режиссерами. Я старалась всегда ограничиваться фразой: «Пусть на сцене все будет так же хорошо, как и в макете». Эту мою фразу до сих пор помнит Володя Куварин, наш завпост, который тогда был замечательным молодым макетчиком в театре Музкомедии. Но тут все случилось по-другому. Разумеется, я еще раз внимательно перечитала пьесу Ирошниковой «Где-то в Сибири», которую собирался ставить Г. А., и дала ее Ирине Дервиз, нашей зеленоглазой красавице, с которой мы и отправились на приемку макета. Была чудесная погода, и мы договорились с нашими друзьями после приемки погулять по Петроградской стороне. В макетной нас ждали Г. А. и художник Вячеслав Иванов, который после войны работал в театре Ленинского комсомола главным художником. Это была его первая встреча с Г. А. И вот перед нами макет. Очень все бытово и просто. Нам, особенно после внушительных декораций Татлина, все это не нравится. Ирина сразу стала все отрицать, говорила с апломбом и весьма неточно. Я не услышала ссылок на пьесу и почувствовала недоброе. Когда она закончила, Г. А. спросил: «А вы пьесу читали?» И я с ужасом слышу: «Я пьесу НЕ читала, но…» «А вот ваше НО меня совершенно не интересует. И говорить с вами я дальше не буду». В общем, не помню, что было дальше. Я чего-то вякала, пытаясь объяснить, что «я-то пьесу читала, но у меня есть претензии к макету». Г. А. сказал что-то вроде «покиньте помещение», и мы гордо ушли… Там нас ждали друзья, в том числе художники Юнович, Вускович, и мы пошли гулять, во всю ругая заносчивого режиссера, который еще ничего не сделал, а задается. Я ругала Ирину: «Как ты могла не прочесть пьесу?» — «Не успела». При выходе из театра мы встретили Лотошева, он уже все знал и лица на нем не было. Я уговорила Ирину, мы подписали акт и ушли. Я сказала Лотошеву: «Николай Михайлович, вы понимаете, что о моем завлитстве теперь и речи быть не может». Он грустно покачал головой.

Но все получилось иначе. Шло время, и спектакль был готов. Тогда был еще один «премиленький» обычай. Прежде чем сдавать спектакль реперткому и комиссии, представитель Управления должен был пойти на генеральную репетицию в пустом зале, посмотреть спектакль и доложить начальству, можно ли показать его комиссии. Этим представителем была я. И вот я на прогоне спектакля «Где-то в Сибири». Г. А. я не видела, рядом со мной сидел Лотошев. Поднялся занавес. На сцене мои друзья-артисты — Глеб Селянин, Галя Дунаева, Лайма Сальдау, Нина Родионова, Инна Слободская, Зина Антонова и другие. Но что с ними? Откуда такая легкость, раскованность, откуда атмосфера правды быта и в то же время романтики юных и неунывающих людей? Я такого в нашем городе не видела. Я забыла, что сижу в пустом зале, смеялась и плакала. Я увидела то, о чем мечтала всегда в институте — о вахтанговском духе. И здесь это было. Я ушла из театра, так и не увидев режиссера, восторг высказала Лотошеву и всем в Управлении. Очень жалела о том, что так неудачно сложились отношения с Товстоноговым, я бы пошла к нему в завлиты не задумываясь. К этому времени он дал согласие быть главным. И каково было мое удивление, когда на другой день к моему начальнику пришли Товстоногов и Лотошев просить меня в завлиты. Они беседовали без меня, мне об этом сказал после их ухода Ю. С. Юрский. Я сказала, что счастлива и немедленно ухожу. Мне надоело работать в Управлении, в аспирантуру я уже не стремилась. Кроме того, я помнила, как меня чуть не уволили из Управления после декретного отпуска и только Юрский меня тогда выбрал, уволив другого человека, заядлого интригана. И сейчас Юрский сказал, что дал принципиальное согласие, но я должна остаться, пока не найдется замена на должность инспектора, и буду пока работать по совместительству. Я согласилась из хорошего отношения к Юрскому, который сделал мне столько добра. И я еще не знала, что завлитство, да еще с таким человеком, как Товстоногов, поглощает целиком, и на первых порах отнеслась к этому легкомысленно. Почти год я совмещала две работы, пока не нашлась замечательная молодая женщина, Елена Измайлова, которая была завлитом в театре Комиссаржевской и стремилась оттуда уйти по своим соображениям. Я освободилась и целиком сосредоточилась на завлитстве. Первое время я не знала, что делать, стеснялась и Товстоногова, и артистов, на репетиции не ходила. Потом я спрашивала Г. А., как случилось, что после всего он решился пригласить в завлиты меня, когда у него было пятеро желающих и знакомых. Он сказал, что во все время репетиции следил за мной из ложи и я идеально реагировала на все: так, как он хотел, и нестандартно. Так определилась моя судьба на всю жизнь.
…………………

||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||||
Приложение 6

Википедия

Биография
Георгий Товстоногов, по официальным данным, родился в Тифлисе; однако младшая сестра режиссёра, Натела Александровна Товстоногова, местом его рождения называет Петербург: семья жила на Фурштатской улице; отец — русский, потомственный дворянин Александр Андреевич Товстоногов, инженер-железнодорожник, высокопоставленный работник Министерства путей сообщения Российской империи, мать — грузинка Тамара Папиташвили, певица, обучавшаяся в Санкт-Петербургской консерватории[1]. Лишь в 1919 году семья, по свидетельству Нателы Товстоноговой, переселилась в Тифлис[1].
Тифлисский период (1919—1946)
В 15 лет Георгий Товстоногов окончил школу[2]. Ещё школьником много времени проводил в театре, актёром которого был его дядя. По окончании школы поступил в Тбилисский железнодорожный институт, где его отец заведовал кафедрой[2], но вскоре понял, что его призвание — театр.
Сценическую деятельность Товстоногов начал в 1931 году как актёр и ассистент режиссёра в Тбилисском русском ТЮЗе, художественным руководителем которого был основатель детского театра в Грузии Н. Я. Маршак[3]. В этом театре в 1933 году Товстоногов поставил свой первый спектакль — «Предложение» А. П. Чехова. В том же году он поступил на режиссёрский факультет ГИТИСа; чтобы соответствовать возрастному цензу абитуриентов, в документах прибавил себе два года, — и на протяжении всей дальнейшей его жизни официально годом рождения Товстоногова считался 1913-й, от этого года отсчитывали круглые даты для присуждения высших наград, и отмечали их дважды — официально и неофициально[4].
В ГИТИСе учителями Товстоногова были известные театральные режиссёры и педагоги Андрей Лобанов и Алексей Попов, при этом Товстоногов продолжал работу в Тбилисском ТЮЗе, где каждый год ставил как минимум один новый спектакль.
В 1937 году отец Георгия Товстоногова был репрессирован как японский шпион, — как «сына врага народа» его отчислили с четвёртого курса. Спустя несколько месяцев он был восстановлен (считается, что после того, как Сталин произнёс фразу «Сын за отца не отвечает»)[5]. После окончания ГИТИСа, в период с 1938 по 1946 года работал в качестве режиссёра в Тбилисском русском драматическом театре имени А. С. Грибоедова. В 1939 году руководитель Тбилисского театрального института Акакий Хорава, высоко ценивший 24-летнего режиссёра, предоставил ему руководство актёрским курсом[6], где Георгий Товстоногов проявил себя незаурядным педагогом.
Две столицы (1946—1956)
В 1946 году по личным мотивам Товстоногов покинул Тбилиси и переехал в Москву. Был художественным руководителем Гастрольного реалистического театра (1946—1948), режиссёром Центрального детского театра (1946—1949). Параллельно ставил спектакли в других театрах Москвы, а также в Русском драматическом театре в Алма-Ате.
В 1949 году Товстоногов переехал в Ленинград и стал режиссёром, а в 1950 году — главным режиссёром Ленинградского театра им. Ленинского комсомола. Именно в этом театре он обрёл имя и признание. Выпускал примерно четыре спектакля за сезон, работая почти одновременно над несколькими пьесами. Его спектакли становились событием театральной жизни не только Ленинграда, но и всей страны. Но наибольший успех выпал на долю спектакля «Оптимистическая трагедия» по пьесе Вс. Вишневского, поставленного Товстоноговым в 1955 году на сцене Ленинградского театра драмы им. Пушкина. Спектакль произвёл впечатление не только на театральную публику, как в стране, так и за рубежом, но и на партийное руководство: в 1956 году театр показал «Оптимистическую трагедию» делегатам XX съезда КПСС, — этот спектакль, позже удостоенный Ленинской премии, сыграл важную роль в новом назначении режиссёра[7].
…………………………………………

Отредактировано ABC (2016-02-04 01:08:40)

0

42

Ниже письмо Андрианова.
Человек переживает за краткую встречу с Берия.
И отнюдь не переживает за погром ленинградских партийных кадров.


http://istmat.info/node/22243

Заявление 1-го секретаря Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) В. [М.] Андрианова. 24 августа 1953 года
Скрыть Реквизиты
Тема:
Репрессии
Направление:
Суды и правоохранительные органы
Тип документа:
Судебные и следственные материалы
Государство:
СССР
Датировка:
1953.08.20
Метки:
Берия
Источник:
Политбюро и дело Берия. Сборник документов — М.:, 2012. С. 342-345
Архив:
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 468. Л. 16-20. Подлинник. Машинопись.

Тов. Маленкову Г. М.
Убедительно прошу Вас принять меня.
[п.п.] В. Андрианов
24.VIII.53 г.
Помета:
Архив
Доложено.
[п.п.] Д. Суханов. 17.XI.53

г.
В Президиум ЦК КПСС
Товарищу Маленкову Г. М.
Товарищу Хрущеву Н. С.
Прошу Вас при всей Вашей занятости найти время прочитать мое заявление и более обстоятельно разобраться с моим делом.
Вследствие моей преступной беззаботности и безответственности дело приняло серьезный характер. Выступая на пленуме ЦК, я резко и с известными фактами выступал против заклятого врага народа, изменника Берия, но я при этом не сказал, что был у него на приеме. Я думал таким образом, что был у него по ведомственному вопросу и говорил о начальнике управления. По неслужебным делам нигде не встречался и никаких дел не имел. Причем при первой возможности намеревался доложить Вам об этом, но и при встрече с Вами не с этого начал. Волновался, говорил неубедительно, что не является оправданием. Поэтому не удовлетворил Вас, хотя пытался рассказать честно и откровенно.
Был же я у него на приеме не более 3-5 минут, говорил о поведении начальника управления, просил поправить его, тем более что начальник управления недавно приступил к работе. Перед уходом он задал мне вопрос — как работаете с Игнатовым? Я ответил — плохо. Тут и нечего было умалчивать, об этом было известно многим. Но я не придал значения этому вопросу. В разговорах разоблаченный враг был груб и дерзок.
После моего разговора с ним о начальнике управления дело не улучшилось, а, наоборот, ухудшилось, о чем я расскажу ниже.
Вследствие моего неправильного поведения возникли сомнения. После беседы с Вами я все-таки думал, чтобы объяснить Вам о своем поведении. Будучи у Вас на приеме, я не смог вспомнить такого факта.
Дело было примерно таким образом. Когда я был на приеме у товарища Маленкова, я говорил о положении дел в организации и о взаимоотношениях с т. Игнатовым. На все мои вопросы и неясности товарищ Маленков дал мне исчерпывающие разъяснения и ответы, и я был вполне удовлетворен.
После того как я ушел от товарища Маленкова, мне сказали в комендатуре, что меня опять просят зайти к товарищу Маленкову. Когда я зашел к товарищу Маленкову, он сказал мне, — быть может, следует поговорить вместе с т. Игнатовым? Я сказал, что Вашими указаниями я вполне удовлетворен и нет необходимости занимать время для вторичного обсуждения этого вопроса. На этом все кончилось. При моем уходе товарищ Маленков предложил мне зайти к товарищу Хрущеву. Речь шла об обсуждении поставленных вопросов на заседании Секретариата ЦК.
Когда я пришел в ЦК к товарищу Хрущеву, дело было по времени близким к обеденному перерыву, но я хотел вечером уехать в Ленинград, поэтому добивался встретиться вообще с товарищем Хрущевым. Встретил товарища Хрущева на ходу, в коридоре ЦК. Вам, товарищ Хрущев, было, видимо, обо всем известно, да и до этого я Вам рассказывал о наших делах. Вы, товарищ Хрущев, мне сказали — можете ехать в Ленинград, на Секретариате ЦК обсуждать не будем. После этого я выехал в Ленинград. Я был полностью удовлетворен решением вопросов в ЦК, и ходить после этого ни к кому не было никакой нужды.
Далее. После того, когда я приехал из ЦК, поведение начальника управления МВД ничуть не улучшилось. Он ко мне не ходил, не информировал. Об этом меня начали упрекать члены бюро обкома. Когда же приехал в Ленинград, через несколько дней заместитель министра Серов (который был в Ленинграде почти до последних дней разоблачения врага), тогда он вел себя еще более вызывающе, провел облаву в Ленинграде, в течение ночи под видом борьбы с хулиганством задержали около тысячи неповинных людей, и не сказал об этом обкому. Я звонил т. Круглову. Это было после приезда из Москвы, и просил его поправить начальника управления. Говорил я и о неправильных действиях руководителей МВД в ЦК, о чем я рассказывал в своем выступлении на пленуме.
Заместитель министра Серов дошел до того, что приказал снять милицейскую охрану в Ленинградском совете, в областном исполкоме, в обкоме комсомола и около дома, где проживали руководящие партийные и советские работники, слова не сказав об этом ни мне, ни руководителям этих учреждений.
Вы меня справедливо критиковали — зачем я пошел к нему, зачем дал повод. Это правильно. Я сделал глупо, необдуманно и политически грубо ошибочно, тем более незрело и не пристало это секретарю Ленинградской организации.
Это положение усугубляется и тем, как Вы сказали, что до моего посещения он резко ставил вопрос о снятии меня с работы, а потом изменил свое отношение. В этом своем посещении его я виноват перед ЦК и готов понести любое наказание. Но я честно Вам рассказал, как было дело. Я считал, что начальник только что прибыл в Ленинград, и хотелось поправить его через министра.
Недооценкой этого факта я усугубил свое поведение в дальнейшем. При этом я должен честно признаться, что переоценил себя без каких бы то ни было оснований.
Вы меня знаете почти четверть века. Я работал на Ваших глазах, честно и самоотверженно боролся за выполнение указаний партии. Я думал, что стою выше всяких подозрений. Прошу поверить мне, у меня не было ни малейших помыслов скрыть от Вас ни мой прием, ни о телеграмме. В нормальных условиях это не вопрос, а при моем глупом, неразумном, а следовательно, политически ошибочном поведении оказалось делом.
На бюро Ленинградского обкома после Вашего разговора с т. Козловым очень резко подошли к оценке моего поведения — отстранили меня от работы, перестали все заходить ко мне и разговаривать со мной. Это горько и тяжело. Но я считаю это правильным. Раз в ЦК появляется сомнение к руководителю, тем более при моем таком поведении, интересы партии превыше всего.
Но в этом отношении ко мне со стороны бюро обкома хотя бы до некоторой степени я вижу плоды своей работы. Члены бюро единодушно, невзирая на лица, так строго говорили о моем поведении. Иначе и не могло быть. Интересы партии превыше всего. Этим фактом я глубоко удовлетворен. Но мне тяжело и на душе обидно, что я не оправдал доверия ЦК и подвел Ленинградскую организацию.
Я все же глубоко уверен, что ЦК не пожалеет времени и разберется со мной, накажет меня за то, в чем я виновен.
За эти дни я все передумал, так много пережил, больше чем за всю свою сознательную жизнь.
Я до конца предан партии, все отдаю для дела партии, не считаясь со временем и здоровьем, но совершил грубейшую политическую ошибку. Это послужит для меня предметным уроком на всю жизнь.
Я говорю при этом не о своем положении, а о партийной честности, о доверии партии. Работа для меня любая хороша, если ее доверяет партия.
За всю свою жизнь я не отступал от линии партии, беззаветно боролся за дело партии. Доверие партии для меня — это жизнь.
Прошу учесть мою просьбу при рассмотрении вопроса.
[п.п.] В. [М.] Андрианов [1-й секретарь
Ленинградского обкома и горкома
ВКП(б). — Ред.]
Принято по ВЧ.
20.VIII.53 г.

Отредактировано ABC (2016-03-10 00:27:47)

0

43

Зураб Церетели предлагает
установить 13 памятников
убитых членов семьи Романовых
https://lenta.ru/news/2016/07/10/10010/
А вот предложений по памятнику или памятникам
убитых по "Ленинградскому делу" - нет.
Странно.

0

44

Этап раскрутки Ленинградского дела – Пленум Ленинградского Горкома 5 – 6 октября 1949 года.
Выше были фрагменты – перепечатки стенограммы.
Теперь есть возможность скачать фотокопию стенограммы
https://yadi.sk/d/7qklZ_POustuT
Моё мнение о  Пленуме.
Политические обвинения на уровне большой политики как-то приутихли.
Больше мелких политических обвинений, обвинений в уголовных делах и бытовом разложении
Что конкретно
1. Назойливые обвинения ленинградских руководителей в выдвижении людей при  наличии родственников
за рубежом и близости к репрессированному Зиновьеву, пожалуй, плюс для ленинградских руководителей.
Некоторая широта взглядов.
2. Обвинения в разврате сводятся к житейской истории: развелся и женился.
По сравнению с Берией - детский сад.
3. Обвинения в пьянстве. Дело конечно нехорошее. Но пьянки устраивал каждый день Сталин.
Это просто осточертело членам Политбюро.
По рассказу Хрущева три члена Политбюро просили официантов подавать подкрашенную воду, и были разоблачены Щербаковым.
4. История с золотыми часами. 
Невостребованные золотые часы раздали в качестве премий руководству.
Ерунда для условий блокады.
5, Всякие обвинения идеологические с позиции сегодняшнего дня смешны.
6. Но все же ряд обвинений свидетельствует.
Не все руководители были безупречны.
Но каждое обвинение требует исследования по документам.

0

45

ПРОТОКОЛ
И СТЕНОГРАФИЧЕСКИЙ ОТЧЁТ
IX ГОРОДСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 
Ленинградской организации
ВКП(б)
30 мая – 2 июня 1950 г.

Фонд 25
Опись 28
Дело 361

Скачать
https://yadi.sk/d/QAWe8tzlxux8K
https://yadi.sk/d/9lKkVKnzxxRPa
Примечание:
Файл материала разделен на две части.

Конференция проходила в тени «Ленинградского дела».
Суд ещё не состоялся, но аресты уже прошли.
Основные обсуждения.
1. Суета вокруг «Ленинградского дела».
Крупные политические обвинения, как на Пленуме в феврале 1949 года
не выдвигались. Всё свелось к мелочевке.
А) Пьянки. За счёт партийной казны и средств предприятий.
Пьяники обычно проходили не в ресторанах, а в помещениях райкомов
и на квартирах.
Поэтому непонятно, откуда сведения о непомерно больших суммах на пьянки.
Б) Смутно, без конкретики, упоминаются забавы по охоте.
Кстати Киров тоже был заядлый охотник.
В) Обвинения, если по современному, в коррупции.
В) Неправильный подбор кадров: родственники заграницей, вороватые, вели неправильные разговоры, троцкисты (?), бывшие члены разных партий и т.п.
Г) Идеологические обвинения. В отступлении от официальной идеологии.
2. Много внимания, и это основное,  Ленинградской промышленности.
3. ЖКХ. Особое внимание аварийным домам.
4. Внутригородской транспорт.

Всё это полезно будет рассмотреть в дальнейшем.

0

46

Повторю.
Материалы следствия и суда не опубликованы.
Только вбросы по разным поводам.
Наибольшее число вбросов на Пленуме ЦК по антипартийной группе Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова.
В Приложениях 1 и 2 о пытках.
В Приложении 3 подготовка массовки для суда по «Ленинградскому».
В Приложении 4 поведение Вознесенского на процессе.
Сам Вознесенский явно лишний на процессе.
Нет никаких свидетельств близости Вознесенского к другим обвиняемым.
Наоборот.
Эпизод с Ленинградским метро.
Капустин и Лазутин вышли на Политбюро по метро через Берию, а не через Вознесенского.
Обвинительное заключение сшито из двух дел:
1) Первое дело: политические обвинения против лиц, связанных с Ждановым по Ленинграду (почти все) и по Горькому (Родионов).
Но Жданову никаких обвинений ни на партийных сходках, ни на процессе не предъявлялась.
Возможно, молчание о Жданове объясняется родственными связями Сталина и
А.А. Жданова.
Википедия
В 1949 году (Светлана, дочь Сталин) вышла замуж за Юрия Жданова (сына А.А. Жданова, умершего в 1948 году). Юрий усыновил Иосифа, первого сына Светланы. В 1950 году у них родилась дочь Екатерина[11].

2) Второе дело:  неправильное распределению фондов, это Вознесенский.
У меня гипотеза.
Сравнительно свободное поведение на суде Вознесенского объясняется:
Его не пытали.
Возможно, Сталин колебался относительно Вознесенского.
Его интересовала  мнимая или действительная угроза личной власти.
А фонды вряд ли.

РОССИЯ. XX ВЕК
ДОКУМЕНТЫ

Молотов, Маленков, Каганович. 1957
Стенограмма июньского пленума ЦК КПСС и другие документы

Ответственный редактор издания Г. И. Резниченко
Редактор И. Н. Фомина Художественный редактор С. В. Митурич Младший редактор Н. И. Нетесина Технический редактор А. С. Гинзбург Корректор Ж. Н. Милова
ЛР №030687 от 29.04.1996
Подписано к печати 24.12.97 г.
Формат 70x100 1/16 Гарнитура Прагматика. Бумага офсетная. Печать офсетная. Печ. л. 53. Тираж 3000 экз. Цена договорная.
Оригинал-макет подготовлен фирмой «Виоланта»
Отпечатано с готовых диапозитивов в типографии № 2 РАН. Москва, Шуб

Приложение 1
Стр. 421
Руденко. (Пр. Генпрокурор)
……
Можно что угодно валить на Сталина. Они болеют о Сталине, но когда касается дело их преступлений, они валят на Сталина.
К «ленинградскому делу» никакого отношения в смысле нажима, предложения Сталин не имеет. Позвольте доложить, что в феврале 1949 года решением ЦК были освобождены Кузнецов, Попков и другие, но вопрос не стоял о том, чтобы предать суду, поручить следствие, этого не было.
В июле 1949 года Абакумов с ведома Георгия Максимилиановича подает записку на имя Сталина, что Капустин — бывший секретарь горкома, который был в 1930 году в Англии как инженер, — что он является английским шпионом. С этого начинается «ленинградское дело».
Маленков. Я не имел к этому отношения. Почему с моего ведома, когда Абакумов не был мне подчинен .
Руденко. Как не имели. Вы должны были быть рядом с Абакумовым на судебном процессе в Ленинграде по меньшей мере, как за должностное преступление.
Капустин, арестованный как английский шпион, о шпионаже не допрашивался, ибо таких  данных не было. Его били и выбивали показания о заговоре. И после били Попкова, Родионова, Кузнецова. Вы допрашивали Кузнецова, Попкова.
На Президиуме ЦК Никита Сергеевич сказал, что надо не просто принять решение, а поехать в Ленинград, собрать партийный актив, рассказать, почему так произошло, и такое решение было принято.
Я каюсь, грешник, когда на Президиуме обсуждался вопрос о суде над Абакумовым и другими7, я был за то, чтобы в закрытом судебном заседании рассмотреть это дело. Никита Сергеевич предложил, и совершенно правильно, рассмотреть это дело в Ленинграде в открытом процессе. Перед отъездом в Ленинград Вы, Маленков, спросили меня по телефону: а что может говорить на меня Абаку¬мов? Я Вам ответил, что он может говорить, что Вы допрашивали Кузнецова и Попкова. Вы сказали тогда тоном чуть ли не оправдывающимся: это же неправда. А я говорю Вам, что стоит Абакумову сказать неправду. (Смех в зале).
Такой разговор был.
Итак, в свете того, что вскрыто сейчас, что Вы были недовольны Кузнецовым, когда он был на посту секретаря ЦК, критиковал Вас, что он был арестован у Вас в кабинете, что Вы его допрашивали, Ваше участие в «ленинградском деле» абсолютно не вызывает сомнения.
……….

Приложение 2

Стр. 611
Дудоров Н.П. (Пр. В 1957г. министр внутренних дел СССР)
3.VII.57 г.
В ПРЕЗИДИУМ ПЛЕНУМА ЦК КПСС
В дополнение к моему выступлению прошу приобщить к документам Пленума ЦК КПСС следующие факты.
1. …………

2. Из письменного объяснения врача «особой тюрьмы».
Работая в «особой тюрьме», весной 1950 года я была вызвана несколько раз к № 1 и № 2 (так мне было приказано называть заключенных). 4
Один из заключенных, № 1, оказался тов. Кузнецов. Он обратился ко мне примерно в мае по поводу болей в левом ухе, сославшись притом, что это следы нанесенного ему удара на следствии. Где он получил этот удар, он не говорил.
Я его лечила около месяца. Тов. Кузнецова все время ко мне водили под конвоем на сеансы соллюкса. Он очень был доволен возможностью пройтись и просил меня продлить сеансы, что было мною сделано.
Когда он почувствовал себя лучше, его перестали ко мне водить, и я его боль¬ше не видела.
3.  Из документов, имеющихся в МВД СССР.
Строительство «особой тюрьмы», организованной Маленковым, проводил быв-ший министр внутренних дел Круглов.
Он же, Круглов, утвердил планы и проект этой тюрьмы.
Документы по этим вопросам находятся в МВД СССР.
Н. Дудоров.

28 июня 1957 года.
АП РФ, ф. 2, оп. 2, д. 210, лл. 236—242. Типографский

Приложение 3

Стр. 713

Казьмин Н.Д. (Пр. В 1957 завотделом ЦК КПСС, в 1953 -1955 гг. секретарь Ленинградского обкома  КПСС)
…..
В конце сентября 1950 г. тов. Маленков позвонил второму секретарю обкома КПСС тов. Николаеву (Андрианов был в отпуске) и дал указание об организации судебного процесса. Из Москвы приехала в обком партии специальная группа сотрудников МГБ. По указанию Маленкова был составлен список примерно на 150 — 170 человек партийного актива Ленинграда. Это нынешние секретари РК, председатели райисполкомов, секретари парторганизаций и директора крупных заводов, которым разрешалось присутствовать на суде.
Зачем Маленкову понадобилось инсценировать суд над Вознесенским, Кузнецовым, Попковым, Родионовым в Ленинграде? Для того, чтобы доказать и убедить актив партийных и советских работников Ленинграда, что в Ленинграде существовала «антипартийная группа» и что вот, смотрите, над ними состоялся открытый суд. Все было предусмотрено и разыграно как по нотам. Тяжелое зрелище представлял этот сфальсифицированный суд. Даже молодой часовой, стоявший около скамьи подсудимого, не выдержал и упал в обморок, хотя, как видно, часовых отбирали особо. В зале суда сидело много сотрудников МГБ. Слежка была поставлена образцово! Ни в чем не повинные, честные люди вынуждены были один за другим оговаривать себя и других и признавать себя виновными. Издевательствами, избиением их в тюрьме уже довели до этого. И все же тов. Вознесенский, несмотря на весь этот кошмар, заявил, что он не виновен. О содержании его последней речи на суде тов. Малин уже здесь говорил.
Все это говорит о том, что указания об организации суда и его проведении в Ленинграде давал Маленков, как секретарь ЦК.
И Вы, Маленков, после этого скажете, что у Вас руки не в крови? В крови они у Вас!
Суд был организован в Ленинграде для того, чтобы после суда новые секретари РК стали активнее привлекать к партийной ответственности всех работников, которые работали с Кузнецовым, Попковым, Лазутиным и т. д. И действительно, после этого суда многие честные партийные и советские кадры Ленинграда были избиты, то есть, исключены из партии, а некоторых посадили в тюрьму.
А дальше раскопали какой-то архивный список ранее голосовавших за троцкистско-зиновьевскую оппозицию и начали их исключать из партии. Здесь, очень мягко выражаясь, неблаговидную роль играл бывший председатель КПК Шкирятов, который давал указания т. Новикову (Ленинградский КПК) исключать их из партии, так было исключено на бюро Ленинградского горкома и обкома человек 300 — 400. И все это со ссылкой на Сталина, что так сказал Сталин.
Причем одним из предъявленных обвинений бывшему ленинградскому партийному руководству — Кузнецову, Попкову и др. — было, что они преуменьшали и принижали роль Сталина в защите Ленинграда и т. д. Все это делалось по указанию Маленкова.
И чтобы поправить это, не попасть в положение Кузнецова и Попкова, в течение одного года в Ленинграде было установлено четыре монумента И. В. Сталину. В день его семидесятилетия Московское шоссе и Международный проспект были переименованы в проспект имени Сталина, Выборгский революционный рабочий район переименован в Сталинский и т.д. Целый эшелон отправлен подарков
……

Приложение 4
Малин. В.Н. (Пр. в 1957 зав отделом ЦК КПСС, В 1949 1952 гг. секретарь Ленинградского горкома КПСС)

Стр. 428
………
Товарищи , мне очень хочется высказать все, может быть, все и не удастся.
Я пережил «ленинградское дело». Это позорное дело . Я присутствовал на процессе, когда судили Кузнецова, Вознесенского, Попкова и других. Вознесенский выдержал, Кузнецова сломили. Когда Вознесенскому было предоставлено последнее слово, он сказал. Я помню его слова: «Будь проклят этот город, отсюда выросла бироновщина, отсюда выросла керенщина, отсюда выросла зиновь евщина, здесь появилась какая-то попковщина, к которой я никакого отношения не имею. Я не виноват в тех преступлениях, которые мне здесь предъявляются. Я прошу передать это Сталину».
Знаю, чье это дело от начала до конца. За это дело должен нести ответственность Маленков. Здесь много ленинградцев, пусть они скажут. Я ни одного слова не прибавляю. Перебить всех хотели, даже тех, кто родился там, где родился Кузнецов, их зачисляли в антипартийную группу Кузнецова, Попкова и других.******
Дело не в том, что не разобрались в этом, а в том, что сознательно вели линию на истребление преданных   кадров. И под каким флагом? Выкорчевать остатки замаскировавшихся троцкистско-зиновьевских корешков и охвостья. Истребляли интеллигенцию, а под интеллигенцией я имею в виду и партийных работников, исключали и рядовых коммунистов.
На заводе «Судомех» группа коммунистов была исключена только за то, что они поставили вопрос, почему ЦК долго не собирает съезда партии.******* Они сразу же  вывод: это выпад против ЦК, это антипартийная группа Попкова, Кузнецова и т.

Отредактировано ABC (2016-11-25 02:04:36)

0

47

История «Ленинградского дела» растянута во времени.
Один из  эпизодов история с журналами «Звезда» и «Ленинград».
Это 1946 год.
Оказывается ещё в 1943 году, НКВД занялось журналом «Звезда».
Повод опечатка.
Заодно выявлено и другое.
Плохие высказывания, неправильная публикация и прочее.
Ниже сообщение НКВД.
Фотокопии прилагаются.
Можно скачать.

https://yadi.sk/d/TekG2LyKzVCW5

http://sg.uploads.ru/t/EeZsI.jpg

http://s3.uploads.ru/t/H05Xi.jpg

http://s2.uploads.ru/t/aTJ3l.jpg

http://s8.uploads.ru/t/OtvAq.jpg

http://sd.uploads.ru/t/WtebO.jpg

Отредактировано ABC (2016-11-26 02:11:03)

0

48

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЕ ВЕДОМОСТИ
25 НОЯБРЯ 2016 ГОДА

выставка в музее обороны Ленинграда

В НАГРАДУ - РАССТРЕЛ

https://docviewer.yandex.ru/?uid=54112115&url=ya-mail://160722211701791363/1.2&name=spbved_16_11_25.pdf&c=5839258f4467

Отредактировано ABC (2016-11-26 09:19:03)

0

49

«Ленинградское дело» интересно не только само по  себе.
Не менее интересно отношение к фигурантам дела властей и общества.
При этом участники дела – руководители блокадного Ленинграда.
Так что переплетаются две линии: блокада Ленинграда и тема сталинских репрессий.
Сейчас отмечаются две даты: 18 января – частичное снятие блокады и 27 января – полное снятие блокады.
Руководители блокадного Ленинграда в зоне молчания.
А как было раньше?
Например, 1979 г.
Есть книга с перечислением памятников и мемориальных досок.
Удивительно, кроме Говорова, ни один из руководителей обороны Ленинграда не удостоен знака памяти.
Это ещё при советской власти!
Ниже фрагмент из книги:
Памятники и мемориальные доски Ленинграда.
1979 г.

PS
Первые пять руководителей Ленинграда: Зиновьев, Киров, Жданов, Кузнецов А.А., Попков.
Зиновьев, Кузнецов и Попков расстреляны.
Жданов был на закате в немилости у Сталина, возможно только смерть спасла его от расстрела.
Люди разные.
Но в целом каждый из них много сделал для развития Ленинграда.
Все в забвении.
Пока вне полного забвения Киров.
Хотя, в общем, политика всех пяти руководителей Ленинграда в принципе была схожа.

http://se.uploads.ru/t/ReaKw.jpg

http://sd.uploads.ru/t/kATcR.jpg

http://se.uploads.ru/t/kmfR9.jpg

http://sg.uploads.ru/t/prWJu.jpg

http://s0.uploads.ru/t/FDOAl.jpg

http://s5.uploads.ru/t/VQR5B.jpg

http://s9.uploads.ru/t/ZQ5bC.jpg

Отредактировано ABC (2017-01-19 00:04:44)

0

50

По Первому каналу 18 июня 2017 года передача о послевоенном министре МГБ - Абакумове.
Ни слова о Ленинградском деле, главном преступлении Абакумова.
За что его и приговорили к расстрелу.
По версии авторов Абакумова расстреляли из страха перед компроматом, которым владел Абакумов.

0

51

Официальный историк о "Ленинградском деле".
Перечень вопросов без ответов
https://lenta.ru/articles/2017/10/30/leningrad_case/

0

52

Официально Ленинградское дело началось в феврале 1949 года.
В марте 1949 г. началось дело геологов.
Возможно как-то взаимосвязаны.
https://www.kommersant.ru/doc/3708863?utm_referrer=https://zen.yandex.com

0

53

Формально начало «Ленинградского дела» - анонимное письмо в ЦК о фальсификациях при подсчёте голосов (приведено ниже).
Анонимное письмо впервые опубликовано в 1987 году.
Но до сих пор не установлен автор анонимки.
Сам он называет себя членом счетной комиссии.
Кутузов приводит письмо без указания архива и реквизитов хранения.
Наверно, письмо в засекреченном деле.
За 31 год так и опубликовано факсимиле письма.
Неизвестно от руки или на машинке.
Для чего нужны сведения об авторе письма?
Вероятно, письмо написано по согласованию с кем-то
из Московского руководства.
Рассмотрев список членов счётной комиссии, проследив их дальнейшие судьбы, можно вычислить анонима.
Конечная цель – определить членов Политбюро – инициаторов Ленинградского дела.
Пока засветился только Маленков.
Материал «Ленинградская X областная и VIII городская объединенная конференция ВКП(б)» пока разыскать не удалось.
«Ленинградское дело», вероятно, возникло ещё в феврале 1942 года.
Тогда слухи об расстреле Попкова и назначении Андрианова.
О этом в ветви: А.А. Жданов, пост № 6

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

ДАЙДЖЕСТ ПРЕССЫ
1987

ЛЕНИЗДАТ
1998 Гг.

«ЛЕНИНГРАДСКОЕ ДЕЛО»

ВЛАДИСЛАВ КУТУЗОВ, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории партии
Ленинградского обкома КПСС

……………………….
'6. •/> и
25 декабря 1948 года закончила свою работу Ленинградская
X областная и VIII городская объединенная конференция ВКП(б). Делегаты подвели итоги более чем восьмилетней работы ленинградских комму¬нистов, в том числе за годы войны и блокады, намети¬ли первоочередные задачи, избрали руководящие ор¬ганы. На состоявшихся после конференции пленумах первым секретарем обкома и горкома был вновь из-бран П. С. Попков, вторым секретарем обкома стал Г. Ф. Бадаев, горкома Я. Ф. Капустин. Оба они ра¬нее тоже работали на этих постах.
Вскоре  после конференции в Центральный Комитет ВКП(б)поступило письмо. Вот его текст: «На Ленинградской X областной и VIII городской партийной конференции я был членом счетной комиссии, и мы, все 35 человек, видели, что фамилии Попкова, Капу-стина и Бадаева были во многих бюллетенях вычеркнуты. (Всего, как выяснилось в ходе проверки, против П. С. Попкова было подано 4, 
Г. Ф. Бадаева — 2, Я. Ф. Капустина — 15 и председателя Лен горисполкома П. Г. Лазутина — 2 голоса.) Однако председатель счетной комиссии тов. Тихонов объявил на этой конференции о том, что эти липца прошли единогласно и обманув образом свыше тысячи делегатов. Очевидно, такой же обман на районных, партийных конференциях и в первичных партийных организациях, когда объявляют об единогласном избрании секрета-рей. Неужели это с ведома Центрального Комитета, как пытался дать нам понять тов. Тихонов. Как это стало возможным в Ленинско-Сталинской большевист¬ской партии?
Боясь репрессий — не подписываюсь».
В начале февраля 1949 года заведующего отделом тяжелой промышленности Ленинградского горкома А. Я. Тихонова вызвали к секретарю ЦК ВКП(б) Г.М. Маленкову.
Несколько лет назад А. Я. Тихонов ушел из жизни. Уже невозможно из первых уст узнать, что заставило его пойти на явный подлог, за который, кстати сказать, он жестоко поплатился. Этот беспринципный поступок А. Я. Тихонова не делал ему чести. Однако, по предположениям людей, работавших в партийном аппарате, это не было его личной инициативой.
……………………….
Диалог, 1987, № 18-19

Отредактировано ABC (2018-09-16 12:48:43)

0


Вы здесь » поговорим о ЛОНИИС » История нашего города » Ленинградское дело - документы